Кого мы потеряли этой осенью? памяти «чёрного лукича» вадима кузьмина

Светлый Лукич — Православный журнал «Фома»

Вадим Петрович Кузьмин, которого чаще звали по наименованию его группы — «Черный Лукич», был одним из «отцов-основателей» направления, называемого «сибирским панк-роком». Близкий друг Егора Летова и Янки, когда-то именно он познакомил их между собой.

Тем, кто не слушал его песни последних лет, часто представляется — из-за его причастности к сибирскому панку, да еще и из-за названия «Черный Лукич» — что творчество должно быть мрачным и тяжелым. Однако он часто на концертах вспоминал высказывание одной своей знакомой: «Какой ты Чёрный Лукич? Ты Белый Петрович!».

Его песни, так же, как и он сам — сочетание простоты и глубины, жизнерадостности и пронзительности.

Всё не век горевать всё не век чашу пить

Будет время встречать будет время любить

А пока подождать а пока потерпеть

Погоди помирать

Занавески долой да в окно головой

Это батюшка мой воротился домой

Ну-ка стол накрывать ну-ка баньку топить

Погоди помирать…

Обратите внимание

Остались маленькие дети, которые будут ждать своего батюшку, не сумевшего «погодить помирать» — острая коронарная недостаточность. Самое тяжкое из моих впечатлений от похорон — когда увидел, как Лена — вдова — подкладывала под венок на могиле письма ему от дочерей, написанные «вслед»… «Здравствуй, папа». Детские каракули и рисунки…

В последние годы жизни, прошедшие в Воронеже, Вадим — воцерковленный православный человек, с очень глубоким восприятием таинств Церкви, с чистой детской верой.

Он не написал песен на «духовные темы»: молитва была для него чем-то сокровенным, не требующим выплескивания на публику.

Но она проявлялась в его песнях, как толкиновский «свет невидимой лампы», мирным и ласковым внутренним содержанием, столь контрастирующим с началом его творческого пути. Вадим щедро делился с людьми тем светом, который подарил ему Господь. 

Единственное большое видео-интервью Черного Лукича было записано для видеоканала “Покров” Учебного комитета Русской Православной Церкви

Кира Салимова 

Несколько дней назад нас потрясла новость: очень смешное сердце человека-праздника Чёрного Лукича остановилось.

Мы были знакомы в последние два с половиной года его жизни довольно близко, и я не могу не поделиться тем, что мы получили от общения с поэтом.

Я не буду писать о дискографии и эволюции творчества – о том, что можно найти в поисковике, а лишь о том, каким нам открывался человек Вадим Петрович Кузьмин.

Любовь не бывает безответной. Я помню состояние непрестанного удивления, бодрости и заражающей душевной открытости. Пожалуй, его можно описать так: непреходящая юность.

После череды первых лет семейной жизни, лет, связанных с устройством быта, рождением первенцев, немного замылился радостный образ мира, появилось то душевное устройство, когда что-то надо, но непонятно, что конкретно, и мы, вечно недовольные прожитым днём, на бегу и походя пытаемся впитать все земные блага и ощутить благодарность к Творцу, потому что так надо. Устройство, про которое говорят: молодость – гадость. В таком виде – замотанные родители и трое шилопопых детей – мы попали на концерт Чёрного Лукича.

Концерт для нас в целом не первый, но первый такой камерный: в кафе, что прямо около нашего дома. Чтобы не забыть сходить на него, я сорвала со стены магазина афишку и носила её в сумке как напоминание.

И вот раздалось “позабывши клятвы детства, не достигнуть высоты” и “солнце пройдёт, горе пройдёт” и много других истинно христианских, но не избитых слов, сложенных в простые и запоминающиеся формулировки.

Важно

Музыка, сочетающая в себе что-то из мелодий советских детских фильмов и что-то из мятежного субкультурного поиска в духе “как же сделать, чтоб всем было хорошо”. Припевы типа «там-дарум-дей», дескать, а подумайте сами, братишки и сестрёнки. И общение после концерта. Неожиданно лёгкое общение.

Чистота детства и отзывчивость, глубокая и скрытая от чужих глаз вера. Настолько скрытая, что три Голгофских креста, выделенных в рисунке мачт кораблей, что на обложке альбома «Полярная звезда», мы рассмотрели только сейчас, да и то, когда нам на это указали.

