Кто был прокаженным королем? балдуин iv, король иерусалима

Король без лица

900  лет назад, взглянув на карту Ближнего Востока, вы не увидели бы привычных названий государств — Израиль, Ливан, Иордания, Сирия. На этих землях в те времена располагалось Королевство Ие­русалимское — родившееся под звон мечей и погибшее под него же. Оно просуществовало совсем недолго — с 1099 по 1291 год.

Возможно, королевство крестоносцев могло продержаться дольше, если бы не страшная болезнь седьмого короля Иерусалимского — Балдуина IV, прозванного Прокаженным.

Корона вместо матери

В самом начале его жизни казалось, что судьба благосклонна к Балдуину. Он был вторым ребенком графа Амори I и Агнессы де Куртене. Родители назвали мальчика в честь дяди — короля Иеруса­лимского Балдуина III.

Когда ребенку ис­полнился год, его дядя внезапно заболел и скончался в возрасте 32 лет. Поговари­вали, что он был отравлен, уж слишком скорой была его смерть. Наследников у Балдуина III не было, поэтому на престол взошел младший брат короля — Амори I.

А юный Балдуин IV внезапно стал наслед­ником престола.

Обратите внимание

Повезло? Пожалуй, да, но за это при­шлось заплатить дорогой ценой. Услови­ем коронации его отца был развод с его матерью. Этого требовал Иерусалимский патриарх Амори де Нель.

Формальной причиной послужило слишком близкое родство между супругами — они были ку­зеном и кузиной. Но истинная причина крылась, разумеется, в политике.

Иерусалиму требовалось укрепить отношения с Византией, и брак короля с принцессой Марией, племянницей императора Ви­зантии Мануила  Комнина, как нельзя лучше способствовал этому.

Мать Балдуина IV Агнесса де Куртене дала развод супругу с условием, что ее дети будут считаться законнорожден­ными и не потеряют прав на наследство. Амори I принял ее условия. С тех пор мальчик редко видел свою мать, впрочем, и отца тоже. Его старшую сестру Сибиллу отправили на воспитание в монастырь в Вифании. А воспитание юного наследни­ка поручили историку Гильому Тирскому.

Именно Гильом и заметил первые признаки болезни у ребенка. Балдуину было тогда лет десять, и как все мальчики благородного происхождения, он учил­ся владеть оружием.

В учебных боях на специально затупленном оружии мелкие травмы случались нередко. Однако на­следник проявлял потрясающую стой­кость и нечувствительность к ударам, порезам и уколам. Увы, дело было не только в его презрении к боли.

Потеря чувствительности кожи оказалась симптомом не­излечимой болезни — проказы.

Проказа — ленивая смерть

Проказа, лепра, финикийская болезнь, ленивая смерть — как только не называ­ли эту хворь. Она преследовала людей с древности, даже в Библии имеются упо­минания о ней. Однако только в Средние века проказа стала массовым заболева­нием.

Ее широкому распространению способствовали плохие условия жизни: загрязненная вода, отсутствие чистого постельного и нательного белья, скудное питание. Конечно, чаще всего заболевали простые люди, но из-за большой скучен­ности и антисанитарии в средневековых городах риск заразиться был и у тех, кто принадлежал к высшим слоям общества.

Важно

Ведь передавалась зараза очень легко — через прикосновение к больному или его одежде. А еще через выделения из носа и рта.

Проказа — коварное заболевание, у него длительный инкубационный пери­од. Может пройти несколько лет, прежде чем проявятся первые признаки — пятна на коже и потеря чувствительности.

Но потом течение болезни ускоряется, на коже образуются узлы, называемые лепромами, а иногда чешуйчатые бляшки.

Постепенно кожа утолщается, образуют­ся крупные складки, особенно на лице, которое приобретает сходство со льви­ной мордой.

Со временем узлы превращаются в тяжелые гноящиеся язвы. Отмирают пальцы кистей и стоп, конечности дефор­мируются, больной слепнет… Под конец жизни человек выглядел пугающе. Не удивительно, что люди с ужасом смотре­ли на прокаженных и обращались с ними очень сурово.

К примеру, во Франции в 503 году был принят указ, определяющий правила по­ведения прокаженного и его родственни­ков. Вот одно из них: «Как только болезнь обнаруживалась, человека отводили в религиозный трибунал, который… осуж­дал его на смерть». Что это означало? Не­счастного отводили в церковь, где все было приготовлено для похорон.

Больно­го клали в гроб, служили заупо­койную службу, относили на кладбище, опускали в могилу и сбрасывали на него несколько лопат земли со словами: «Ты не живой, ты мертвый для всех нас». После этого больного вы­таскивали из могилы и отвоз­или в лепрозорий. Навсегда. Больше он никогда не возвра­щался домой, в семью. Для всех он был мертв.

Такая жестокость была вы­звана паническим страхом пе­ред проказой. Ведь лечить ее в те времена не умели, так что заболеть — означало медленно и безнадежно умирать в мучениях.

Его уважали даже враги

Совет

В XI веке считалось, что проказа — это божественная кара за грехи. Но Балдуин IV всей своей жизнью опровергал этот предрассудок. Он заболел, еще будучи невинным ребенком. А взойдя на престол в 13 лет, после внезапной смерти Амори I, стал мудрым, справедливым правителем.

Конечно, первые годы он правил не сам, за него это делали регенты — сене­шаль королевства Миль де Планси, а по­сле него Раймунд III, граф Триполи. В1177 году Балдуин стал совершеннолетним и оттеснил всех регентов от власти. В этом же году ему пришлось проявить себя как воину и полководцу.

В ноябре, узнав, что регента королевства в городе нет, гроз­ный враг крестоносцев султан Саладин решил напасть на Иерусалим. Оставший­ся в городе с малочисленным отрядом, молодой король принял решение упре­дить мусульманского вождя. Из-за болез­ни он не мог уверенно держаться в седле, а потому приказал слугам привязать себя к лошади.

Меч тоже плотно примотали к руке монарха, чтобы он не выпал в пылу битвы. Рядом с королем гарцевал пре­старелый иерусалимский патриарх с ве­ликой христианской святыней — Живот­ворящим Крестом Господним. Поскольку тяжесть ноши была непомерной, крест также был привязан к крупу лошади. Все это действо происходило на глазах у во­инов.

