Не исчезнут ли «колхозные» рынки из наших городов?

Фудхолл вместо колхоза

Судьбу Московского рынка почти решили — Фонд имущества представил недавно готовую концепцию его развития — на его площадях чиновники хотят организовать рыбный рынок.

Как надеются в Смольном, новый формат поможет Петербургу «развивать спрос на рыбные деликатесы и редкие виды продукции».

На территории рынка по этому плану должен появиться устричный бар с живыми устрицами, средиземноморская остерия, кафе пан-азиатской кухни, фалафельная и вьетнамское бистро.

Обратите внимание

Что касается Кузнечного рынка, то его передали под управление ГБУ «Агентство по развитию имущественного комплекса» (во временное управление — до проведения торгов).

На территории рыбного рынка по плану города должен появиться устричный бар, средиземноморская остерия, кафе пан-азиатской кухни, фалафельная и вьетнамское бистро.

Осенью внимание властей привлек еще один рынок — Апраксин двор. В октябре проект реконструкции этой территории был утвержден Советом по культурному наследию Петербурга.

Под торговлю в нем отведено в полтора-два раза меньше площадей, чем сейчас, остальное должны занять креативные пространства, апартаменты и гостиницы.

Ускорить процесс «зачистки» рынка требовали некоторые депутаты петербургского парламента.

Арендаторы: «Деньги у нас есть»

Но арендаторы решили бороться за свой бизнес. Иски к чиновникам подали арендаторы Кузнечного, Торжковского, Некрасовского и Московского рынков.

Комитет имущественных отношений нарушает федеральный закон о преимущественном праве выкупа, поэтому арендаторы имеют высокие шансы отстоять свои права, считает директор ООО «Приморский сельскохозяйственный рынок» (управляет Торжковским рынком) Леонид Яцук.

По его словам, правительство постоянно говорит о том, что хочет наполнить бюджет, но не дает нынешним владельцам приватизировать рынки. «Чиновники говорили, что если рынки будут выкуплены, их начнут перепрофилировать и сдавать сетям. Но если сделать там ТРК и ресторанные дворики, то сами рынки вообще исчезнут», — отмечает Яцук.

Важно

Совладелец ООО «Кузнечный рынок» Анастасия Котченко полагает, что Смольный и действующие арендаторы могли бы найти компромисс. «На рынках есть сейчас чем заняться, мало представлено продуктов, старые технологии…

В принципе концепция в стиле Даниловского рынка, которую демонстрировал Фонд имущества, имеет право на жизнь», — говорит она. Но для этого Смольный должен изменить условия предлагаемых договоров, отмечает Котченко.

Например, новому арендатору Кузнечного рынка Фонд имущества предлагает договор на 15 лет за 14,4 млн руб., помимо этого ему необходимо будет вложить в модернизацию объекта 295 млн руб.

«Для инвестора такая схема просто невыгодна, тут нужно либо заключать более длительный договор аренды, либо продать рынок на понятных и выгодных бизнесу инвестусловиях…Деньги у нас есть — можно найти и 300 миллионов рублей, и 500 миллионов. Весь вопрос в условиях договора с администрацией», — говорит она.

«Город может продать рынок ндействующим арендаторам на понятных инвестусловиях. Деньги у нас есть — можно найти и 300 миллионов рублей, и 500 миллионов».

Совладелец другого рынка на правах анонимности сказал, что если в судах не будет применен административный ресурс, то арендаторы их выиграют.

По его словам, КИО и Фонду имущества вряд ли удастся в ближайшие годы осуществить свою программу — суды могут занять минимум два-три года, потому что оспариваться будет каждый шаг чиновников.

Сам он считает, что рынкам нужны изменения, но это могли бы сделать действующие арендаторы, чиновники могли заключить с ними договоры на определенных инвестусловиях.

За помидоры, которые пахнут помидорами

За петербургские рынки вступились и депутаты городского парламента.

Например, парламентарий от КПРФ и бывший сопредседатель Ассоциации собственников и арендаторов Апраксина двора Ирина Иванова отметила в разговоре с РБК Петербург, что на традиционный формат торговли есть спрос — и со стороны потребителей, и со стороны малого бизнеса, которому никогда не удастся зайти в крупные сети.

«Если я хочу купить фермерский творог, помидоры, которые пахнут помидорами, я пойду на рынок», — отмечает она. Власти декларируют поддержку фермерских хозяйств и малого предпринимательства, но передача рынков крупным инвесторам лишает такую поддержку смысла, так как этим предпринимателям негде будет торговать, говорит депутат.

Кроме того, она обращает внимание на то, что рынки в центре — неотъемлемая часть Петербурга.

Совет

Поэтому, по мнению депутата, Апраксин двор должен остаться торговым, так как это «место, исторически предназначенное для торговли».

«Конечно, ему требуется реновация, реконструкция, контроль за нелегальной торговлей, но серьезно перестраивать его не нужно, он должен остаться общедоступным торговым и развлекательным объектом», — уверена Иванова.

Известный петербургский историк Лев Лурье придерживается схожей точки зрения. По его словам, рынками не должно заниматься государство; любая инициатива изменений должна исходить только от бизнеса.

«Рынки в городе притягивают людей, являются центром туризма. Они, конечно, должны развиваться. Но это должно происходить ненасильственно, не «сверху», а «снизу»…

У Апраксина двора, у Сытного рынка, у других рынков есть история, есть свое обаяние, которое нужно постараться сохранить», — отмечает Лурье.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

Мария Элькина, архитектурный критик, член Совета по сохранению культурного наследия:

Источник: https://www.rbc.ru/spb_sz/28/12/2017/5a43bc309a794785952eeeff

“Колхозные” рынки и “оптовки” возвращаются — Центральная профсоюзная газета «Солидарность» — Статьи

Провалом заканчивается многолетняя эпопея с запретом торговать навынос и переводом уличных “базаров” под крышу. В Госдуме, наконец, предложили не стричь всех под одну гребенку и разрешить сбыт продовольственной продукции вне капстроений — в быстровозводимых постройках и с колес.

Депутат-единоросс Елена Панина внесла в палату пакет поправок к Закону о розничных рынках и к Трудовому кодексу РФ. По мнению Паниной, реализация ее закона “облегчит доступ на рынок сельхозпродукции отечественным производителям” и “усилит конкуренцию”. Как следствие, “не допустит резкого увеличения цен” и поспособствует повышению качества товара.