Вряд ли кто отвергнет идею, что жить так было правильно и здорово, но мало кто хочет такой жизни для себя. Принимать подарки приятно и легко, а отдавать неудобно и подчас больно. Но, к счастью для нас, есть люди, которым Господь даёт большое сердце, моторность и Ангела, который подкладывает им на стулья и в кровать кнопки.

Мне больше нечем объяснить благую порывистость юности, действующую в теле иных десятилетиями. Таким был Вадим Петрович.

Мы же частенько оставляем у таких людей на пути лишь грабли. Мы не умеем долго нести бремя радости.

Многие теперь рассказывают, насколько добрым и милым им запомнился Дима (а мама его уменьшительно именно так называла почему-то), но это не совсем так. И я не хочу сказать что-то такое, что бросит тень на личность поэта.

И я не имею сейчас в виду боль близких, которые регулярно лишались мужа, сына и отца ради нашего желания получить порцию оптимизма на концерте и после концерта, ведь в общении Лукич никому не отказывал, а иным и денег мог дать, и подарок существенный сделать.

Не имею в виду и того, каким усталым и опустошенным порой он доставался жене и детям, ведь закон отмашки маятника никто не отменял. Но я вспоминаю, насколько строго он взыскивал с друзей ответную искренность. Не терпел чёрствости и неблагодарности, ругал громогласно, обижался шумно и был прав, как я сейчас понимаю.

Совет

Нельзя было так бездарно терять время, что-то доказывать, считаться. «Не будь бухгалтером» и «Почему ко мне, как к двоюродному?», – я помню, как ты, Вадим Петрович, пытался нас изменить.

И жаль, что когда душа обновляется и растёт, тело умаляется и тлеет, ведь мы живём в местах, где силы человеческие ограничены. Иногда думается, что ты должен был себя жалеть.

Но если бы ты себя жалел, это был бы не ты… Дима, мы очень любим тебя, хорошо, что ты всё-таки заехал к нам месяц назад и увидел, как мы устроились. Спасибо, что умел просить прощенья, даже если был не виноват, спешил примиряться и примирять.

Если Господь будет судить тебя так же, как ты относился к людям (а Он обещал), то у тебя всё должно быть хорошо. На корабле, что ты нам подарил, уже давно живут три ангела, которых сделали дети. Да ты и сам видел.

Столько было знаков, что наша последняя встреча действительно последняя, которых мы не прочитали… И ты ничего не забыл у нас тогда, как бывало обычно. Но себя отдал с избытком. Чёрный Лукич, которого мы за глаза часто называли Ногу-на-Ногу и Пасхальным Куличом.

Там – дарум – дей.

У Вадима остались женв Елена и семеро детей: Евгений, Ян, Анастасия, Тим, Александра и Василиса и Григорий. Живы и его родители-пенсионеры, хотя оба тяжело болеют: Людмила и Валентин.

Наша редакция просит всех православных христиан, по-возможности, помолиться о них. Сообщаем также и реквизиты, по которым семье можно оказать помощь:

1. Карта СБ № 639002139004243712

или

2. Центрально-Черноземный Банк СБ РФ г Воронеж ДО 0105 лицевой счёт № 40817810613002358260

Читайте также:  Эмир кустурица - мэтр самобытного кино?

Источник: https://foma.ru/svetlyij-lukich.html

Памяти Черного Лукича

В минувший понедельник, 19 ноября, ушел из жизни Вадим Кузьмин (Черный Лукич). Его роль в отечественной музыке еще только предстоит оценить, но очевидно, что ушел он недооцененным. Его творчество заслуживает гораздо большего внимания, чем оно получило.

Но учитывая ситуацию с песенным наследием Вадима, когда часть записей не издана из-за того, что не удается отыскать качественные исходники, а другая – просто потеряна, рассчитывать на то, что когда-нибудь в будущем его по достоинству оценят потомки, к сожалению, тоже не приходится.

Скорее всего, они просто не узнают о том, что жил когда-то такой Лукич, писавший глубокие добрые песенки и исполнявший их под гитару со сцены.

Обратите внимание

Пока музыкант жив, все связанное с ним является самим собой разумеющимся. Вот он сыграл концерт, вот дал интервью, вот записал альбом. Соответственно и слушатель – на концерте порадовался, над ответами журналистам поразмыслил, новую запись, как и положено, сравнил со старыми и поругал.