И они, видя, что прокаженный мо­нарх и убеленный сединами патриарх преисполнены решимости защищать каждую пядь земли, вдруг осознали правоту своего дела и, воодушевившись, тронули поводья. Достигнув Лодда, где похоронен величайший святой Георгий Победоносец, молодой Балдуин зашел мусульманам в тыл.

Не ожидавшие вне­запного нападения войска султана, в де­сять раз превышавшие по численности латинян, бросились врассыпную. Позже Саладин стыдился своего поступка.

На протяжении трех лет Балдуин вел непрекращающуюся войну с мусульмана­ми. Удача то улыбалась ему, то отворачи­валась.

Но он неизменно проявлял отвагу и благородство, чем заслужил уважение даже своего врага Саладина.

Обратите внимание

Установив­шиеся между двумя правителями отноше­ния позволяли многие споры решать ди­пломатически, не прибегая к оружию. Для Королевства Иерусалимского такие пере­дышки были просто жизненно важны.

Однако здоровье Балдуина ухудша­лось с каждым годом. После 20 лет он уже проводил большую часть своего времени в затворничестве. Король был вынужден носить маску и перчатки, чтобы скрыть уродливые язвы проказы. Сам стал сла­бым и худым. И почти полностью ослеп. Наследника у него не было, и он объявил, что после его смерти королем должен стать его племянник Балдуин V.

Короткая жизнь

Прожив всего 24 года, Балдуин IV умер, сделав все, что было в его силах, для сво­его королевства. А может, и больше, чем было в его силах. Он не сдался болезни и до последнего хранил Иерусалим. Но, видимо, несчастливое это имя — Балдуин. Пятилетний племянник умер буквально через год после него, а вокруг трона на­чалась борьба за власть.

Победителем стал Ги де Лузиньян, второй муж сестры Балдуина — Сибил­лы, человек не очень дальновидный, но решительный. В июле 1187 года он выступил навстречу войскам Саладина и был разбит при Хаттине. Сам он по­пал в плен, а потери были огромными. В этой битве также был потерян Святой Животворящий Крест Го­сподень.

Поражение при Хаттине обе­скровило королевство. Поэтому в сентябре, когда Саладин оса­дил Иерусалим, город не усто­ял. Королевство Иерусалимское пало, а Святая земля была по­теряна.

Несколько новых Кре­стовых походов, снаряженных после этого, не смогли вернуть священный город христианам.

Как знать, если бы проказа не унесла жизнь Балдуина IV, воз­можно, судьба Иерусалимского королевства сложилась бы со­всем иначе.

Источник Информации

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://7lostworlds.ru/blog/43530066857/next

Балдуин IV. Прокаженный супергерой Иерусалима

Организм короля разрушался. Он исхудал, выглядел словно живой скелет, приходилось закутывать лицо полупрозрачной тканью, носить перчатки, не снимая. Король почти потерял зрение. В бой он уже не мог скакать — его несли на носилках в самую гущу кровавого сражения. 

Проказу называют великим множеством имен — и ленивая смерть, и лепра, финикийская болезнь, болезнь Св. Лазаря, крымка и львиная болезнь, болезнь Хансена, хронический гранулематоз, хансеноз – и это ещё не все… Её упоминают Веды и книга Ману, Библия и законы Хаммурапи, сочинения тибетских и древнекитайских ученых за тысячи лет до н.э.

Это ужасное заболевание вызывает палочковидный микроорганизм Mycobacterium leprae, что весьма схож с палочкой Коха, являющейся возбудителем туберкулёза.

Но эта бактерия столь изысканна и прихотлива, что плодится только в человеке, странной и далёкой заокеанской твари броненосце и в подушечках лап обыкновенной серой мышки – вкус у неё утончённый и весьма избирательный.

Важно

Некоторые врачи полагают, что сейчас она более редка из-за прививок от туберкулёза, ведь существуют многолетние наблюдения, что лепра не привязывается к туберкулезным больным. Оттого привитые рискуют меньше, а ведь такие прививки обязательны или рекомендованы более чем в 200 странах мира.

Балдуин IV командует войсками при Монжизаре. Картина Шарля Филиппа Ларивьера

До сих пор медики ломают копья над принципами распространения проказы и причиной её проявлений: одни уверяют, что необходим долгий кожный контакт, другие твердят, что годится и воздушно-капельный.

Определенно известно, что выделяется она и так, и эдак, а вот о том, как она заражает, пока ясно немного.

Факты таковы: микобактерия проказы ленива и весьма медленно размножается, а инкубационный период её может длиться до сорока лет, хотя в среднем занимает 3-5 лет.

Чтобы не утомлять читателя клиническими нюансами, скажем, что при всех проявлениях этой болезни особенно жестоко поражаются кожа и нервы, теряется чувствительность целых областей тела, как следствие, возникают травмы. Больной лепрой может схватиться за раскаленный предмет, не замечать порезов, ран, ушибов, укусов.

Нарушается кровоснабжение кожи, появляются язвы, пятна сыпи, скопления клеток кожи – лепромы; человек становится похож на аквариумную рыбку, «львиную голову» или на актера в маске льва. Затем отмирают кожные покровы, мягкие ткани разрушаются до костей. Человек теряет пальцы, уши, нос.

И вся эта разборка на части идёт абсолютно без боли…

При рождении Балдуина IV его батюшка, принц Амори, родной брат и наследник правящего короля Иерусалима Балдуина III, сильно обрадованный появлением наследника, спросил у брата, что он подарит племяннику и заодно крестнику.

Не имевший наследника король, смеясь, ответил брату, мол, готов подарить ему всё своё королевство. Слова эти оказались пророческими: король не прожил и двух лет, как скончался от лихорадки.

Совет

Правда, ходили слухи, что короля отравили измаилиты, но отыскать доказательств не смогли.

Отец Балдуина стал Иерусалимским королем — Амори I. Когда Балдуину едва минуло два года, брак его родителей был аннулирован иерусалимским патриархом из-за близкой степени родства: родители были двоюродными братом и сестрой.

Церковь обычно не расторгала подобных браков, но здесь случай был особый — Амори I женился вторым браком на византийской принцессе Марии Комнине, и этот брак был необходим королевству, так как за ним стоял могучий флот Восточной Римской Империи, вооруженный «греческим огнем» для войн с мусульманами.

Мать Балдуина Агнес де Куртенэ была дама волевая и решительная; она поставила условием развода, что дети её будут считаться законнорожденными и не потеряют прав на наследство, причём сын не потеряет и права на корону. Амори согласился. С тех пор мать удалилась от двора, а старшая сестра Сибилла была отдана на воспитание сёстрам-монахиням Вифинского монастыря.

