Почему братья-славяне забыли шипку?

Братья-славяне: есть ли потенциал для сотрудничества?

Доклад кандидата филологических наук, ректора Курской православной духовной семинарии, архимандрита Симеона (Томачинского), прозвучавший на международной конференции в Ягеллонском университете в Кракове «Славяне – проблемы геокультуры» 4-5 декабря 2015 года.

Архимандрит Симеон (Томачинский). Фото: pravoslavie.ru

Мы привыкли к словосочетанию «братья-мусульмане», поскольку так называет себя нашумевшее религиозно-политическое движение. (В России в 2003 году Верховный суд объявил “Братьев-мусульман” террористической организацией.)

А вот выражение “братья-славяне” как-то совершенно ушло из нашего обихода, хотя в течение многих столетий оно выражало совершенно определенную реальность. И вдруг оно оказывается под подозрением, высмеивается, подвергается шельмованию. Как будто братьями могут быть кто угодно, только не славяне.

Обратите внимание

Хотя ни у кого не вызывает удивления объединение в одной лодке таких совершенно не похожих друг на друга народов, как, например, болгары и французы, румыны и немцы, испанцы и эстонцы. Всем понятно, что я говорю о Европейском Союзе.

Этот альянс, политический, экономический и культурный, существует, он доказал свою жизнеспособность и, несмотря на множество проблем и противоречий, Евросоюз остается важнейшей конституирующей силой не только Европы, но и всего мира.

Почему же мы не можем говорить о славянском единстве, о славянском братстве? Ведь в его основе, помимо всего прочего, лежит многовековая географическая, культурная, историческая реальность. У нас общая почва, общая судьба. И это особенно заметно в других странах.

Например, как русских, так и поляков, не очень жалуют, скажем, во Франции или в Америке, где к ним относятся в лучшем случае снисходительно, а частенько – как ко второсортному человеческому материалу. Но мы в этих странах встречаем друг друга, как братьев, как родных.

Я сам наблюдал это, к примеру, в Лионе, у мощей священномученика Иринея Лионского, где, случайно встретившись с группой польских паломников, мы радостно обнимались и долго молились вместе у гробницы нашего общего святого первых веков христианства. Или этим летом в Нью-Йорке, на свадьбе моего брата с польской девушкой, не было ближе друзей, чем русские и поляки, волею судеб оказавшиеся в Америке.

Cпециально акцентирую ваше внимание на таких, казалось бы, бытовых ситуациях, поскольку именно они подчеркивают наше семейное, поистине братское, единство. Тем более что в наше время особую силу получает «социальная история».

У этого термина встречается разное наполнение1, но часто он употребляется для обозначения важности рядовых человеческих судеб, которые во многом и формируют большую политическую историю2.

Русские, украинцы, белорусы, поляки, чехи, словаки, сербы, хорваты – этот ряд братских славянских народов можно продолжать долго. Нетрудно заметить, что в последние два десятилетия определенные силы, руководствуясь проверенной тактикой divide et impera, именно между этими народами искусно посеяли рознь, вражду, перешедшую местами в братоубийственную бойню.

Есть такая сербская пословица:

  • Кто тебе око выкопал? (т.е. вырвал)
  • Брат.
  • А, потому так глубóко…

Эту пословицу часто напоминал во время межэтнических войн 90-х годов в Югославии мой преподаватель в университете знаменитый славист Никита Ильич Толстой.

Действительно, столкновения между братьями бывают порой страшнее, чем между заклятыми врагами. Об этом мы читаем и в Евангелии: «Предаст же брат брата на смерть и отец – сына…» (Мф 10, 21).

Это все так, но из Евангелия мы знаем и другое – «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими» (Мф, 5, 9). В любой семье случаются конфликты, ссоры, размолвки – это показатель жизненности организма. Но уровень зрелости семьи и каждого человека демонстрируется как раз способностью решать и преодолевать конфликты.

Важно

Да, мы непохожи. И слава Богу! Потому что, как мы знаем от замечательного мыслителя XIX века Константина Леонтьева, средний европеец – это «орудие всемирного разрушения»3.

Нивелировка национальных культур, унификация всех проявлений цивилизации ведет ко «вторичному упрощающему смешению»4.

А такое смешение, как убедительно доказал Леонтьев, не только обедняет жизнь, выводя на сцену однообразие и скуку вместо цветения и многообразия, но рано или поздно влечет за собой смерть национальных государств и культур5.

“Все созидающее, все охраняющее то, что раз создано историей народа, имеет характер более или менее обособляющий, отличительный, противополагающий одну нацию другим… Все либеральное — бесцветно, общеразрушительно, бессодержательно в том смысле, что оно одинаково возможно везде”, – пишет Леонтьев в “Варшавском дневнике” за 1880 год6.