И это настолько естественно, что никто не отдает себе отчета в том, что за перечисленным стоит живой человек со своей, часто непростой, судьбой. Целая жизнь.

Для большинства уместившаяся на нескольких болванках, не каждую из которых и покупать-то хотелось… Зачем? Ведь оно всегда доступно, всегда рядом и кажется, что так будет вечно… И лишь когда музыкант умирает, приходит осознание, кого мы потеряли. Кто-то понимает это сразу, кто-то – лишь по прошествии времени.

Наверное, в будущем появятся какие-то переиздания Лукича, соратники, возможно, запишут трибьют. Состоятся концерты памяти. У всего этого будет примерно равное количество противников и сторонников.

Первые будут злопыхать, считая, что таким образом у них украли часть Лукича, чего делать ни в коем случае не следовало, вторые разделят горечь утраты с теми, кому ушедший был действительно дорог и своим, пусть косвенным, но соучастием сделают намного больше для памяти о том, кого многие любили и уважали.

Музыкант поет для людей и с его смертью жизнь не останавливается. Не должно быть забыто и его творчество. И если кто-то будет петь песни Лукича – низкий поклон ему за это, а не как у нас принято, слова осуждения и проклятия за «покушение на святое». Ведь кому-то только предстоит познакомиться с его песнями, а как произойдет это знакомство – то неведомо никому.

23 ноября в московском клубе «Шоколадная фабрика» (ул. Рабочая, 23) состоится вечер памяти Вадима Кузьмина. Выступят Дмитрий Ъ и ТКТ, Леона, «Беловодье» и «Теплая Трасса».

А 25 ноября такой же «фестиваль памяти» состоится в Санкт-Петербурге, в клубе «Манхэттен» (наб. Фонтанки, 90). Выступят Кузя УО, Николай Вдовиченко, Вадим Курылев, Дмитрий Шатихин и др.

Вырученные от продажи билетов средства будут перечислены семье Черного Лукича.

Важно

Ну а лучшей памятью о Вадиме Кузьмине останутся его замечательные песни… Давайте вспомним некоторые из них.

Черный Лукич: “Смешное Сердце”

Черный Лукич: “Мы из Кронштадта”

Черный Лукич: “Мы Идем В Тишине”

Черный Лукич: “Завял Цветок”

Лукич: “Я Не Точка”

Черный Лукич: “У Окна”

Источник: https://reproduktor.net/2012/11/pamjati-chernogo-lukicha/

Светлая жизнь и внезапная смерть Черного Лукича

Рок-музыкант Вадим Кузьмин, более известный как Черный Лукич, скончался 19 ноября в Воронеже на 49-м году жизни.

Формально он принадлежал к плеяде сибирских панков, группировавшихся в конце 80-х – начале 90-х вокруг «Гражданской обороны». Заниматься творчеством всерьез Кузьмин действительно начал под влиянием Летова, записавшего ему в 1987-м знаменитый «Квартирник у Егора».

Чуть позже был затеян их совместный студийный проект «Спинки мента», под эгидой которого вышел альбом легкомысленных соц-артовых песенок «Эрекция лейтенанта Киреева».

Более серьезные песни того периода Кузьмин тоже записал с лидером «ГО», но уже под своим псевдонимом, объединив их в пластинку «Кончились патроны».

Своим сценическим именем Черный Лукич обязан песне «Мы из Кронштадта», которая, в свою очередь, написалась под влиянием сна, где фигурировал грозный Ленин – в сапогах и кожанке.

Черный Лукич

Общения с Егором Летовым Кузьмин не прекращал (так, в 2004-м они вместе исполнили «Мы идем в тишине» на концерте в честь 20-летия «Гражданской обороны» в Горбушке), однако в 90-е решительно избавился от обличительного пафоса сибирского панка. «Есть глобальная цель. Я вижу и чувствую много лет, насколько тяжело в нашем обществе жить хорошему человеку, — размышлял Лукич. – Часто он бывает одинок.

Любому человеку нужно чувствовать плечо рядом, и, наверное, все мои песни для того, чтобы поддержать хороших людей. Для этого я пел, правда, в другом обществе, хотя эта фраза и сейчас подходит: «Здесь стыдно быть хорошим».