Воспитание королевского сына и наследника поручили Гийому Тирскому, знаменитому хронисту и одному из известнейших историографов Крестовых Походов. Через некоторое время королевский воспитатель обратил внимание на первые признаки болезни принца.

Балдуину было около десяти лет, и этот возраст, как и у всех мальчиков благородных кровей, был возрастом непрерывного обучения владению конём и оружием. Юные пажи весьма отчаянно бились друг с другом учебным оружием, хоть и затупленным, однако бывшим гораздо тяжелее боевого.

Читайте также:  Почему потерпели неудачу реформы н.с. хрущева?

В таких схватках небольшие и даже средние травмы случались нередко и считались одним из положительных моментов воинской практики воспитания. Тем не менее, принц демонстрировал неимоверную стойкость и нечувствительность к боли, ударам и порезам.

Более того, склонные к довольно жестоким забавам молодые воины часто испытывали друг друга, играя, кто из них вынесет боль стоически, щипая и укалывая друг друга иголками до тех пор, пока проигравший не закричит. Принц всегда побеждал, и дело было не только в его мужестве и терпении. Всё оказалось куда серьезней.

Обратите внимание

Потеря чувствительности кожи была симптомом страшной болезни —  проказы. Обычно люди с ужасом взирали на прокажённых и скверно обращались с ними. Почти за 400 лет до описываемых событий был издан закон, определяющий жизнь больных лепрой.

Специальный религиозный трибунал осуждал больного на смерть. Его вели в церковь, клали в гроб и отпевали. Затем везли на кладбище, опускали гроб в могилу и символически кидали на него несколько горстей земли.

При этом приговаривали: «Ты не живой для всех присутствующих, ты умер!» Затем больного вытаскивали из гроба и увозили в лепрозорий навсегда.

Прокаженных люто боялись; считалось что лепрой Господь карает самые тяжкие грехи, ведь эта болезнь неизлечима. Балдуину этот обряд не грозил, потому что знатные прокаженные помещались в госпиталь Святого Лазаря, а самые знатные угасали в своих домах. Врачи пытались что-то предпринять: с Востока привозили знаменитое чаульмурговое масло, применявшееся в Индии.

Со всего света приглашались знаменитые травники и лекари, врачи и целители. Они приготавливали мази из экзотических растений и внутренностей животных, крови гадюки и растертой печени морских черепах.

Хронисты Комнинов и Гильом Тирский пишут о многообразии порошков яшмы, аметиста и лазурита по рецепту восточных лекарей, но все было тщетно — остановить болезнь они не сумели.

Король повелел усилить занятия принца по владению оружием и верховой ездой, учитывая растущее омертвение правой руки. Балдуин стал искусным бойцом и изумительным наездником, правя конем одними коленями.

Король умер, когда Балдуину было 13 лет. Сначала королевский сенешаль Миль де Планси объявил себя регентом и стал всем распоряжаться, пока на регентство не заявил прав Триполитанский граф Раймунд III.

Дерзкого сенешаля заколол нанятый ассасин, а дядя Балдуина сделался регентом.

Важно

Мальчика никто не считал политической фигурой; все интриги были вокруг его сестёр, и жаждущие власти бароны сосредоточили на них всё своё внимание, полагая, что не могущий иметь потомство Балдуин уже не жилец. Как оказалось, напрасно полагали.

Достигнув пятнадцатилетия, юный король смело оттесняет дядюшку Раймунда от управления и начинает править государством и вести войны самостоятельно.

Никто не ожидал встретить в таком больном организме живой, ясный и глубокий ум, недюжинные способности и дар полководца, изрядную отвагу, а главное — умение предвидеть события и политическую дальновидность.

Кроме того, Балдуин обладал несомненным талантом возбуждать сердца воинов – как личным примером, так и благородными поступками.

Первым делом он объявляет войну грозному султану Саладину (Салах-эд-дину ибн Айюбу), величайшему мусульманскому полководцу и правителю тех времен. Перемирие было шатким, и Саладин сам намеревался нарушить его, но Балдуин опередил султана и приобрел преимущество.

Из-за болезни король уже не так крепко сидел в седле, и потому велел привязать себя ремнями. Его меч был накрепко привязан к латной рукавице, чтобы не упал в пылу сражения. Старенький и совсем слабый Патриарх Иерусалимский тоже велел подать себе коня и пошел в бой вместе с королем.

Величайшая Святыня — Животворящий Крест Господень – была привязана к седлу убелённого сединами старца. Все эти приготовления производились на глазах сотен воинов и рыцарей, готовившихся к бою.

Увидев, что и мирской, и духовный владыка готовятся защищать каждую пядь Святой Земли, королевские рыцари и рыцари орденов Св. Иоанна Иерусалимского и тамплиеры преисполнились воодушевления и устремились в бой!

Совет

Недалеко от могилы Св. Георгия в Лоддевойско Балдуина Четвертого обрушилось на мамлюков – гвардию Саладина. И хоть тех было в десятки раз больше, они были опрокинуты и обратились в беспорядочное паническое бегство. Позже Саладин очень стыдился этого поражения. Такова была битва при Монжизаре.

Три года продолжались с переменным успехом непрерывные сражения. То Саладин рубил головы тамплиерам, то рыцари гоняли его войска по пустыне.

Оба полководца были настоящими рыцарями, проявляли благородство и иногда милосердие. Поэтому сражения часто прерывались переговорами и перемириями.

Возникшие между государями приязненные отношения позволяли решить часть проблем миром, не прибегая к мечу.

Но организм короля разрушался. Он исхудал, выглядел словно живой скелет, приходилось закутывать лицо полупрозрачной тканью, носить перчатки, не снимая. Король почти потерял зрение. В бой он уже не мог скакать — его несли на носилках в самую гущу кровавого сражения.

С примотанным к руке мечом, сидя в носилках, он вел в бой своих рыцарей, воодушевляя их на подвиги. Его телохранители и военачальники ложились костьми вокруг его носилок, часто своими телами закрывая короля от вражеских стрел и мечей, и на себе выносили его из самой середины сечи.

После одной из таких схваток Саладин заявил, что пока на иерусалимском троне сидит Балдуин IV, этот город невозможно взять.

Прожив на свете всего 24 года, Балдуин IV умер, опровергнув все слухи о греховности прокажённых. Будучи невинным девственником, не прикасавшимся к вину, умеренным во всем человеком, он не был ни тщеславен, ни дерзок, а напротив, прост и доступен.