Законопроект делает возможной торговлю сельхозпродукцией не под крышей капитальных строений, при этом непродовольственные товары на “колхозных” рынках по-прежнему будут запрещены. Будет создан закрытый перечень предметов, выставляемых на продажу.

Так, на сельскохозяйственных и кооперативных рынках позволят сбывать “пищевые продукты животного и растительного происхождения, сельскохозяйственную продукцию, поголовье молодняка скота сельскохозяйственных животных и птицы, комбикорма, рассаду, саженцы фруктовых и плодоовощных культур, иную сопутствующую продукцию”. Как исключение из “пищевого” реестра, разрешат продавать минеральные удобрения и сельхозинвентарь. Окончательный перечень определит уполномоченный правительством РФ госорган — по всем прогнозам, Министерство сельского хозяйства.

Законопроект позволяет торговать на розничных рынках в “легковозводимых сооружениях из сборно-разборных конструкций”. Градостроительные и технические требования к ним установят на региональном уровне.

Чтобы рынки успели обустроить в соответствии с нормами закона, введут переходный период на три года (до 1 января 2018 года).

Кроме того, будет допущена мелкооптовая торговля сельхозпродукцией, не прошедшей промышленной переработки, с автотранспортных средств.

Напомним, по Закону о розничных рынках сейчас во всех населенных пунктах и городах торговать должны исключительно в капитальных зданиях, строениях и сооружениях (после очередного переноса сроков — с 1 января 2015 года).

По принятому еще в 2006 году закону, компании, управляющие рынками для реализации товаров (работ, услуг), должны возводить такие сооружения. А временные постройки на розничных и сельскохозяйственных (“колхозных”) рынках должны были демонтировать с 2010 года.

Обратите внимание

В итоге даты вступления закона в силу несколько раз переносились, равно как и сроки застройки рынков, даты приведения в порядок сооружений и оборудования.

Автор проекта сообщает, что сегодня планы по возведению капстроений для торговли на розничных рынках практически не выполняются “из-за отсутствия инвестиций и долгосрочных дешевых кредитных ресурсов”.

А там, где резервы изыскали, крытым рынкам предпочли “принадлежащие крупным торговым розничным сетям супермаркеты, торгующие, в основном, продукцией иностранного происхождения (условия по расчетам за поставленные товары, которые диктуют розничные сети, неприемлемы для российских фермеров и владельцев личных подсобных хозяйств)”.

По нынешнему законодательству на сельхозрынках не менее половины всех торговых мест должно отводиться товаропроизводителям. Как считает депутат, буквальное исполнение нормы приведет к закрытию большинства таких рынков на территории городов, поселков городского типа и сельских районов.

Тогда российские фермерские хозяйства, владельцы личных подсобных хозяйств и дачники не смогут продавать выращенную ими продукцию. А потребителям придется платить втридорога, по цене, которую диктуют торговые сети.

Панина указала на то, что запрет торговать вне капстроений вызовет значительное удорожание стоимости торгового места для сельхозпроизводителей, а это “отрицательно отразится на цене продаваемой продукции”.

По сведениям депутата, сейчас сельскохозяйственные и кооперативные рынки имеют и капитальные сооружения, и широкую сеть павильонов, прилавков, ларьков, стоянок для продажи продукции с транспортных средств. Колхозные рынки — это комплексы, где продается молодняк скота и птицы, комбикорма, удобрения, сельхозинвентарь.

Там организована мелкооптовая торговля и продажа с авто; на этих рынках продаются товары для повседневного обихода, одежда, обувь и многое другое. Ежегодно с апреля по октябрь ведется сезонная продажа с открытых площадок овощей, фруктов, бахчевых самими производителями.

Важно

Невысокая плата за торговое место и простота его получения сельхозпроизводителем позволяют хоть как-то поддерживать наличие доступных по цене и качеству отечественных продуктов. Получается, что закрытие розничных рынков приведет к монополизму крупных торговых сетей, повышению цен на товары и снижению их качества.

Кроме того, сельхозрынки — чуть ли не единственная форма торговли и обеспечения населения продуктами в малых городах и поселках.

Из рубрики “Парламентская хроника”

Источник: https://www.solidarnost.org/articles/articles_4332.html

Научные прелести иркутской «Шанхайки»

В феврале 2016 года труды исследователей, уже не только иркутских, вошли в первую в России книгу об этнических рынках в постсоветском пространстве.

Мы поговорили с научными редакторами издания, учёными Иркутского государственного университета, доктором исторических наук Виктором Дятловым и доктором социологических наук Константином Григоричевым о том, как писалась книга и что нашлось привлекательного в этих «Шанхайках» и «китайках».

— Кому и как пришла идея заняться исследованием этнических рынков?

Дятлов: Миграционную проблематику мы изучаем с 90-х годов. Я занимался ей на примере арабских стран, тропической Африки, а потом увидел, что перед нашими глазами происходит… понял, что это страшно интересно изучать.

Было видно, как в 90-е всё стремительно меняется – сначала одно, а через полгода совсем другое. Ну… революция, а революция не оглядывается назад, она вперёд смотрит и даже историей не интересуется. А мне, как историку, было жалко, что всё это забыто.

Никаких бумаг, отчётностей – ну какие на базарах бумаги? В статистике не отражается, да и статистики как таковой не существовало, государству было не до этого.

Уходит эпоха, и никто о ней не напишет, а наши ученики спросят: перед вами такие революционные события происходили, а вы чем занимались? Это был стимул для исследования.

Пожалуй, с начала нулевых годов мы и прилипли к рынкам: первую статью о «Шанхайке» написали с журналистом Романом Кузнецовым – сейчас она одна из самых цитируемых. Потом присоединился Константин Вадимович (Григоричев – ред.). А главное, что за все эти годы работы мы сумели создать замечательный коллектив.

— Как по-вашему, в лучшую или худшую сторону изменили «китайки» городское пространство Иркутска?

Дятлов: Я даже до сих пор помню этот заголовок в «СМ Номер один» — «Паучьи лапы Шанхайки». Страшно прямо.

Григоричев: Да, здесь очень важно в каком качестве видеть рынок. Если смотреть на него, как на раковую опухоль, паука, то это будет один взгляд. Но ведь у рынка, раз он существует, наверняка есть какие-то важные и нужные для горожан функции. А может даже и для власти.

Мне было интересно посмотреть, как эти китайские рынки влияют на пространство города. Раньше центральный рынок был конкретной локальностью, а сейчас, когда мы говорим «Шанхайка», то имеем в виду не просто площадь Павла Чекотова, а территорию от угла улицы Подгорной до «Карамели» и дальше до автовокзала.