Мне хотелось бы, чтобы людям не стыдно было быть хорошими, и пытаюсь их в этом поддержать». Его незлобивость и человеколюбие имели магнетические свойства.

В общении он был невероятно прост и мог подарить любимый диск, который слушал в дороге, случайному человеку, с которым разговорился на концерте.

Черный Лукич

В середине 90-х Черный Лукич выпустил два акустических альбома, принесших автору наибольшую известность – «Будет весело и страшно» и «Девочка и рысь».

Если первый содержал в себе ранние песни лирического содержания, то второй состоял из новых композиций, написанных под заметным влиянием Льюиса Кэрролла, Роберта Льюиса Стивенсона и Габриеля Гарсиа Маркеса.

Совет

Обе пластинки записаны с замечательным сибирским гитаристом Евгением Каргополовым.

Черный Лукич

Постоянного концертного состава у Вадима Кузьмина никогда не было. В 2000-м увидела свет пластинка «Навсегда», модное звучание которой могло бы принести Лукичу всероссийскую популярность.

В этот период Кузьмин выступал с группой «Тайга», чье звучание балансировало между пост-панком и брит-роком.

Однако и этот состав отказался недолговечным, что не дало музыканту заявить о себе во всеуслышание.

Черный Лукич

Новым этапом для Черного Лукича стал альбом «Мария» (2004), записанный с арт-фолковым коллективом «Летучие рыбы» легендарного барабанщика «ГО» Александра Андрюшкина.

На этом этапе Чёрного Лукича более всего занимает суггестивная лирика – стихи, навевающие определённое настроение, но напрочь лишённые строгого сюжета и осязаемых реалий. Этот альбом, пожалуй, не имеет аналогов в русском роке.

Аскетичая акустической гитара и убаюкивающий голос Димы Кузьмина здесь звучат в окружении мандолин, вибрафонов, маримб, домр и прочих экзотических инструментов. Причудливый саунд обусловлен необычной концепцией альбома.

Само название пластинки навеяно еще одним «историческим сном» автора – об испанской девушке Марии, тщетно ждущей своего любимого с войны. Записав альбом о смерти, Дима Кузьмин полностью сумел избежать, крови, мяса – и всего того, что рок-музыканты так любят называть «трагическим мироощущением».

Черный Лукич и группа Чевенгур «Суровая нить»

В 2004-м появился и «электрический» диск «Вересковый Мёд», который Лукич четыре года не мог издать свой электрический альбом.

За это время распался тот состав, с которым Кузьмин записывал эту пластинку, не устоялся питерский концертный вариант группы и произошло окончательное закрепление Чёрного Лукича в акустическом статусе.

Несмотря на это, диск вышел очень своевременно, в самый разгар моды на фанк, в стилистике которого выдержаны многие треки. Песню «Смешное Сердце» должны были издать на диске «Навсегда» ещё в 2000-м а «Почти новая жизнь» была замечена ещё в 1996-м на записи квартирника «Дорога Жизни».

Обратите внимание

Последним номерным альбомом Лукича стал диск «Полярная звезда» (2011). Одновременно вышел 75-минутный сборник раритетов «Кривое Колено», где собраны как концертные версии известных песен, так и новые композиции в непривычных аранжировках – и даже в виде ремиксов.

Читайте также:  Сколько александрий на свете? 1. ракета по имени александр

Кузьмин регулярно концертировал в небольших залах, спокойно относясь к полному отсутствию всякого ажиотажа вокруг своей персоны. «Зачем собирать двухтысячные залы? Тешить свое самолюбие? Зарабатывать деньги? Можно идти другим путем и быть малым среди малых. Я считаю, что это великая удача.

Это великое счастье, которое дал мне Господь — быть услышанным кем-то. Слава Богу!», — говорил он.

Черный Лукич

В последний раз Черный Лукич вышел на сцене в Воронеже 14 ноября вместе с группой «Солнце Лауры».

Музыканты не только сыграли свои самостоятельные сеты, но и совместно исполнили песню «Смешное сердце», широко известную по саундтреку к фильму Алексея Балабанова «Кочегар» (2010).

Вадим Кузьмин скончался утром 19 ноября. Причиной смерти называют оторвавшийся тромб. Похороны прошли сегодня на Буденовском кладбище Воронежа.