Но мне возразят: может быть, это и хорошо – смерть всего национального, особенного, своеобычного; пусть везде будут одинаковые гамбургеры, похожие песни, единообразные танцы. Лучше даже было бы всех построить в шеренги, одеть в униформу и направить на открывание-закрывание газового вентиля, пока «золотой миллиард» будет наслаждаться жизнью.

Но хотим ли мы жить в мире, где все одинаково, стандартизированно, бездушно, серо и однообразно?

“Возлюбленная непохожесть – вот что да восценим и чем будем дорожить”, – восклицает известный мыслитель XX века Георгий Гачев7.

Он посвятил свои труды изучению ментальностей народов мира, их сравнению и описанию. «Всякая национальная целостность есть единство местной природы (Космос), характера народа (Психея) и склада мышления (Логос)»8.

Георгий Гачев дал замечательное определение своеобразия каждого народа в истории: «История есть супружеская жизнь Народа и Природины за смертный срок данного национально-исторического организма. Культура же – чадородие их брака»9.

Специальный раздел своей книги «Ментальности народов мира» Гачев посвящает Польше. Со свойственным этому автору оригинальным взглядом он описывает специфику польского понимания жизни.

Совет

Прежде всего, исследователь подчеркивает активную роль женского начала в Польше10, в чем она близка России, где обычные выражения: Русь-матушка, мать-сыра земля и т.д. Но на этом основное сходство и заканчивается.

«В польскости Листва важнее Ствола: она в образах поэзии воспета. Липа – округла, романска, как и Галльский Дуб друидов В России же не одиночное Дерево, но Лес будет моделирующим: артель и собор дерев.

Если Липа Кохановского – это Дерево как Лес: в Дереве, в самости поляка – богатство Польши, Леса («Еще Польска не згинела, доконд мы живы»: человек – условие бытия Польши), то в русском сознании одиночное дерево – это сиротство, а личность отдельная – это малозначимость»11.

Еще более интересное сопоставление у Гачева касается важнейшей национальной формулы.

«Если формула эллинской и западноевропейской логики: «это есть то-то» («Сократ есть человек»), а формула русской логики: «не то, а… что?» («Нет, я не Байрон, я другой…»; «Не то, что мните вы, природа…»), то формула польской логики: «не это, а вот что!» Она близка к русской тем, что начинается с негации, отталкивательно, реактивно, но близка к западноевропейской – своей утвердительностью в итоге, тогда как русская – разомкнута в бесконечность вопрошения и исследования, есть отсыл в даль…»12

Любопытно, что Гачев считает Польшу посредником между германством и российством, полагая, что в ее Космо-Психо-Логосе синтезируются элементы и того, и другого.

«Польша геополитически – как гармошка между Западом и Востоком Европы: то расширяется, то сжимается – и тогда перебегает в Дух, в Листву, во Влаго-воздух, в романтизм прыснет – есть куда! Так что Польскость не боится, а даже навлекает на себя трагедию»13.

Яркой иллюстрацией взаимоотношений двух наших народов могла бы стать дружба Пушкина с Мицкевичем. Как известно, великий польский поэт провел в России несколько лет, где познакомился с Пушкиным в 1826 году в одном из московских литературных салонов.

Пушкин сразу оценил гений Мицкевича и ставил себя много ниже его: «Какой гений! какой священный огонь! Что я в сравнении с ним!»14 Но и Мицкевич отвечал ему взаимным уважением.

Как-то раз, Пушкин, встретясь где-то на улице с Мицкевичем, посторонился и сказал: «С дороги двойка, туз идет». На что Мицкевич тут же отвечал: «Козырная двойка туза бьет»15.

Поэты часто встречались, общались, поддерживали дружеские отношения. В 1829 году Адам Мицкевич покинул Россию, а в 1832 году написал известное стихотворение “К русским друзьям”.

Обратите внимание

В нем Мицкевич предельно жестко обращается к своим прежним товарищам, обвиняя их, например, в “холопском рвении”16. В стихотворении есть и такие слова: «Теперь я выливаю в мир кубок яда. Едка и жгуча горечь моей речи»17.

В этом году 6 июня это стихотворение читали здесь, в Кракове. Но прочитывали ли вместе с ним ответ Пушкина, раз уж это был день его рождения?

В своем стихотворном ответе 1834 года «Он между нами жил» Пушкин говорит о том почтении, которое испытывали русские литераторы к Мицкевичу и о том благословении, которым они его проводили на родину. Но затем Пушкин продолжает так:

Но теперь

Наш мирный гость нам стал врагом — и ядом

Стихи свои, в угоду черни буйной,

Он напояет. Издали до нас

Доходит голос злобного поэта,

Знакомый голос!.. Боже! освяти

В нем сердце правдою Твоей и миром…18

И молитва Пушкина не осталась тщетной. Мицкевич читал эти строки и по достоинству оценил их19. Свой некролог о Пушкине во французском журнале «Le Globe», опубликованный 25 мая 1837 года, он подписал: «Друг Пушкина» (un ami de Pouchkine)20.