Образовалось аморфное, не связанное между собой пространство.

Дятлов: Хотя на самом деле, формально, рынок «Шанхай» — это один гектар в районе улицы Байкальской, где была сапоговаляльная фабрика.

Григоричев: Но образ-то сформировался. И вот недавний проект – «Торговая ось Иркутска», которую переименовали в «Иркутские кварталы». По сути, пространство, которое охватывает проект, почти совпадает с «Шанхаем». А до того, как образ не возник, представить единое пространство поперёк всех этих улиц было достаточно сложно.

Читайте также:  Действительно ли люди верят в бога?

— То есть, можно сказать, если проект «Иркутские кварталы» завершится, у нас полностью изменится городское пространство?

Дятлов: Оно не полностью изменится, изменится принцип структурирования, надо же делать что-то с этими «шанхаями». Сам проект основывается на идее джентрификации, когда из трущоб нужно сделать что-то благородное.

— И всё-таки, можете привести конкретный пример, как рынок изменил пространство города?

Григоричев: Например, все горожане ощутили, что изменились маршруты транспорта. Ведь всё теперь привязано к этому большому пространству «шанхая».

Дятлов: Да уж, сейчас мимо рынка не проедешь.

Григоричев: А если отвлечься от «Шанхайки», то есть у нас «Китай-город» возле Покровского рынка. Ещё три года назад это было захолустье страшное – туда только на строительный рынок ездили, маршрутов общественного транспорта почти не было.

Один только – раз в час и реже. Сейчас там целая сеть бесплатных автобусов, появился регулярный маршрут автобуса – пришла жизнь. А в основе изменений тот же китайский рынок.

Так что рынки меняют город, и мне интересно посмотреть на них именно с этих позиций.

— Рынок и базар – категория вечная. Так в чём новизна исследуемой вами тематики?

Дятлов: Базар – это вечно, да. Но постсоветский рынок сформировался из людей без рыночного прошлого. Были колхозные рынки, барахолки, но это был примитивный обмен и продажа излишков. Основанная масса людей была вне рынка.

Совет

Даже слово ругательным считалось – не зря в 90-х появилось выражение «Сейчас никто не работает – все торгуют». Государство тогда сказало: делайте, что хотите.

Этнический рынок, если меня не подводит память, возник в Иркутске в 1992 году, когда нахлынула волна китайских торговцев.

Вы даже представить себе не можете, как было тогда страшно, когда в магазинах ничего нет. Я приезжал в Москву в библиотеках поработать и не мог кусок мыла купить. И вдруг волна китайских челноков с этими сумками – мечтами оккупанта. Привозят штаны полосатые, то, другое – всё нужное и доступное. Торговать им негде было – ходили по домам, по организациям, на улице Урицкого стояли.

Я в какой-то момент по Урицкого даже ходить перестал – народ толчётся, крик, гам, воняет – ужас. Газеты остервенело писали: куда власть смотрит. А власть единственное что могла, так организовать место – как раз сапоговаляльная фабрика разорилась, место освободилось.

Там сначала на земле раскладывали товары, торговали, а потом пространство разрослось на десяток рынков с разными собственниками.

— Какова особенность китайского рынка?

Григоричев: C 90-х у нас сложился образ китайского рынка: наполненного китайцами, кривоколенного, со всеми этими переулками, где непонятно какая жизнь и законы.

Но уже довольно давно китайцы не одни там работают – есть и азербайджанцы, и киргизы, и представители других национальностей. Мы же привыкли называть это китайскими рынками, несмотря на то, что сущность места, где китайцы торгуют китайскими товарами, давно ушла.

Даже если там будут полностью торговать только русские продавцы, его всё равно будут называть китайским.

Дятлов: Кстати, рынок и «шанхаем» назвали не случайно. Слово, как символ, появилось до революции в урбанизацию, когда вокруг города начали формироваться трущобные посёлки. Как возник это рынок – его сразу «шанхаем» и прозвали, а потом уже и официально название зарегистрировали.

— Прочитала в выпущенной вами книге, что китайские рынки в настоящее время маргинализировались – то есть, можно сказать, что они в какой-то момент исчезнут, умрут?

Дятлов: В 90-е годы народ сильно обеднел, система снабжения рассыпалась, и на помощь людям пришли рынки, любые. Помню, покупал мешок сахара на рынке, вёз домой на саночках – и да, это было дешевле! Теперь под страхом смерти не потащу.

Теперь всё изменилось – появились фирмы с логистикой, склады, ритейлерские сети, крупные магазины. Рынки уже не играют такой жизненной роли. Человек, который в 90-х джинсы на «Шанхайке» покупал, теперь на неё не пойдёт – там и примерить негде. Рынки вытесняются – с центра городов их выдавливают на окраины.

Обратите внимание

Исчезнут ли? Китай – мастерская мира, а это надолго. Формы рынка будут разве что меняться.

— Мы выяснили, как повлияли рынки на городское пространство, а самих горожан они как-то изменили?

Григоричев: Мне кажется, что одно из главных значений китайских рынков – знакомство горожан со внешним миром. Китайцы стали первыми иностранцами, с которыми можно было пообщаться вот так, по делу, а не по поводу приёма делегаций.

Через них начал выстраиваться образ зарубежной Азии. Если глобально посмотреть, то китайские рынки стали инструментом включения простого горожанина в трансграничные всемирные сети.

Если подумать, откуда берутся эти безделушки, которые мы покупаем на рынках, то узнаем, что есть два торговых потока из северо-восточного Китая к нам через Манчжурию и с западного Китая, через Киргизию и Казахстан. Два потока встречаются у нас на рынке.

Так что китайский рынок – это не просто китаец и россиянин, это огромная цепочка, в которой в самом начале может быть китаец, а тут мы это купим как настоящий киргизский товар.

Дятлов: А ещё, в 90-е годы рынок объединял. Межэтнических конфликтов там не было. Не было и жёсткой конкуренции нашего с китайским бизнесом – скорее сотрудничество на базе китайского товара.

Григоричев: Кстати, рынки ещё соединяют Иркутск с районами области. Навьюченные тюками Istana – куда они идут? Они идут в районы – в Усолье и дальше. В 90-х и сейчас они соединяют город и регион. Эта такая положительная функция, которая на первый взгляд незаметна.

— Понятно, что рынки сейчас не на пике популярности, но может ли что-то случиться, чтобы они возродились?