Группы «Беловодье», «Теплая Трасса» и другие дадут 23 ноября благотворительный концерт памяти Черного Лукича в московском клубе «Шоколадная фабрика». Днем позже соратника помянет небезызвестный Роман Неумоев со своей «Инструкцией по выживанию» в клубе «Археология».

Фото с сайта lukich.info и vk.com

Источник: http://www.km.ru/muzyka/2012/11/20/persony-i-sobytiya-v-mire-muzyki/697737-svetlaya-zhizn-i-vnezapnaya-smert-chernogo

«Черный Лукич» переименовался в «Лукича»

15 апреля перед концертом в воронежском арт-баре «Среда обитания» музыкант, бард и автор-исполнитель Вадим Кузьмин, известный по проекту «Черный Лукич» (в январе 2011 года «Черного Лукича» переименовали в «Лукича») ответил на несколько вопросов «Новостей шоу-бизнеса NEWSmusic.ru».
Вадим «Лукич» Кузьмин

— Все-таки вы Вадим или Дмитрий?

— По паспорту – Вадим, но друзья меня Димой называют. Я не против.

— На днях нашли тело Вадима Глухова, экс-гитариста «Сектора Газа»… Вы были знакомы?

— «Сектор Газа» я слушал… А лично познакомиться не довелось. Я же сравнительно недавно живу в Воронеже, только пять лет — с женой Еленой и тремя детьми (дочке Александре – 5 лет, Василисе — 3 года, сыну Грише будет год).

— Жена Елена не у вас пела?

— Нет, это моя прошлая жена, Лена Поповская, она была третьей женой, пела у меня и участвовала в записи последнего альбома «Полярная звезда». Сейчас у меня четвертая жена. А детей всего семь.

— Вадим, почему название «Черный Лукич», которое работало на вас с 1993 года, поменяли в начале 2011 года на «Лукича»?

— Давно надо было это сделать. Я человек немрачный, музыку немрачную делаю, поэтому, это правильно. Давно надо было…

— Как поклонники отнеслись к переименованию?

— Я в Интернете не бываю, поэтому мне трудно знать об этом. Один товарищ мне сказал: «Разбрэндился ты! Был брэнд, а теперь ты разбрэндился». На что я ему ответил: «В свое время «Голд Стар» не побоялся превратиться в «Элджи». Хотя в афишах иногда еще пишут «Черный Лукич».

— Как получилось, что Алексей Балабанов выбрал две ваши песни – «Завял цветок» и «Смешное сердце» для фильма «Кочегар»?

— Я с ним лично не общался. Только разговаривал с юристом. И он мне сказал, что Алексей давно услышал мои песни, и этот выбор был неслучайный, причем я это понял, потому что у меня есть разные версии этих двух песен, и он выбрал конкретные: с альбомов «Жаворонок» и «Мария». То есть он как-то следит за моим творчеством.

— Фильм этот посмотрели? Понравился?

— Мое личное мнение — ужасный фильм, мрачный. Я-то человек немрачный. Песня «Завял цветок» практически не слышна, потому что она идет на заднем фоне. Я благодарен своему воронежскому другу Леше Елецких, он мне посоветовал прослушать ее с помощью «долби сэраунд», а то вообще не было слышно.

А «Смешное сердце» в финале звучит, и один мой друг, который был в Москве на премьере фильма, сказал: «Я сходил, как на большой клип Лукича», то есть можно сказать, что моя песня — квинтэссенция этого фильма. Я слышал, что одно из сообществ признало «Кочегара» лучшим фильмом 2010 года.

Но это говорит о том, насколько у нас слабый кинематограф, что даже не очень хорошие фильмы становятся лучшими фильмами года.

— Вам какие фильмы нравятся?

— Старые советские фильмы. Я сравнительно недавно посмотрел фильма «Секундомер», «Суровые километры», «Схватка в пурге». Я благодаря друзьям открываю для себя многие фильмы.

— Ваши дети слушают вашу музыку?

— Да. Но они не очень узнают меня. Но когда мама им напевает мои тихие песни, а потом они слушают их в записи, им очень нравится. И тут мы сняли клип на песню «Не пытайся шутить», где они участвовали.