В этом некрологе Мицкевич пишет: “Пушкин, коего талант поэтический удивлял читателей, увлекал, изумлял слушателей живостью, тонкостью и ясностью ума своего, был одарен необыкновенною памятью, суждением верным, вкусом утонченным и превосходным.

Когда говорил он о политике внешней и отечественной, можно было думать, что слушаешь человека, заматеревшего в государственных делах и пропитанного ежедневным чтением парламентарных прений Я довольно близко и довольно долго знал русского поэта; находил я в нем характер слишком впечатлительный, а иногда легкомысленный, но всегда искренний, благородный и способный к сердечным излияниям»21.

Такова история двух великих поэтов, сынов Польши и России. Они была непохожи друг на друга, но умели ценить друг в друге лучшие качества, умели деликатно, но твердо сказать горькую правду, и при этом остаться братьями – не только в этой жизни, но и за гробом.

Итак, «возлюбленная непохожесть» – вот основание для нашего единства. Единства не в форме политического или экономического союза – это невозможно, а в форме культурного обмена, духовного взаимодействия, научных и творческих контактов.

Важно

Пушкин и Мицкевич, Шопен и Чайковский, Гоголь-Яновский и Достоевский – все они смотрят на нас и безмолвно вопрошают, когда же в пепле взаимных сражений мы найдем наконец алмаз братской любви.

Источник: https://www.pravmir.ru/bratya-slavyane-est-li-potentsial-dlya-sotrudnichestva/

Мы с украинцами не братья-славяне — МК

Мы – единый русский народ

01.05.2014 в 14:12, просмотров: 22511

Возвращение Севастополя и Крыма, необходимость защиты миллионов русских на Востоке Украины пробуждает русское национальное самосознание и обновляет историческую память. Самое время разоблачить мифы, которые злонамеренно внедрены в общественное сознание за последние десятилетия.

Для оправдания Беловежского государственного переворота в декабре 1991 года был запущен миф о «единстве славянских народов». С тех пор нам внушают, что Российская Федерация, Украина и Белоруссия населены «славянскими народами».

Авторы этого мифа сознавали мощные центростремительные силы раздираемых частей русского народа, поэтому прикрывали разрушение страны демагогией о «славянском единстве». С нелегкой руки «реформаторов» призрак «мы – славяне» и сегодня бродит по России и оторванным от неё территориям.

Читайте также:  Что случилось в куреневке? две трагедии бабьего яра

Утопия, порождённая политической конъюнктурой, может привиться в истории, что неизбежно отзовётся новыми катастрофами.

Вспомним, что до 1917 года русские, украинцы и белорусы были народностями русского народа, говорящими на великорусском, малорусском и белорусском наречиях русского языка: «Русский язык – это совокупность тех говоров, поднаречий и наречий, на которых говорит русский народ, то есть известные племена и народности, объединённые общностью нравов, верований, преданий и самого языка» (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона). В русском этносе, состоящем из множества народностей, основными народностями являются: великоросская (среднерусская), малоросская (украинская), белорусская.

Когда Малороссию и Белую Россию захватывали другие государства, они неизменно возвращались в лоно единой России.

Поэтому истории не известны ни великоросская, ни украинская, ни белорусская нации, ни «суверенные» великоросское, украинское (краткий период в годы Гражданской войны не в счёт – в революционной стихии каких только «государств» не создавали) и белорусское государства. Из чего следует историческая предопределённость русских жить в едином государстве.

Совет

Очевидно, что и в советский период, при глобальных социальных и экономических потрясениях, не произошло ничего, что превращало бы великоросскую, малорусскую и белорусскую народности в отдельные самостоятельные народы.

Хотя идеологизированный политический язык содержал такие понятия, как «белорусский народ», «украинский народ». Иначе говоря, до 1991 года в истории нет свидетельств распада русского народа.

Земли Западной Руси завоевывались или отъединялись насильственно, и при появлении исторических возможностей возвращались в лоно русской государственности.

Помимо этнически русских к русскому народу относятся множество национальностей России. Ибо русские – это суперэтнос, многонациональный народ, включающий множество этносов – народов и народностей. Русские – все, кто говорит и думает по-русски, считает себя русским, независимо от этнического происхождения.

Поэтому русский татарин, русский башкир, русский еврей, русский немец, русский туркмен… – органичная форма национальной самоидентификации еще в предреволюционной России. За пределами России до сих пор всех нас так и величают – русские.