Дятлов: Борьба с китайскими рынками идёт, для владельцев крупных торговых центров они как бельмо на глазу. Рынки пытаются выдавить на окраины. Однако, как показывает советская история, значение базара возрастает во времена кризиса.

Во время войны, в 90-е годы на рынки перемещалась жизнь. Как только тяжело, и прежняя, отлаженная система даёт сбой или парализуется, люди переходят на базары. Они примитивные и потому устойчивые.

Если этот кризис зайдёт уж очень далеко, то я уверен, что рынки под открытым небом опять возродятся.

Книга «Этнические рынки в России: пространство торга и место встречи» доступна для чтения в интернете на платформе для публикаций научных работ «Академия».

Екатерина Тимофеева15:31, 03 марта 2016

Источник: https://ircity.ru/articles/11081/

Современный сельскохозяйственный рынок — Строительный Портал

Во времена СССР любой знал, что отправляться за свежими молочными продуктами или фруктами лучше всего на колхозный рынок, где были представлены сельскохозяйственные товары, произведённые не только в колхозах и совхозах, но также на личных садовых участках. Не менее актуальны рынки и сегодня.

Правда, современный сельскохозяйственный рынок – это уже не просто ещё один торговый павильон наряду с супермаркетом за углом. Посетители рынка приходят сюда за разнообразием, свежестью и качеством.

Чтобы не обмануть их ожиданий, необходимо строить новые и реконструировать старые рыночные комплексы, а также активно популяризировать рынки.

Современный розничный рынок

Сегодня сельскохозяйственный рынок, где свою продукцию представляют фермеры близлежащих областей и соседних регионов, – это важнейший объект торговли, в первую очередь дающий покупателю выбор между привозными продуктами, реализуемыми в торговых сетях, и товарами локальных производителей.

Важнейшее отличие рынка от супермаркета или даже популярных в последнее время «магазинов шаговой доступности» – это сокращение цепочки поставок готовой продукции.

Важно

С одной стороны, это приводит к снижению издержек при обращении товаров и, в конечном счёте, к сокращению цены для покупателя (при одновременном повышении цены продажи для производителя). С другой стороны, такая короткая логистическая цепочка – это сокращение времени доставки продовольствия от сельхозпроизводителя к конечному потребителю.

Иными словами, благодаря рынкам люди могут повысить потребление свежей продукции, не подвергшейся термической или химической обработке с целью увеличения срока хранения.

В отличие от супермаркета на сельскохозяйственном рынке покупатель может найти более широкий ассортимент товаров, ведь торговые сети стараются представить на своих полках лишь наиболее востребованные продукты (зато из максимального числа товарных категорий). Эта особенность делает современный рынок ориентированным на наиболее широкую аудиторию, не сегментированную по возрасту или уровню дохода. За счёт ассортимента свои потребности здесь могут удовлетворить все желающие.

«Основное преимущество рынка перед супермаркетом – это, конечно, возможность выбора товара разных поставщиков. Если в супермаркете у вас максимум 3-4 вида помидоров, то на рынке тех же самых помидоров можно найти до 20-30 видов. Ни в одном супермаркете нет такого выбора», – считает Кирилл Кандауров, сотрудник службы эксплуатации Велозаводского рынка (Москва).

Сельскохозяйственный рынок не ограничивает и диапазон поставщиков. Крупные товаропроизводители приходят сюда со своей продукцией через промежуточное оптовое звено, что также позволяет снизить издержки на логистику.

А небольшие предприятия могут торговать напрямую.

К слову, для мелких производителей рынок – это фактически единственный способ прямой реализации своей продукции, поскольку доступ для них в крупные торговые сети попросту закрыт из-за жёстких требований по упаковке, условиям доставки и т.п.

Одна из основных экономических функций современных рынков – это формирование здоровой конкуренции между представителями всей сельскохозяйственной отрасли, избавление от перекупщиков (развитие небольших рыночных комплексов, где свою продукцию могут представлять даже индивидуальные фермерские хозяйства, делают работу перекупщиков бессмысленной). Кроме того, рынки были и остаются площадкой для общения производителя товара и его потребителя, а также производителей между собой.

Конечно же, современный рынок – это уже не просто нагромождение деревянных прилавков или собственного транспорта товаропроизводителей. Это оборудованный комплекс, соответствующий всем санитарно-гигиеническим нормам, современная инженерная инфраструктура, новые процедуры управления и стандарты качества обслуживания.

Надо отметить, что по своему устройству и способу привлечения покупателей современные российские рынки постепенно приближаются к торговым площадкам западных коллег из Европы и США. Там рынки часто представляют собой не только набор прилавков, но и культурно-развлекательные центры, которые интересно посещать всей семьёй.

Вот, к примеру, что пишут о рынке в столице Латвии: «Рижский Центральный рынок на самом деле является настоящим местом для развлечений. Он затягивает в круговорот сплетен, смеха и разнообразия. Незаметно появляется убеждение, что рынок с каждым годом становится милее, ухоженнее, справедливее, ответственнее и современнее».

Строить всерьёз и надолго

Источник: https://skosr.ru/dizayn/sovremenny-selyskohozyaystvenny-rnok.html

Нужны ли вам вещевые рынки?

актуальная тема

ПРЯМЫЕ ИНВЕСТИЦИИ / №02 (58) 2007 ■

Такого явления, как вещевые рынки, практически нет в экономически развитых странах (не считая «блошиных»). Главы российских регионов ответили на вопрос журнала «ВЕСТИ»:

Нужны ли вам вещевые рынки?

Валерий Шанцев,

губернатор Нижегородской области:

«Ситуация на рынках Нижегородской области, в том числе и вещевых, до недавнего времени напоминала мне Москву 1993 года. Одно дело примерить вещь в комфортных условиях, совсем другое—на улице.

Конечно, будущее — за большими чистыми торговыми центрами, где в одном месте можно сделать все необходимые покупки, не опасаясь подхватить какую-нибудь инфекцию.

В 2006 году правительством Нижегородской области были приняты три постановления, упорядочивающие всю систему рыночной и мелкорозничной торговли.

Согласно новым правилам, вся торговля на рынках должна быть приведена к европейским стандартам — вестись либо в торговых центрах, либо в крытых павильонах со строгим разделением торговых мест. Все это актуально и для вещевых рынков. Действия регионального правительства направлены на упорядочение торговли, но ни в коем случае не на ее сокращение.