Там пластилиновый мультик, и в конце — мои детишки. У нас в Покровке Воронежской области есть свои мультипликаторы — это семья, четыре дочки — они приехали из Питера к нам, живут теперь в деревне.

Они сами все снимают и сотрудничают с фирмой «Пилот».

— Кем работаете в свободное от концертной деятельности время?

— В драмтеатре столяром. Я долго работал по монтажу вентиляций, но потом это заглохло, сейчас столяром работаю, готовлю декорации к спектаклю «Свадьба с приданым». До этого делали «Корону для дурака». Тяга к столярному делу у меня давняя, я делаю модели кораблей.

— Остальные музыканты «Лукича» не из Воронежа?

— У меня виртуальная группа. Сегодня я буду играть с воронежскими музыкантами, в Москве – с московскими, в Питере – с питерскими. У меня в каждом городе по составу.

Иван ТОЛСТОЙ, «Новости шоу-бизнеса NEWSmusic.ru»
Фото автора

Источник: https://newsmuz.com/news_2_22547.htm

Умер лидер «Чёрного Лукича» Вадим Кузьмин

Биография (по данным inter-view.org)

В начале 1986 года Вадим Кузьмин (будущий «Чёрный Лукич») работал инженером на новосибирском заводе «Сибсельмаш», выпускающем снаряды, а его институтский приятель Роник Вахидов — на заводе им. Чкалова, выпускающем самолеты. Они и стали организаторами группы «Спинки мента». Затем к ним присоединились Дюпре на бас гитару и Антон Буданов на барабанах.

Группа сделала программу, но до записи дело никак не доходило. Вместе с группами «Бомж» и «Путти», «Спинки Мента» входили во фракцию панк-рока новосибирского рок-клуба, президентом которого в то время был Валерий Мурзин. Но в отличие от прочих групп у них ничего кроме энтузиазма и огромного желания играть не было — ни инструментов, ни репетиционной точки.

Играли в основном по квартирам друзей.

«Ребята из группы «Бомж», — вспоминал Вадим (Дима), — рассказали, что в Омске есть наши братья… Такой Егор Летов, который поет песню: 'Старый дедушка тихо плачет… '. Потом оказалось, что это песня не Летова, а Кузи Уо.

Ну в общем так или иначе мы о них узнали. «Весной 1987 года на первый Новосибирский рок-фестиваль прибыла шумная компания омичей — Эжен и Бэбик Лищенко (группа «Пик-Клаксон») с проектом «Адольф Гитлер».

Важно

Кроме братьев Лищенко в нем принимали участие Егор Летов в качестве барабанщика и вокалиста и Олег Судаков в роли менеджера. Именно на этом фестивале к Олегу пристало имя Манагер. Омичи произвели впечатление людей очень энергичных.

Они уже успели выпустить несколько альбомов. А в Новосибирске обстановка была вялая: несмотря на существование групп ничего не воплощалось.

Сразу после фестиваля Дима Кузьмин, Янка Дягилева, Ирка Летяева, Костя Рублев, Женя Данилов и другие новосибирцы поехали в Омск. На квартире братьев Лищенко они записали акустику, попели там-сям и разъехалась по домам.

Читайте также:  Какой он, язык без костей? язык телосложений

Через некоторое время Дима вместе с Мишей Поздняковым снова посетили Омск и пытались организовать у Егора группу 'Комитет Государственной Опасности', но в статусе этой группы им удалось записать всего одну песню.

Вскоре после поездки в Омск Диме из-за семейных неурядиц пришлось покинуть родительский очаг и отправиться путешествовать по стране. Он поехал в Москву, потом стопом в Питер, Таллинн, Ригу пожил на Гауе, а затем решил наведаться в Крым на Семфиропольский фестиваль. Там он встретил Егора, который предложил записать у него в Омске все песни, накопившиеся за это время, включая самые ранние.

В результате трехдневного ураганного творчества в 1988 году на свет появилось три альбома. Их в полной мере характеризует высказывание Е. Летова: «…это просто МАНИФЕСТ шального, бунтарского, незримого и необозримого, безобразно-крамольного воинства. Изобилие больной и перекошенной психоделии, наивного, незамысловатого панка и просто — хороших песенок».

Альбом старых песен «Эрекция лейтенанта Киреева» вышел под маркой «Спинок мента», а два дальнейших — «Кучи в ночи» и «Кончились патроны» — уже под «Чёрным Лукичём».