Обратите внимание

В его сердце не было жестокости, несмотря на то, что он был воином, а власть он воспринимал лишь как тяжкий груз ответственности за королевство.

Наверное, его не сделали святым из предубеждения, а ещё из-за того, что он не проявлял особо пылкого религиозного рвения, скорее всего из-за болезни.

Источник: https://ihospital.ru/ru/media/27/

Балдуин IV Прокаженный

Балдуин родился в Иерусалиме незадолго до того, как его отец, Амори I, получил королевскую корону. Балдуин вырос при дворе отца. Когда ему было всего два года, брак его родителей был аннулирован из-за слишком близкой степени родства. В 1167 году отец Балдуина женился во второй раз — на византийской принцессе Марии Комнине, а через пять лет у них родилась дочь Изабелла.

В 1170 году воспитание девятилетнего мальчика было поручено Гильому Тирскому, одному из самых известных историков крестовых походов XII века. Балдуин рано заболел проказой и страдал от этой болезни на протяжении всей своей недолгой жизни.

На страницах хроники его наставника приводится тревожный эпизод из жизни юного короля — во время игры со сверстниками, которые в шутку щипали друг друга, Балдуин не чувствовал боли.

Гильом Тирский первым увидел в потере чувствительности кожи симптом тяжелого заболевания, но в полной мере болезнь проявилась через несколько лет.

11 июля 1174 года умер Амори I, а 15 июля того же года состоялась коронация Балдуина, нового правителя Иерусалима. Так как на тот момент ему было всего тринадцать лет, королевством три года управляли регенты.

Сначала самовольно стал регентом сенешаль королевства Миль де Планси, но затем о своих правах заявил Раймунд III, граф Триполи, дядя и один из ближайших родственников молодого короля. Осенью де Планси погиб от руки неизвестного убийцы.

Неизвестно, был ли причастен к его смерти граф Триполи, но так или иначе через несколько дней он был официально избран регентом Иерусалимского королевства.

Важно

Так как Балдуин был неизлечимо болен, было понятно, что он не оставит потомства, а правление его будет недолгим.

Поэтому бароны из окружения короля сосредоточили свое внимание на его предполагаемых преемницах — Сибилле и Изабелле, родной и сводной сестрах короля.

Сибилла росла в монастыре в Вифании под присмотром бабушки Иоветы (младшей сестры королевы Мелисенды). Изабелла жила в Наблусе при дворе матери, вдовствующей королевы Марии Комнины.

История царствования

В октябре 1176 года Сибилла, от которой теперь зависело продолжение королевского рода, по настоянию Раймунда III вышла замуж за Гильома де Монферрата по прозвищу Длинный меч, родственника сразу двух монархов — Людовика VII, короля Франции, и Фридриха Барбароссы, императора Священной Римской империи. В качестве приданого Гильом получил графство Яффы и Аскалона, вассальное государство Иерусалимского королевства.

В 1177 году Балдуин достиг совершеннолетия и стал принимать активное участие в государственных делах, постепенно оттесняя регента от власти. Решив пойти по стопам отца, он запланировал вторжение в Египет.

В 1176 году из мусульманского плена освободился Рено де Шатильон — он пробыл в темнице Алеппо шестнадцать лет и был выпущен на свободу благодаря усилиям императора Византии Мануила Комнина, заплатившего за него выкуп (Рено был отчимом жены Мануила, императрицы Марии).

Балдуин отправил Рено в Константинополь, чтобы тот договорился с императором о поддержке византийского флота на время кампании. Византия направила в помощь Иерусалиму эскадру из 70 галер под командованием Андроника Ангела.

Балдуин рассчитывал, что Рено де Шатильон и Гильом де Монферрат возглавят поход против Саладина, но в июне 1177 года Гильом умер от малярии, успев однако зачать будущего короля Балдуина V, которого семнадцатилетняя Сибилла родила спустя несколько месяцев после смерти мужа.

2 августа в Иерусалим прибыл кузен короля Филипп, граф Фландрский.

Филипп был внуком Фулька, короля Иерусалима с 1131 по 1143 год, и потому являлся ближайшим родственником Балдуина по линии отца, тогда как Раймунд III был племянником королевы Мелисенды и приходился Балдуину двоюродным дядей.

Балдуин предложил ему стать регентом королевства, но Филипп отказался, сказав, что он всего лишь паломник. Но затем он начал настаивать, чтобы сестры короля вышли замуж за его вассалов.

Совет

Высшая курия отклонила его требования, а Балдуин де Ибелин нанес Филиппу публичное оскорбление, после чего тот в октябре покинул Иерусалим и отправился на север, сражаться с мусульманами на стороне княжества Антиохии. Балдуин де Ибелин был приближенным королевы-вдовы Марии, и, вероятно, его поступок был продиктован желанием самому получить в жёны одну из сестёр короля.

В ноябре 1177 года армия Саладина блокировала Дорон и Газу, затем заняла Рамлу и осадила Лидду и Арзуф.

Призвав на помощь тамплиеров, Балдуин немедленно выдвинулся навстречу Саладину и 25 ноября одержал решительную победу над его армией в битве при Монжизаре.

В том же году Балдуин дал согласие на брак своей мачехи Марии с Балдуином де Ибелином. Ибелин попробовал склонить короля выдать своих сестер за членов его семьи, но Балдуин ответил отказом.

На протяжении всего 1179 года Балдуин вел непрекращающуюся войну с мусульманами. 10 апреля в Баниаском лесу на отряд короля совершил нападение племянник Саладина.

Во время завязавшегося боя лошадь Балдуина убежала, но короля спас от гибели коннетабль королевства Онфруа III, правитель сеньории Торона. Оказывая помощь королю, Онфруа был смертельно ранен.

В начале лета участились набеги мусульманских конников на территории Сидона.

10 июня Балдуин, объединившись с Раймундом III и магистром ордена тамплиеров Одоном де Сент-Аманом, сразился с Саладином недалеко от укрепления Мезафат. Сначала перевес в бою был на стороне христиан, но в итоге победа осталась за мусульманами. В ходе битвы лошадь короля была убита, и Балдуин был вновь спасен одним из своих воинов, который вынес его с поля боя на спине.

Обратите внимание

Раймунд III бежал в Тир, а Одон де Сент-Аман и множество христианских воинов попали в плен к мусульманам. 29 августа Саладин после короткой осады захватил крепость Брод Иакова и отрубил головы охранявшим ее тамплиерам. В 1180 году наступила короткая передышка.