Правительство области не собирается закрывать рынки. Мы даем срок их руководителям для организации торговли в соответствии с требованиями закона, пожарной безопасности. Это не временная кампания, а целенаправленная работа, четкого выполнения которой мы будем требовать от всех органов местного самоуправления».

Николай Максюта,

глава администрации Волгоградской области:

«Еще до появления федераль-

ного закона о розничных рынках в ноябре прошлого года нами были разработаны «Концепция развития рынков Волгоградской области» и «Концепция развития придорожной инфраструктуры и сервиса автомобильных дорог Волгоградской области» на 20072010 годы.

В них нашли отражение основные принципы политики региональных властей в сфере торговли: создание условий для выхода рынков из теневой экономики; принятие эффективных мер по защите прав потребителей; внедрение современных торговых технологий».

Читайте также:  Кинохиты. как создавались главные темы к фильмам про джеймса бонда и «розовую пантеру»?

Ильсур Метшин,

мэр Казани:

«Любой уровень торговли должен быть представлен. Особенно в таких крупных городах, как Казань. Должны быть и «блошиные» рынки, и колхозные, и магазины в шаговой доступности, и супермаркеты. Пока сохраняется слишком большой диспаритет между уровнем доходов горожан, мы не можем отказаться от вещевых рынков. Но располагаться такие рынки должны, думаю, не в центре города, а в пригороде».

Александр Черногоров,

губернатор Ставропольского края:

«Наше правительство планомерно занимается вопросами организации работы рынков и обеспечением безопасности граждан на них. На этом направлении край достиг определенных успехов. Вдоль дорог исчезли «базары». Центры торговли благоустроены. Край занимает центральное геополитическое положение на Кавказе, и потому три вещевых рынка

А,

в Пятигорске за последние десятилетие стали крупнейшими в ЮФО».

Виктор Кресс,

губернатор Томской области:

« Ж и з н е -стойкость «базаров» определяется наличием спроса. Тем более что цены там ниже. Необходимо отметить, что в процессе «эволюции» барахолки претерпели ряд существенных изменений. Сейчас для них характерна товарная специализация — на одном прилавке редко увидишь шубы, обувь, детскую одежду.

Совет

Рынки стали более цивилизованными — появляются павильоны, примерочные, есть возможность обменять товар и т.д. Кроме того, на вещевых рынках сегодня все больше и больше качественных вещей, хотя проблема контрафактной и низкокачественной продукции по-прежнему остается очень острой.

Но не только этим объясняется нужность вещевых рынков. Они до сих пор играют роль своеобразной стартовой площадки, места «первоначального накопления капитала». Многие предприниматели, начинавшие свою карьеру на вещевых рынках, изменили свой статус, уйдя с полулегального, «базарного» бизнеса в легальный.

Я соглашусь с тем, что вещевым рынкам можно пока еще приписывать «социальную функцию» в плане того, что они являются спасением для малообеспеченного населения, которое не имеет финансовых возможностей приобретать аналогичные вещи в магазинах.

Появление крупных супер- и ги-пермаркетов неизбежно приведет к сокращению «базаров», хотя полностью от них избавиться невозможно, что дока-

Й*

зывает пример высокоразвитых стран».

| Сергей Морозов,

губернатор Ульяновской области:

«Считаю, что со временем вещевые рынки как явление уйдут в прошлое. Уже сейчас ульяновцы все больше отдают предпочтение магазинам, в том числе крупным оптово-розничным центрам. Качество обслуживания в них намного выше. Также не следует забывать и о самих продавцах. Сегодня условия труда на вещевых рынках оставляют желать лучшего».

Александр Ткачев,

губернатор Краснодарского края:

«Сегодня в крае работает 34 вещевых рынка. Большинство торговых мест на таких рынках не отвечает санитарным, противопожарным и другим требованиям, а 90% товара не имеет документов, подтверждающих его происхождение, качество и безопасность. Кроме того, земельные участки под рынками используются крайне неэффективно.

Дело не только в том, что органам власти такая головная боль не нужна. Вещевые рынки просто изживают себя. В последнее время в крупных городах края заметно снизился товарооборот — покупатели предпочитают отовариваться в современных магазинах по тем же ценам, но с большим комфортом.

Региональная стратегия развития потребительского рынка предусматривает постепенную замену рынков многоуровневыми и многопрофильными торговыми комплексами».

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/nuzhny-li-vam-veschevye-rynki

Рынок XXI века

Во времена СССР любой знал, что отправляться за свежими молочными продуктами или фруктами лучше всего на колхозный рынок, где были представлены сельскохозяйственные товары, произведённые не только в колхозах и совхозах, но также на личных садовых участках.

Во времена СССР любой знал, что отправляться за свежими молочными продуктами или фруктами лучше всего на колхозный рынок, где были представлены сельскохозяйственные товары, произведённые не только в колхозах и совхозах, но также на личных садовых участках. Не менее актуальны рынки и сегодня.

Правда, современный сельскохозяйственный рынок – это уже не просто ещё один торговый павильон наряду с супермаркетом за углом. Посетители рынка приходят сюда за разнообразием, свежестью и качеством.

Чтобы не обмануть их ожиданий, необходимо строить новые и реконструировать старые рыночные комплексы, а также активно популяризировать рынки.

Обратите внимание

Современный розничный рынок

Сегодня сельскохозяйственный рынок, где свою продукцию представляют фермеры близлежащих областей и соседних регионов, – это важнейший объект торговли, в первую очередь дающий покупателю выбор между привозными продуктами, реализуемыми в торговых сетях, и товарами локальных производителей.

Важнейшее отличие рынка от супермаркета или даже популярных в последнее время «магазинов шаговой доступности» – это сокращение цепочки поставок готовой продукции.

С одной стороны, это приводит к снижению издержек при обращении товаров и, в конечном счёте, к сокращению цены для покупателя (при одновременном повышении цены продажи для производителя).

С другой стороны, такая короткая логистическая цепочка – это сокращение времени доставки продовольствия от сельхозпроизводителя к конечному потребителю. Иными словами, благодаря рынкам люди могут повысить потребление свежей продукции, не подвергшейся термической или химической обработке с целью увеличения срока хранения.

В отличие от супермаркета на сельскохозяйственном рынке покупатель может найти более широкий ассортимент товаров, ведь торговые сети стараются представить на своих полках лишь наиболее востребованные продукты (зато из максимального числа товарных категорий). Эта особенность делает современный рынок ориентированным на наиболее широкую аудиторию, не сегментированную по возрасту или уровню дохода. За счёт ассортимента свои потребности здесь могут удовлетворить все желающие.