В одном из интервью Вадим (Дима) рассказал, как появилось это название: «Сначала была песня про Чёрного Лукича — «Мы из Кронштадта».

Совет

Тогда мы писались с Егором и Кузей Уо как одна группа и порешили, что «Спинки мента» не шибко серьезное название, надо его как-то осерьезнить. «Казалось, группу ждет большое сотрудничество, но их пути разошлись.

Лукич удалился в Юргу и сочинял песни.

Он работал старшим лаборантом в машиностроительном техникуме и создал там группу «Передний край», в которой активного участия не принимал, а только помогал с аранжировками.

В Юргу к нему приехал Дима Селиванов, в Новосибирске человек очень известный. В 1984 году он был одним из основателей группы «Калинов мост», в 1985 — участвовал в создании группы «Путти».

Лукич и Селиванов решили сделать совместную группу. Осенью 1988 года Селиванов собрал команду «Промышленная Архитектура». Лукич вместе с Селивановым делали для нее тексты и параллельно у него существовало несколько проектов. 22 апреля 1989 года Димы Селиванова не стало. Через два месяца Лукич предложил себя «Промышленной архитектуре» в качестве гитариста.

Бывшая «Промышленная архитектура» в составе Димы Кузьмина, Олега Чеховского, Евгения Скуковского и Рената Вахидова решила делать свои вещи и поменяла название на 'Мужской танец'. Под этим именем они записали три альбома. Концертов не давали, а были чисто студийным коллективом. В 1990 году по итогам опроса новосибирского радио «Мужской танец» признали лучшей командой Новосибирска.

В 1991 году на новосибирской «Интернеделе» Андрей Бурлака предложил «Мужскому танцу» выпустить пластинку на ленинградском филиале фирмы «Мелодия».

Дело зашло давольно далеко, были подготовленны запись и обложка, предполагаемая пластинка уже имела индекс в каталоге 'Мелодии', но начались финансовые проблемы. Пластинка так и не вышла.

У музыкантов наступило разочарование и группа распалась. Дима остался один и пытался записываться в аккустике.

Обратите внимание

Пути Е. Летова и Черного Лукича вновь пересеклись осенью 1994 года. Возник проект альбома, посвященного героическим защитникам Белого Дома «Они сражались за Родину», куда должны были войти песни Летова, Манагера, Ромыча Неумоева и Черного Лукича. Но и этому проекту, так же из-за финансовых трудностей, не суждено было воплотиться в жизнь.

Летов предложил включить в новый альбом «Гражданской Обороны» несколько песен Лукича. Причем часть из них должен был петь Егор, а часть сам Лукич. Но потом было решено, поскольку это все-таки альбом «ГО», оставить только песни в исполнении Летова.

(Песня «Мы идем в тишине» под названием «Далеко бежит дорога (впереди веселья много)» вошла в альбом «ГО» «Солнцеворот», а «В Ленинских Горах» — в альбом '»Невыносимая легкость бытия»).

В конце декабря на «Русском прорыве» (совместные концерты «Гражданской Обороны», «Инструкции по выживанию» и 'Родины») Лукич тесно общается с тюменскими музыкантами — Игорем Жевтуном, Аркашей Кузнецовым, Сашей Андрюшкиным и Женей Кокориным. Они решают записываться вместе.

В феврале 1995 года Лукич с Олегом Манагером приезжает в Тюмень, где записывает альбом «Ледяные каблуки», в который вошли совсем новые песни («Проданная девушка», «Суровая нить») и уже общепризнанные хиты («Вечная страна», «Кончились патроны»).

Несмотря на большое желание работать с тюменскими музыкантами, Вадим (Дима) понимает, что ему необходимо собирать собственную команду.

По возвращении в Новосибирск он записывает сразу два альбома: «Будет весело и страшно» и «Девочка и рысь».

В 1996 году группа в составе Димы Кузьмина и Евгения Каргополова начинает концертную деятельность.

Чёрный Лукич принимает участие в летних концертах, приуроченных к предвыборной кампании президента РФ. В Москве, Питере, Твери и Саратове они агитируют за коммунистов. А осенью выступает на фестивале в Горноалтайске.