Читайте также:  Тадж-махал: кто построил памятник скорби и любви?

Саладин заключил мир (продлился всего два года) с Балдуином и направил войска на других своих неприятелей, Алеппо и Мосул.

Балдуин и Ги де Лузиньян

Летом 1180 года, несмотря на активное неодобрение графа Триполи, Балдуин выдал сестру Сибиллу замуж за Ги де Лузиньяна, брата коннетабля Амори де Лузиньяна.

После кончины ее первого мужа король уже однажды пытался найти сестре супруга, достойного в будущем разделить с ней королевский престол — он вел переговоры о браке с герцогом Бургундии Гуго III, но они не увенчались успехом.

Теперь же Сибилла получила в супруги могущественного барона, вассала короля Англии Генриха II, который приходился Балдуину двоюродным братом по линии отца. Также Балдуин объявил о помолвке второй сестры, восьмилетней Изабеллы, со своим вассалом Онфруа IV, лордом Торона, Керака и Трансиордании.

В 1183 году Балдуин — к тому времени он ослеп и едва мог ходить — назначил Ги де Лузиньяна регентом королевства.

В ноябре того же года в крепости Керак состоялось бракосочетание Изабеллы и Онфруа, но свадебные празднества были прерваны наступлением Саладина, который осадил крепость.

Собравшись с силами, умирающий Балдуин мобилизировал все военные ресурсы королевства и выдвинулся к Кераку, однако Ги де Лузиньян не решился начать битву и позволил Саладину беспрепятственно отступить.

Последние годы жизни

Разгневавшись на промашку регента, Балдуин отстранил его от власти. Он объявил своим преемником Балдуина де Монферрата, пятилетнего сына Сибиллы от первого брака, и даже предпринял попытку аннулировать брак Сибиллы и Ги.

Мать короля Агнес де Куртене, ее супруг Рено Гранье, правитель Сидона, и многие бароны поддержали решение короля. Граф Триполи был назначен опекуном юного наследника, также он должен был стать регентом королевства после смерти Балдуина IV на время несовершеннолетия нового короля.

Важно

20 ноября 1183 года состоялась коронация Балдуина де Монферрата — пока только в качестве соправителя умирающего короля.

Противостояние Саладину и династические распри последних лет окончательно подорвали здоровье короля, и 16 марта 1185 года Балдуин скончался в возрасте двадцати четырех лет. Он всего на несколько месяцев пережил мать, которая умерла в Акре в конце 1184 года. Согласно воле короля, престол унаследовал его племянник Балдуин V при регенте Раймунде III.

Образ Балдуина в кино

В 2005 году в прокат вышел фильм «Царство небесное» (режиссер Ридли Скотт), в котором роль Балдуина Прокаженного исполнил американский актер Эдвард Нортон.

В этом фильме молодой король изображен отважным, но стремящимся к миру правителем, однако тяжесть его заболевания была приуменьшена. Так, в то время, в котором происходит действие фильма, Балдуин был уже слеп и практически не мог ходить.

Маска, которую носит в фильме король, скрывая обезображенное лицо — плод фантазии сценариста, не имеющий под собой никакого документального подтверждения.

Источник: http://people-archive.ru/character/balduin-iv-prokazhennyy

Удел прокаженного короля

Балдуин IV, несмотря на страшную болезнь, умер непобежденным и оставил о себе славную память на Востоке
  
В 2005 году по мотивам истории борьбы крестоносцев под предводительством Балдуина и арабов был снят фильм «Царство небесное» (Kingdom of Heaven).

Правда, в фильме описаны события, которые начали развиваться через год после смерти короля Балдуина, и они сильно отличаются от тех, о которых сообщают нам исторические источники. Фото: 20th Century FoxВ марте 1185 года в 23 года умер король Иерусалимский Балдуин (Бодуэн) IV. Он не особенно известен своими подвигами.

Между тем этот обреченный молодой человек за свою короткую жизнь совершил гораздо более заметные деяния, чем, скажем, его всемирно известный современник Ричард Львиное Сердце (Richard the Lionheart, Cœur de Lion, 1157–1199), причем в гораздо более сложных условиях.

В период его правления Иерусалимское королевство крестоносцев уподобилось ореху между смыкающимися вокруг него клещами мусульманского щелкунчика. И Балдуин, несмотря на страшный недуг, до последнего дня отстаивал интересы своих подданных.

Крестоносцы и их государствоК началу правления Балдуина IV франки (и их потомки) владели всем побережьем Сирии и Палестины от Аманских гор до Синайской пустыни. Существовал конгломерат автономных, но готовых прийти на помощь друг к другу христианских государств — Антиохия, Триполи и Иерусалим.

Королю Иерусалима помогали канцлер (он возглавлял канцелярию и хранил королевский архив) и сенешаль, при необходимости выполнявший функции монарха в гражданском управлении государством и отвечавший за казну. Армией руководил коннетабль, подчинявшийся королю, королевским хозяйством управлял камергер. Но центральная власть была не так сильна, потому что на постоянно воевавшем с соседями франкском Востоке король был вынужден делегировать значительные полномочия местным правителям, защищавшим границы. Высший Совет при короле исполнял тройственную функцию: судебную, консультативную и законодательную.

Церковь во всех трех крестоносных государствах был католическая, а возглавляли ее два латинских патриарха — антиохийский и иерусалимский, служивший в Храме Гроба Господня.

Христианские храмы были центрами, вокруг которых обращалась жизнь государства — ведь именно ради их охраны и были затеяны крестовые походы.

Население Иерусалимского королевства во второй половине XII века оценивается примерно в 620 тысяч человек, из которых франки-католики составляли 140, а подавляющее большинство было мусульманами или христианами восточного толка (армяне, сирийские якобиты, несториане и марониты).

Совет

Жили в королевстве и иудеи, и самаритяне. Хотя в ходе Первого крестового похода в 1099 году франки устроили в Иерусалиме резню мусульман и иудеев, но в дальнейшем, установив свою власть над Палестиной, крестоносцы не посягали на свободу вероисповедания местного населения.