«Основное преимущество рынка перед супермаркетом – это, конечно, возможность выбора товара разных поставщиков. Если в супермаркете у вас максимум 3-4 вида помидоров, то на рынке тех же самых помидоров можно найти до 20-30 видов. Ни в одном супермаркете нет такого выбора», – считает Кирилл Кандауров, сотрудник службы эксплуатации Велозаводского рынка (Москва).

Сельскохозяйственный рынок не ограничивает и диапазон поставщиков. Крупные товаропроизводители приходят сюда со своей продукцией через промежуточное оптовое звено, что также позволяет снизить издержки на логистику.

А небольшие предприятия могут торговать напрямую.

К слову, для мелких производителей рынок – это фактически единственный способ прямой реализации своей продукции, поскольку доступ для них в крупные торговые сети попросту закрыт из-за жёстких требований по упаковке, условиям доставки и т.п.

Одна из основных экономических функций современных рынков – это формирование здоровой конкуренции между представителями всей сельскохозяйственной отрасли, избавление от перекупщиков (развитие небольших рыночных комплексов, где свою продукцию могут представлять даже индивидуальные фермерские хозяйства, делают работу перекупщиков бессмысленной). Кроме того, рынки были и остаются площадкой для общения производителя товара и его потребителя, а также производителей между собой.

Конечно же, современный рынок – это уже не просто нагромождение деревянных прилавков или собственного транспорта товаропроизводителей. Это оборудованный комплекс, соответствующий всем санитарно-гигиеническим нормам, современная инженерная инфраструктура, новые процедуры управления и стандарты качества обслуживания.

Надо отметить, что по своему устройству и способу привлечения покупателей современные российские рынки постепенно приближаются к торговым площадкам западных коллег из Европы и США. Там рынки часто представляют собой не только набор прилавков, но и культурно-развлекательные центры, которые интересно посещать всей семьёй.

Важно

Вот, к примеру, что пишут о рынке в столице Латвии: «Рижский Центральный рынок на самом деле является настоящим местом для развлечений. Он затягивает в круговорот сплетен, смеха и разнообразия.

Незаметно появляется убеждение, что рынок с каждым годом становится милее, ухоженнее, справедливее, ответственнее и современнее».

Строить всерьёз и надолго

На развитие подобных проектов в российских регионах выделяются значительные средства. Кроме того, рынки фермерских продуктов являются самостоятельным и весьма активно развивающимся направлением бизнеса для частных инвесторов и девелоперов.

Столь серьёзное внимание бизнеса к современному рынку требует использования самых современных технологий строительства новых и реконструкции старых рыночных комплексов, обеспечивающих гарантированный возврат инвестиций. Рынок – это проект с достаточно большим сроком окупаемости, так что строить приходится всерьёз и надолго.

Например, известно, что сельскохозяйственные хранилища отличаются влажной и агрессивной средой, длительное существование в которой без ухудшения внешнего вида и эксплуатационных характеристик могут выдержать не все строительные материалы. Да и не все они соответствуют жёстким современным санитарно-гигиеническим нормам.

«В сфере сельскохозяйственного строительства, как и во многих других областях, широкое применение нашли материалы на основе оцинкованной стали с защитными полимерными покрытиями. Эти материалы отличаются высокими антикоррозионными характеристиками, что будет препятствовать их разрушению из-за влажности.

Кроме того, гладкие покрытия дают возможность соблюдать санитарно-гигиенические нормы в торговых помещениях и хранилищах, поскольку они легко очищаются от загрязнений», – говорит Сергей Якубов, руководитель департамента «Фасадные системы и ограждающие конструкции» Группы компаний Металл Профиль, лидера по производству кровельных и фасадных систем в России.

Источник: http://www.EstateLine.ru/articles/20438/

Все места на рынках заняты перекупщиками

Но цены у перекупщиков, как правило, чересчур низкие. К примеру, белокочанная капуста на рынке в Челябинске стоит сейчас 8 рублей за килограмм, тогда как посредники скупают ее по 4-5 рублей. Если и пустят фермера на рынок, то предварительно получив от него добровольно взятое на себя обязательство торговать по нужной цене.

— Мы обзвонили большинство челябинских рынков, и, со слов их директоров, все обстоит замечательно, — говорит главный специалист отдела пищевой и перерабатывающей промышленности минсельхоза Челябинской области Анна Печорина.

— Якобы площади для торговли можно арендовать свободно — торговые места выделены, но крестьяне сами не хотят торговать. На самом-то деле это не так.

В большинстве случаев можно только сдать продукцию по негласно установленной цене.

На большинстве челябинских рынков, куда удалось дозвониться корреспонденту «РГ», администратор отвечал, что свободных мест уже нет — все заняты и единственный возможный вариант — сдать продукцию реализаторам. Свободные места нашлись лишь на нескольких рынках. На Центральном рынке за один день торговли фермеру или сельхозкооперативу надо заплатить 100-120 рублей, на рынке «Меридиан» — 150 рублей.

— Сейчас сильно сгущают краски, — посетовала директор продовольственного рынка «Меридиан» Людмила Попова. — По крайней мере на наш рынок можно попасть свободно, для производителей все условия созданы. А те, кто арендует места, — я откуда знаю, перекупщики они или кто? Естественно, сейчас весь бизнес построен на перекупке. У нас есть бесплатные места для пенсионеров и садоводов.

Приедут фермеры — мы и им дадим место, мы ведь тоже заинтересованы выручку получить. Но вы и другое поймите: чтобы фермерам привезти свою продукцию в Челябинск, им нужно машину найти, за бензин заплатить, водителю заплатить, отстоять и отторговать. Поэтому не надо винить одних только продавцов — у них труд тоже не очень легкий. Да и фермеры сами заинтересованы быстрее оптом продать.

Аренда одного бокса или торгового места стоит в Челябинске от 10 до 20 тысяч рублей в месяц — в зависимости от обустроенности рынка и удобств для продавцов. Естественно, чтобы заплатить эти деньги, индивидуальным предпринимателям приходится взвинчивать цены. Получается, что торговля по себестоимости возможна сейчас только на стихийных рынках.

Совет

В министерстве сельского хозяйства Челябинской области подсчитали среднюю торговую надбавку на самые ходовые «рыночные» продукты, которые поставляются в областной центр по цепочке «сельхозпроизводитель — перекупщик — продавец на рынке». Результаты оказались удручающими и для сельских товаропроизводителей, и для самих крестьян: их продукция дорожает практически в два раза.