Важно

В 1997 году Вадим (Дима) собрал новый состав — «'Черный Лукич» и группа «Тайга». Эта команда дебютировала в ноябре 1997 года на концерте, посвященном памяти трагически погибшего тюменского музыканта Дмитрия Колоколова, который состоялся в Новосибирске.

С 2011 года группа называлась «Лукич». В том же году вышел последний альбом Кузьмина — «Полярная звезда».

Источник: https://altapress.ru/proisshestvija/story/umer-lider-chernogo-lukicha-vadim-kuzmin-97368

*Вадим Кузьмин («Чёрный Лукич») (1964 — 2012): «Дай мне в бою не намокшего кремня…»*

19 ноября 2012 года в Воронеже умер известный российский рок-музыкант, фронтмен коллектива «Чёрный Лукич» Вадим Кузьмин. Автору песен и исполнителю было 48 лет. Вадим Кузьмин родился 19 марта 1964 г. в Новосибирске, все последние годы он жил и работал в Воронеже.

Свою первую группу под названием «Спинки мента» он собрал в 1980 годах. В неё, в частности, вошёл Егор Летов, известный как основатель группы «Гражданская оборона» («ГрОб»), с которым Кузьмин записал альбом «Кучи в ночи».

Часть песен, написанных Кузьминым, вошли и в альбомы «ГрОба», среди них «Солнцеворот» и «Невыносимая лёгкость бытия». Впоследствии он входил в состав группы «Промышленная архитектура» участника «Калинова моста» и «Гражданской обороны» Дмитрия Селиванова. После её распада в 1989 г.

, связанного со смертью Селиванова, Кузьмин вошёл в состав «Мужского танца», выпустив альбомы «Осеннее платье», «Карманный лебедь», «Как танцуем, так и можем» и «Последняя пощёчина». Эта группа распалась в 1991 г. из-за финансовых проблем.

«Чёрный Лукич» являлся своего рода возрождением «Мужского танца», но собралась группа уже в другом составе. В период с 1993-го по 2011 год коллектив выпустил свыше десяти альбомов, последним из которых стала «Полярная звезда».

Вадим Кузьмин был женат, у него остались трое детей. 

*ЧЁРНЫЙ ЛУКИЧ*

МЫ ИЗ КРОНШТАДТА

Ногу на ногу Чёрный Лукич, Палец поперёк, сухие губы. Мальчик в зипуне, маленький старик.

Грянули марш зелёные трубы.

Мы из Кронштадта,
Мы из Кронштадта…

Возле сортира латышский стрелок, Красные звёзды на серой папахе. Зорко глядит, чтоб не убёг.

Трудно вязать петлю из рубахи.

Белые ноги на белом снегу, Тело распухло, и всё непонятно. Будет весна, и я уберегу.

Голос хрустящий, обрубок невнятный.

БАБЬЕ ЛЕТО

Бабье лето, бабье лето, Жёлтой листвы костерок. Дай мне в бою не намокшего кремня.

Плавный ружейный курок,

Наместник низложен, лихие гвардейцы, Надев парики и чулки, Под видом служанок пытаются скрыться. Что ж, можно теперь отдохнуть, прилечь на шинель и забыться Или гулять по растительным рощам, Которых не видел ни разу, Где травы и камни до нынешней ночи

Доступными были лишь редкому глазу.

Здесь воздух наполнен и даже пространство Бессмысленным запахом леса; На лавке, качаясь от лева до права, Сидит неизвестная мне поэтесса… Ты помнишь, товарищ, окопы копали, Лекарственный запах, горелую копоть; Как лезли на стены, как рвы крепостные

Телами друзей до краёв наполняли.

А тем, кто в обозе иль где-то при штабе Теперь не смешно, а обидно, Когда наши светло-зелёные стяги Всему Мирозданию видно… Из тёмных темниц, что застенками были, Устроим для всех подземельные парки, Чтоб дети в присутствии взрослых глазели

На крепость камней и на качество сварки.

Бабье лето, бабье лето, Жёлтой листвы костерок. Дай мне в бою не намокшего кремня.

Плавный…

Подготовлено по материалам Интернета

Источник: http://www.arthania.ru/content/vadim-kuzmin-chernyi-lukich-1964-2012-dai-mne-v-boyu-ne-namokshego-kremnya

Ссылка на основную публикацию