Карта Иерусалима, которой пользовались в XII веке крестоносцы Организационными центрами жизни франков были города и замки, подпадавшие под сюзеренитет короля. Из всех городов лишь Иерусалим превратился в полностью христианский город — в нем не было мусульман и почти не было евреев, допускались только восточные христиане. В прибрежных городах наибольшими льготами и привилегиями обладали венецианцы, генуэзцы и пизанцы. Итальянцы охраняли морские пути сообщения с Западом, перевозили пилигримов, солдат и переселенцев и, в отличие от франков, умели торговать, а экономическое благосостояние государств Святой земли стояло все-таки на торговле: особо плодородных земель тут не наблюдалось. Главным предметом торговли, которую контролировали купцы из Дамаска и Алеппо, были предметы роскоши — оружие из дамасской стали, произведения арабских золотых дел мастеров, ювелирные украшения, парфюмерия, персидские ковры и керамика, китайский шелк, пряности и лекарства из Индии.
В окружении враговС окружающими мусульманскими владениями франки поддерживали торговые контакты, что не исключало опасности нападения воинов ислама. Большинство городов были обнесены стенами, каменные башни строились и в важнейших деревнях — для защиты населения. По той же причине рыцарская служба в Иерусалиме отличалась от службы на Западе продолжительностью — там она занимала всего сорок дней в году, а на Ближнем Востоке была круглогодичной, когда речь шла об обороне королевства, но платной, если король посылал войска за пределы своих границ, например, в Египет.
Местные восточные христиане говорили по-арабски и культурно были весьма близки к мусульманам, а потому относились к франкам как к чужакам. Католики на Ближнем Востоке то пытались наладить дружбу и «взаимовыгодное сотрудничество» с местным, глубоко чуждым, населением, то воевали с ними за свои святыни и за выживание.
Тамплиеры и госпитальеры считали оборону Святой земли своей главной задачей. К 1174 году оба ордена практически безраздельно владели на Ближнем Востоке (и в Западной Европе) огромными землями. К началу правления Балдуина два ордена могли выставить столько же рыцарей, сколько королевские вассалы, при этом их воины были наиболее профессиональными и идеологически несгибаемыми, за что их уважали и боялись мусульманские оппоненты. Ордена были финансово независимы и официально не подчинялись правителю Иерусалима. Чтобы совладать с орденами, королю приходилось сочетать такт, силу, умение аргументировать решения и склонять на свою сторону представителей разных группировок. Однако его власть все еще была сильна: король был главнокомандующим армией, чеканил монету и получал налоги, таможенные пошлины, портовые сборы и прочее.
Летом 1174 года ситуация вокруг королевства обострилась донельзя. Малолетний король никак не мог выступить объединяющей силой перед лицом набиравшего силу Саладина (Салах-ад-дин, Юсуф ибн Айюб, 1138–1193). Но у Золотого города еще было немного времени, и малолетний король успевал повзрослеть.Детство, отрочество, юностьС самого рождения в 1161 году Балдуин был как будто одновременно благословен и проклят: имя свое он получил от дядюшки по отцу — короля Балдуина III (1129–1162), который заявил, что его подарком новорожденному будет «Иерусалимское королевство». В тот момент все весело посмеялись — монарху был всего 31 год, но всего через два года он умер бездетным. Трон переходил к младшему брату, отцу Балдуина Амальрику. Однако в Иерусалимском королевстве не существовало строгого следования принципу примогенитуры (права первенства наследования трона по старшинству). Поэтому Высший совет мог ставить условия будущему королю. По каким-то причинам Амальрика заставили развестись с женой, Агнессой де Куртенэ, состоявшей с ним в счастливом супружестве и родившей ему, помимо Бодуэна, старшую дочь Сибиллу. Поэтому в детстве Балдуин матери не знал: отец взял в жены византийскую принцессу Марию Комнину. Будучи женщиной амбициозной, она плохо переносила мысль о том, что положение пасынка выше, чем у ее детей, и Балдуина, конечно же, не любила.
Вильгельм Тирский обнаруживает у Балдуина первые симптомы проказы. Миниатюра из книги «История деяний в заморских землях», Франция, 1250-е годы Зато принцу повезло с образованием. Он был любознателен, с охотой учился у Вильгельма (Гийома) Тирского (Guillaume de Tyr, 1130–1190), одного из лучших умов своего времени, радовал успехами. Балдуин даже жил у него в доме, где и обнаружилось, что с ним «что-то не так». Вильгельм писал: «…Он играл с мальчиками из благородных фамилий, и они кололи друг друга в руки иголками, как часто делают дети […] и вот другие кричали, когда им было больно, а он выносил все с большим терпением […] Я решил, что дело в характере, а не в нечувствительности к боли […] В конце концов, я понял, что половина его правой руки мертва…» Врачам вскоре стало ясно, что с этой болезнью справиться нельзя. В то же время Амальрик приказал учить сына, будущего рыцаря, верховой езде. Но мальчику предстояло ездить верхом, обходясь лишь левой рукой, которая будет занята оружием, а значит, управлять лошадью с помощью одних коленей. Балдуин оставался первоклассным наездником до тех пор, пока здоровье его не ухудшилось так, что он не мог сесть в седло (его несли в бой на носилках). И здесь приходит пора для первого «однако».Вопросы жизни и смертиПо законам королевства любой мужчина благородного происхождения, заболевший лепрой, должен был вступить в Орден святого Лазаря. В общем, Балдуину грозило после исполнения 15 лет (возраст совершеннолетия) угодить в монахи. Амальрик понимал, что в таком случае королевство рискует остаться без наследника. Дед Балдуина Фулько погиб на охоте, преследуя зайца, дядя был сражен дизентерией… Что будет с царством в случае, если и сам Амальрик падет жертвой неожиданных событий?.. Попытались выдать Сибиллу за человека хорошей крови. Этого, однако, не случилось: потенциальный кандидат сошел с дистанции, поняв, что Латинское королевство слабеет.Опасения короля оказались обоснованными: в 1174 году и он умер от дизентерии, оставив после себя ослабленное и раздираемое противоречиями царство и прокаженного сына. Впрочем, официально на момент смерти Альмарика диагноз Балдуина не был подтвержден. Поэтому единственного законного кандидата короновали на царство 15 июля 1174 года.И снова свидетельство Вильгельма Тирского: «Он хорошо учился […] был исполнен надежд и развивал свои природные способности. Он был красивым ребенком […] и лучше других мужчин, даже старше него, управлял лошадьми и скакал галопом. У него была отличная память, и он любил слушать истории. Он […] всегда помнил, когда ему делали добро. Зло, впрочем, помнил тоже. Он был очень похож на отца — не только лицом, но и телом. Он так же ходил, так же говорил. Он быстро все схватывал, но заикался. Подобно отцу, он любил рассказы об истории и всегда внимал добрым советам». Какой же правитель вышел из заикающегося мальчика, пораженного смертельным недугом?