В этом году в Челябинской области небывалый урожай картофеля — с полей будет убрано 130 тысяч тонн. Хранилища хозяйств переполнены, казалось бы, цена должна пойти вниз, но она «зависла» в районе 7 рублей за килограмм.

Как ни странно, но самая низкая торговая наценка на молоко.

Во-первых, его средняя закупочная цена по области и так невелика — 7 рублей за литр (до 18-20 оно дорожает уже в процессе переработки вследствие неизбежных производственных затрат).

Читайте также:  За что мы любим кофейни?

Во-вторых, молоко — единственный продукт, который заводы принимают у населения напрямую. Если бы такая же схема действовала в отношении мяса и овощей, эти продукты попали на наш стол более дешевыми.

После заявлений Владимира Путина о засилье перекупщиков на российских рынках губернатор Челябинской области Петр Сумин дал официальное поручение своим подчиненным в двухмесячный срок навести порядок на рынках и предоставить крестьянам торговые площади, минуя посредников.

Мэр Челябинска Михаил Юревич тут же распорядился организовать торговлю сельхозпродукцией прямо с машин на всех городских площадях. Вереница сельских автомашин с дешевыми овощами, видимо, потянется в город. Но это только до первого снега.

После завершения осенних ярмарок покупатель столкнется все с теми же перекупщиками на рынке.

— Наверное, сегодня назрела необходимость создания фермерских продовольственных рынков, которые контролировались бы государством, — считает министр сельского хозяйства Челябинской области Иван Феклин.

— Надо возрождать колхозные рынки, где можно было бы торговать только представителям хозяйств и по низким ценам. Но опять же — как быть с выделением земли, с организацией охраны, закупкой оборудования, другими расходами.

Сейчас в Законодательном собрании Челябинской области размышляют над этими вопросами.

Обратите внимание

Еще одним решением проблемы могли бы стать централизованные закупки со стороны государства для своих нужд. Тем более что трудности с реализацией все острее чувствуют и в крупных хозяйствах.

— Спрос в торговле на молочную продукцию приближается к пределу, который обусловлен покупательской способностью граждан, — говорит министр сельского хозяйства Челябинской области Иван Феклин. — Об этом свидетельствует тот факт, что молочные заводы перегружены готовой продукцией длительного хранения — сливочным маслом, сухим молоком, творогом.

Выход из этой ситуации, по большому счету, один — необходимо каким-то образом увеличивать потребление молочной продукции. Например, возобновить закупки продовольствия для государственных нужд: для армии, тюрем, различных федеральных учреждений.

Или принимать на уровне государства социальные программы, которые сделают такую богатую белком продукцию, как молоко, доступной для детей в садиках, школах. С мясом примерно так же. Перерабатывающая промышленность стремится закупать мясо дешевле, как предлагают зарубежные поставщики. Но из-за границы идет мясо замороженное, содержащее различные химические добавки.

Здесь нужна воля государства, чтобы снизить квоты на поставки импортного мяса. Все это должно быть предусмотрено в законе о развитии сельского хозяйства, который никак не могут принять наши законотворцы.

  •  Мясо говядины — наценка в среднем 100 %, или 2 раза (средняя розничная цена на 1 октября 2006 года 125 рублей за один килограмм — закуп производят по 63,5 рубля за 1 килограмм).
  •  Мясо свинины — наценка в среднем 70%, цена реализации в 1,7 раза выше (торгуют по цене 129 рублей за один килограмм, а скупают по цене 73 рубля за кг).
  •  Картофель свежий — наценка в среднем 80% (средняя розничная цена по Челябинской области 8 рублей 20 копеек, а скупают у населения по цене 2-5 рублей за 1 килограмм).
  •  Капуста белокочанная — наценка в среднем 40% (закуп 5 рублей, розничная цена 8,3 руб./кг).
  •  Морковь — наценка в среднем 50% (закуп 7 рублей, розничная цена 13,1 руб./кг).
  •  Свекла — наценка в среднем 40% (закуп 8 рублей, розница 12,9 руб./кг).
  •  Лук-репка — наценка в среднем 20% (закуп 12 рублей, розница 15,1 руб./кг).

   комментарий

Сергей Глазьев:  — Сегодня на продовольственных рынках крупных городов сложилась «криминальная монополия», которую надо разрушить. Лишь в Москве ее на рынке защищают около 100 тысяч «бойцов».

И чтобы воспрепятствовать свободной конкуренции, они пускают в ход не только кулаки, но и огнестрельное оружие. Ведь на кону — 200- 300 процентов прибыли. Зато россияне при этом платят за продукты в пять — десять раз больше, чем получает за них производитель.

При свободной конкуренции, пока товар идет от грядки до прилавка, такая чудовищная разница невозможна.

На федеральном уровне обеспечить свободный доступ на рынок сельхозпроизводителям и отсечь криминальных перекупщиков можно с помощью ряда радикальных мер. Во-первых, необходимо под эгидой государства создать альтернативную сеть поставок продовольствия в регионы по прямым договорам с сельхозпроизводителями.

Для этого за счет своей собственности и средств организовывать посреднические компании, открывать муниципальные магазины, чтобы показать людям, какими должны быть цены. Кроме того, министерство регионального развития должно стимулировать создание межрегиональных торгово-посреднических структур.

Во-вторых, надо предусмотреть для муниципальных и региональных властей механизм товарных интервенций. Чтобы при появлении малейшего дефицита те или иные продукты можно было бы «выбрасывать» в магазины и тем самым удерживать цены.

В-третьих, на федеральном уровне вести мониторинг за ценами на продовольственном рынке страны.

Нормализовать ситуацию на рынках страны частично можно уже за 4 месяца, одновременно вместе с правоохранительными органами начав «чистку» частных торговых сетей от криминала. Для этого свое слово должна сказать и антимонопольная служба.

Подготовила Татьяна Зыкова

Источник: https://rg.ru/2006/10/13/perekupshiki.html

История СССР :: Мясо

?☀️ Svetorusie (svetorusie) wrote,
2018-06-21 19:16:00☀️ Svetorusie
svetorusie
2018-06-21 19:16:00Categories:

  • общество
  • еда
  • история

В начале 80-х по производству мяса на душу населения Советский Союз уступал лишь нескольким странам, в том числе США (108 кг/год) и Великобритании (69 кг/год). При этом, когда говорят, что в СССР на одного человека приходилось 60 кг мяса в год, имеют в виду официально учтённую продукцию. А ведь были ещё: – продукция, выращенная в частном секторе;

– выращенная в колхозах и совхозах неучтёнка.

И никто толком не знает, сколько именно её было. Академик Т. Заславская полагает, что в Западной Сибири до 30% продукции оставалось «в тени». А это уже около 85-90 кг мяса на человека, по крайней мере в этом регионе. В Закавказье же или на Украине, где жили богаче, могло быть и по 100 кг мяса в год на человека.

В целом же мясо на стол граждан попадало десятью основными способами:

Магазины. В СССР по государственным ценам мясо продавалось в специализированных магазинах «Мясо», универсамах и магазинах «Продукты». Цены на продукцию были фиксированными: свинина по 220, говядина по 200, баранина по 180.

На стенах мясных отделов, как правило, висела схема разделки туши.

Помимо собственно мяса в советские продуктовые магазины поступали различные мясные изделия: колбасная продукция (колбасы, сардельки, сосиски), ветчина, пельмени, а также различные консервы, начиная с тушёнки и заканчивая голубцами.

Кулинарии. Наряду с обычными магазинами в СССР существовала сеть «кулинарий», где продавались различные мясные полуфабрикаты: азу, гуляш, шницель, антрекоты, котлеты, тефтели, биточки, голубцы, ёжики и т.п. Многие до сих пор с теплотой вспоминают вкус тогдашних котлет из кулинарии.

Из-под полы. Ни для кого не секрет, что в любом обществе существует особая категория граждан, которые получают истинное удовлетворение от того, что продают нечто и получают с этого «навар».

Важно

Понятно, что людей с таким инстинктом в советской торговле было немало. С приходом же к власти Хрущёва у подобных людей появилась реальная возможность озолотиться.

Дело в том, что упрямо изыскивая способы посрамления Америки, Никита Хрущёв распорядился скупить у колхозников без всяких колебаний всю их рогатую живность.

Однако с наступлением холодов выяснилось, что колхозы и совхозы не готовы к размещению и содержанию скупленных коров, и их пришлось частично забить. Из-за этого к 60-м годам количество стад стало уменьшаться, и, как следствие, производство мяса стало падать.

Тут-то торговцы мясных отделов и сообразили, что раз мяса по госценам на всех не хватает, то товар можно просто убирать под прилавок, а затем продавать его по повышенным ценам «из-под полы» наиболее понятливым потребителям.

Такой вот товар, который был в магазинах, но под прилавком (под полой), ошибочно именовали «дефицитом».

Коопторг. В сельской местности и малых городах система кооперативной торговли была основной, что снабжала население мясом. Именно в коопторг, а не в колхоз сельские жители стремились сдавать своё мясо.

И это неудивительно, ведь закупочные и отпускные цены в коопторге были выше государственных. Так в частности, через систему кооперативной торговли говядину можно было приобрести по 300 -350 за кг, а полукопчёную колбасу – по 6 рублей.

Как правило, никаких очередей в коопторге не было, даже в конце 80-х.

Рынки. По состоянию на 1985 год в СССР постоянно работало 8 088 колхозных рынков, на которых было около полутора миллиона торговых мест. И они не пустовали.

В больших и средних городах рынки работали ежедневно, в мелких – по выходным, обычно с утра.

Цены по стране сильно колебались: от кооперативного уровня в 300 –350, до пяти рублей в местах с повышенным спросом, и даже до десяти (за вырезку) на элитных рынках в Москве.

Совет

Впрочем, москвичам были доступны и обычные колхозные рынки в собственных районах, где без всяких очередей можно было приобрести мясо по негосударственным ценам – тем, что сейчас в любом магазине, то есть рыночным.

Общепит. В Советском Союзе работало примерно 350 000 столовых – по одной на каждую тысячу человек населения (включая стариков и младенцев), из них в России – 170 000. Одновременно в столовых могли поесть свыше 20 миллионов человек.

Про столовые на предприятиях все почему-то забывают, но через них проходили огромные объёмы мяса, сопоставимые с объёмами мясной госторговли, в том числе и в глубинке, где «мяса по госцене» якобы «никогда не было». А то, что советские граждане каждый день ели различные мясные блюда у себя на заводе (фабрике, доме отдыха, институте, школе, детском саду и т.п.), совсем забылось. А надо бы вспомнить.

Обычная цена обеда (первое и второе с мясом) – от 40 до 60 копеек. На минимальную зарплату (70 рублей) можно было сытно покушать более сотни раз – по четыре раз в день. Впрочем, был и рыбный день. Один в неделю.

Все его помнят и до сих пор ругают, забывая, что он был рыбный только потому, что остальные дни в СССР были мясные.

Развивая тему общепита, стоит также упомянуть различные кафе, рестораны и буфеты, где также подавались мясные блюда.

Фаст-фуд. В Советском Союзе, как ни странно, был свой фаст-фуд.

В различных специализированных забегаловках, а также с тележек у уличных торговцев можно было купить мясные пирожки, чебуреки, беляши и даже советские гамбургеры, которые народ окрестил микояновскими котлетами.

Более того, наряду с «пирожковыми» и «чебуречными» существовали ещё «пельменные» и «шашлычные». Последние были особенно популярны в южных районах СССР.

С рук. Во времена Брежнева, когда мясо в магазинах стало по-настоящему дефицитным, многие граждане, чья работа была связана с мясом, стали выносить его с работы (ну то есть подворовывать).

Как правило, это были работники мясокомбинатов и общепита. В народе их именовали «несунами». Часть мяса «несуны» оставляли себе, а другую (большую) часть они продавали знакомым (как правило по госценам).

По знакомству также можно было приобрести мясо с подсобного хозяйства.

Подсобное хозяйство. У многих колхозников на откорме был поросёнок, а то и два (свинья за лето вырастает до 100-120 кг живого веса). Во большинстве мест, особенно на русском юге и Северном Кавказе люди за лето на дачах выращивали два-три десятка кур на подножьем корму. Иногда и гусей (при наличии водоёма).

Охота. В некоторых регионах СССР (Север, Сибирь) охота являлась одним из основных источников мяса, причём не со времён советской власти, а исконно – как традиция местного населения. Впрочем, и охотники-любители из городов регулярно приносили домой увесистые части туши кабанов, лосей, не говоря о всяких утках, тетеревах и рябчиках.

[

Источник: https://svetorusie.livejournal.com/117803.html

Ссылка на основную публикацию