Читайте также:  Что такое осознанные сновидения, или как полететь на луну?

Вынужденный постоянно балансировать между интересами собственных подданных сначала в эпоху регентства, а затем и вступив на трон, Балдуин маневрировал между рыцарскими орденами, соседними крестоносными государствами, папой (папа Александр III, Alexander III, ок.1100/1105–1181) утверждал, что бог поразил его лепрой за грехи), интересами Византии и Запада. Добавьте к этому исламскую угрозу. Балдуин, все глубже погружавшийся в пучину своей ужасной болезни, предстает даже более успешным дипломатом, чем человеком меча.

Явление СаладинаРассказывая эту историю, мы постоянно сталкиваемся со сложившимися в исторической науке стереотипами.

Если на оценку правления и личности нашего героя бросает тень потеря крестоносцами Иерусалима через два года после его смерти (мол, он-то до этого и довел), то Саладина, напротив, принято рассматривать как безупречного восточного джентльмена Средних веков, всегда державшего слово и не обижавшего христиан без причин. Это злостное упрощение.

В 1842 году французский художник Шарль-Филипп Ларивьер написал картиру «Битва при Аскалоне». Холм Мон-Жизар находился недалеко от АскалонаСын курдского воина и политика Саладин добился вершин власти как раз тогда, когда Амальрик I наступал на Египет, где Саладин был визирем.

Против ожиданий, после смерти египетского султана он самопровозгласил себя его преемником, заручился поддержкой Нур ад-Дина в Сирии и тут развернулся. Приведя в порядок экономику Египта, принялся поглощать маленькие мусульманские владения, а потом решил обратить свой воинственный пыл против крестоносцев.

Смерть Нур ад-Дина только помогла Саладину в дальнейшем наборе высоты: он завоевал Йемен и территории на запад от Египта, в Магрибе. Затем прошел маршем до Дамаска, женился на вдове правителя, чуть было не погиб во время осады Алеппо от рук ассасинов-исмаилитов и, наконец, столкнулся с крестоносцами.

И тут пришла пора посмотреть на нашего немощного героя на поле боя против легендарного воителя Востока.

На пике: Мон-ЖизарРяд историков обвиняет Балдуина и его советников в том, что они «довели до войны с Саладином»: ведь первым, что сделал пятнадцатилетний король, только получив возможность принимать самостоятельные решения, был отказ ратифицировать мирный договор с султаном, заключенный неофициальным регентом Раймундом III Триполийским.

Войдя в подростковый возраст, монарх вступил и в новую стадию развития болезни. Стало ясно: вскоре понадобится новый король. Сибилле снова стали искать мужа.

Обратите внимание

Король жаждал помощи византийского императора Мануила Комнина и послал к нему Рейнальда Шатийонского — рыцаря незнатного происхождения, через брак с тетушкой Балдуина ставшего князем Антиохийским, но Мануил помочь крестоносцам не пожелал. А тем временем Саладин подготовился к нападению на Иерусалим.

И тогда 25 ноября 1177 года Балдуин и Рейнальд вышли из города с 375 рыцарями, к которым присоединилось 80 тамплиеров под руководством магистра Одо де Сент-Амана, и разбили превосходящие силы Саладина (26 тысяч человек) в битве при Мон-Жизаре.

В победе сыграло роль и то, что Саладин недооценил юного противника, полагая, что тот не осмелится сразиться с ним, и то, что крестоносцы захватили Саладина врасплох, и то, что франки действительно умело бились. Балдуин преследовал противника до самого заката.

Саладин потерял 90 процентов войска, включая личную охрану из мамлюков, бежал обратно в Египет, по дороге распуская слухи, что битву выиграл он, а не крестоносцы. Но в течение целого года, прежде чем возобновить атаки на франков, Саладин только зализывал раны.

Бесстыжий ГиЛетом 1180 года произошло событие, во многом предопределившее печальную судьбу Иерусалимского королевства.

Сибиллу выдали замуж за Ги де Лузиньяна (Guy de Lusignan, 1160–1194), двусмысленного авантюриста, показавшегося Балдуину и его матери Агнессе приличным кандидатом — он был кузеном английского короля Генриха II (1133–1189). К тому времени Балдуин ослеп, не владел конечностями и потому пытался отречься от престола. Но раз за разом попытки найти подходящего кандидата на трон срывались. Подвел и Рейнальд Шатийонский: напал на торговый караван, шедший из Египта в Дамаск, и прямо оскорбил Саладина, захватив во время одного из таких нападений его мать. В 1182 году возмущенный Саладин возобновил атаки на франков, и Балдуин был вынужден назначить Ги де Лузиньяна регентом.

Битва при Хаттине. Средневековая миниатюраНе прошло и года, как тот покрыл себя позором: когда Ги де Лузиньян присутствовал на свадебных торжествах в Кераке, Саладин напал на замок и осадил его прямо с гостями внутри. Балдуин, собрав оставшиеся физические силы, явился на место и снял осаду, но Ги отказался сражаться с Саладином, и султан просто отправился домой! Такой регент Балдуину не был нужен. Лузиньян удалился с супругой в Ашкалон, а королю так и не удалось добиться их развода.«Пока он был жив, он всегда побеждал»До последней секунды своей жизни Балдуин занимался делами Иерусалима. Разочаровавшись в регентах и попытках найти достойного наследника, в 1183 году он назначил своим соправителем пятилетнего племянника, Балдуина Монферратского. В день смерти прокаженный правитель провел последний королевский совет.Через два года, 4 июля 1187 года Саладин победил крестоносцев и Ги де Лузиньяна, стараниями жены все-таки ставшего иерусалимским королем, при Хаттине. То была смертельная рана, нанесенная Иерусалимскому королевству; а в 1291 году крестоносцы были вовсе изгнаны с Ближнего Востока.Но память о Балдуине в этом регионе сохранялась долго. В середине XIII века один мусульманин в Дамаске заявил оружейнику короля Людовика IX: «Были времена, когда король Балдуин Иерусалимский, тот, что был прокаженным, побил Саладина, хотя у него было всего 300 воинов против Саладиновых 30 тысяч. Сейчас ваши грехи так велики, что мы гоняем вас по полям, как скот».Часто задаются вопросом, почему церковь не причислила этого короля-девственника и мученика к лику святых, ведь он сделал очень многое для христианства и вел исключительно праведную жизнь. Ответ прост: Балдуин мало интересовался религией. Даже будучи смертельно больным, он не рассматривал возможность удалиться в монастырь. Это был король-рыцарь, а не король-монах, и определяющими чертами его личности были личное мужество, отвага и гордость. Один хронист записал после его смерти: «Хотя с детства он страдал от проказы, он всеми силами сохранял неприкосновенность границ Иерусалимского королевства и одержал поразительную победу над Саладином при Мон-Жизар. Пока он был жив, он всегда побеждал».

Динара Дубровская                 http://www.vokrugsveta.ru/telegraph/history/579/

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://s30556663155.mirtesen.ru/blog/43287644262

Балдуин IV становится королем Иерусалима

[183]

Шестым[184] королем Иерусалима был государь Балдуин IV, сын блаженной памяти государя короля Амальрика и графини Агнессы, дочери графа Эдесского Жослена Младшего.

Однажды благородные дети, окружавшие его, играли друг с другом и, как водится между шалунами, царапали в шутку ногтями по рукам. Другие криком выражали свою боль, он один переносил все терпеливо, как будто не испытывал боли, хотя они его не щадили. Когда это повторилось несколько раз, дело было доведено до меня.

Сначала я подумал, что это происходит не от его нечувствительности, а от терпеливости. Потом я призвал его к себе и стал расспрашивать. И я открыл, что вся его правая рука действительно потеряла чувствительность, так что он нисколько не замечал, если ее щипали или кусали.

Важно

Размышляя об этом, я припомнил слова мудреца, что член, потерявший чувство, далек от излечения и тот болен опаснее всего, кто не чувствует себя больным.

Я дал знать отцу. Тот обратился за советом к врачам, которые назначили перевязки, втирания и даже ядовитые лекарства, чтобы улучшить его состояние, но они нисколько не помогли. Позднее мы поняли, что это было началом неизлечимой болезни.

Я не могу говорить об этом без слез. Когда он достиг юношеских лет, то мы увидели, что он страдает ужасной проказой[186]. Болезнь распространялась с каждым днем.

Она поражала его конечности и лицо до того, что приближенные не могли смотреть на него без глубокого сострадания.

Балдуин был знатоком литературы. С каждым днем он обнаруживал прекрасные способности, подавая большие надежды. Для своего возраста он был привлекателен, искусен, по примеру предков, в верховой езде и управлении лошадьми. Он имел цепкую память, любил поучаться в беседе.

Он был бережлив и нелегко забывал как добро, так и зло. Он походил на своего отца не только лицом, но и всей фигурой. Он также был похож на отца походкой и тембром голоса. Он имел быстрый ум, но речь была неторопливой.

Как и отец, он жадно изучал историю и всегда был готов последовать доброму совету.

Когда умер его отец, Балдуину едва исполнилось 13 лет. У него была старшая сестра по имени Сибилла от одной матери. Она воспитывалась в монастыре Св. Лазаря в Вифании у аббатисы Иветты, тетки его отца.

Совет

После смерти его отца князья королевства, как светские, так и духовные, собрались вместе. По их единодушному желанию Балдуин был с приличной торжественностью помазан в короли и коронован в храме Св. Гроба пятнадцатого июля, на четвертый день после смерти отца, владыкой Амальриком, блаженной памяти патриархом Иерусалимским, в присутствии архиепископов, епископов и других прелатов церкви.

Восшествие юного прокаженного короля на иерусалимский трон пришлось на то время, когда Саладин не без успеха пытался захватить земли, раньше управляемые Нур ад-Дином. Пока Саладин усиливал свое влияние на обширную и очень мощную мусульманскую империю, в латинских государствах появились первые признаки серьезного внутреннего раскола.

Различия между двумя типами западных рыцарей и поселенцев на Востоке часто отмечались современными хронистами. «Всякий, кто недавно приехал с франкских земель, – писал проницательный сирийский автор, – грубее по характеру, чем те, кто уже приспособился к новой среде».

Эта разница между пришельцами с Запада, которые уже давно обосновались на Востоке, и их недавно прибывшими соотечественниками оказывала влияние на внутреннюю политику, внешнюю политику и всю атмосферу латинских государств.

Эти две различные группы, названные для удобства «свои» и «пришлые», по целому ряду важных вопросов конфликтовали друг с другом. «Пришлые» хотели получить землю, титулы и положение в королевстве для себя лично.

Но для этого необходимо было ущемить законные интересы «своих», чьи предки прибыли на Восток с армиями первых крестоносцев или чуть позже и которые уже заняли самые значительные посты, да и лучшие земли тоже, в латинских государствах.

«Пришлые» нередко высказывали тревогу относительно степени ассимиляции «своих» в жизнь Востока – ведь европейцы носили местную одежду, ели местную пищу, переняли обычаи и даже говорили на местных языках. И это не говоря уже о скандальных (так казалось «пришлым») связях между баронами Святой земли со своими соседями – неверными мусульманами.

Разногласия между «своими» и «пришлыми» усилились во время правления Балдуина IV. Поскольку юный король был, во-первых, очень молод, а во-вторых, болен проказой, ему необходим был регент.

Более того, власть регента должна была только усиливаться по мере развития болезни короля. Балдуин слабел и нередко бывал не способен выполнять свои обязанности. В этом «пришлые» видели свой шанс.

Обратите внимание

Если один из них станет регентом, власть местных баронов будет существенно подорвана.

Однако в первые годы правления Балдуина IV о своих правах на регентство заявил граф Раймунд Триполийский, ближайший родственник Балдуина мужского пола. Его кандидатура была совершенно неприемлемой для «пришлых». Чтобы добиться своего, они должны были найти средство его сместить.

В 1177 году Балдуин стал достаточно взрослым, и, соответственно, влияние Раймунда и партии, которую он представлял, значительно ослабло, поскольку Балдуин IV собирался править самостоятельно.

В 1180 году овдовевшая сестра Балдуина Сибилла по настоянию матери вышла замуж за Гвидо де Лузиньяна, младшего отпрыска знатной франкской семьи. Гвидо был новичком на Востоке и быстро стал выразителем интересов группы «пришлых» в политике Святой земли.

Ко двору стали съезжаться представители самых знатных семейств «пришлых», которые наконец убедили короля открыто порвать с графом Триполи.

[] [] [] []

Источник: http://indbooks.in/mirror4.ru/?p=130753

Ссылка на основную публикацию