Славянами русские являются вместе с поляками, чехами, словаками, болгарами, сербами, хорватами, боснийцами, македонцами, словенцами, черногорцами. Когда мы обращаемся к братским народам, мы можем говорить: мы с вами славяне.

Но когда мы говорим о себе, идентифицируем себя – выделяемся как народ из других, то должно говорить: мы русские, а не славяне или россияне, а тем более русскоязычные.

Если не власть, то патриотическая общественность призвана открыто формулировать основные жизненные интересы русского государствообразующего народа. Мы должны бороться за признание статуса разъединённого русского народа. Из чего следует признание дальнейших попыток развала российского государства – преступлением против великого народа.

Обратите внимание

Территории дореволюционной России или бывшего СССР, населённые русским большинством, объективно тяготеют к восстановлению государственного единства, ибо государство есть форма самосохранения русского народа.

От политиков и общественной активности зависит только раньше или позже, с меньшими или большими жертвами, в тех или иных формах произойдёт государственное воссоединение территорий, большинством населения которых являются русским.

Территории с русским большинством – Российская Федерация, Белоруссия, Украина (за исключением Галиции – нескольких западных областей, исторически, культурно, религиозно давно ориентированных на Запад), Южная Сибирь (ныне называемая Северным Казахстаном) – и до сего дня тяготеют к тем или иным формам воссоединения. Задача национальных лидеров – создать условия для исторического волеизъявления народа, разорванного на части. Политики должны учитывать современные сложные реалии, но в свете стратегической цели – национального воссоединения.

Эта установка открывает долгий, многотрудный, но реальный путь: финансирование русских общественных организаций и СМИ за пределами Российской Федерации, информационная и дипломатическая поддержка десятков миллионов соотечественников, лишённых родины, переселение русских из территорий, окончательно ушедших из России, экономическое сближение, размывание таможенных и иных барьеров, соединение интересов безопасности и обороны, конфедеративные союзы, а то и референдумы спорных территорий. А если потребуется, то встать на защиту жизни и свободы русских людей. Ко всему этому следует относиться не как к обременительной помощи кому-то, а как к программе национального самоспасения. Важно не поддаться сладкоголосому пению политических сирен о том, что свершившееся исторически необратимо, что «народы – независимые», а «государства – суверенные». Если же отдадимся антинациональному гипнозу, то в недалёком будущем услышим от тех же аналитиков, что Московское, Сибирское, а может быть, и Тверское государства тоже «суверенные» и должны жить в дружбе, поскольку населены «славянскими народами».

Уже очевидно, что упущенные два десятилетия для работы с миллионами русских на Украине ныне придётся компенсировать срочными мерами. Об этом вопиет множество фактов. Так, например, читаем на официальном сайте украинской национальной ассамблеи УНА-УНСО обращение политического совета «Правого сектора»: «К российским и русскоговорящим Украины.

Украинский революционный национализм не есть идеология ненависти к российскому народу. Мы считаем, что дерусификация Украины – целиком справедливое и необходимое явление. Понятие дерусификаия» означает, что этнические украинцы вернутся к собственному языку, истории и идентичности».

То есть, они говорят великороссам и малороссам: вы не русские, а украинцы, вы просто забыли, что вы украинцы, поэтому мы заставим вас это вспомнить.

В этот поистине грозный час осознаем своё национальное патриотическое призвание, сформулированное великими русскими:

«Величие, могущество и богатство всего государства состоит в сохранении и размножении русского народа» (М.В. Ломоносов).

«Мы – русские и потому победим» (А.В. Суворов).

«Национализм во мне столь естественный, что никогда никаким интернационалистам его из меня не вытравить» (Д.И. Менделеев).

«Мы призваны творить своё и по своему, русское и по-русски» (И.А. Ильин).

«Народ, не имеющий национального самосознания, – есть навоз, на котором произрастают другие народы» (П.А. Столыпин).

«Русский народ является самым большим разъединённым народом» (В.В. Путин).

Источник: https://www.mk.ru/politics/2014/05/01/myi-s-ukraintsami-ne-bratyaslavyane.html

Почему русские — не славяне. И совсем не арийцы

Ответ — потому что об этом говорят результаты генетического анализа. Как сообщают СМИ, никакого единого восточного славянства из русских, украинцев и белорусов нет. И никогда не было. Русские и украинцы — не славяне. А белорусы — вполне себе славяне западные, тесные родственники поляков. Все, чему нас учили, если говорить про кровное, по-современному, генетическое, родство — чепуха.

Кто же тогда русские?
Ответ простой, и не такой уж неожиданный. Русские — это славянизированные финно-угры. Наши ближайшие кровные родственники — марийцы, мокши, мордовцы, коми, удмурты, венгры, финны, карелы, эстонцы.

Правда, тут надо учитывать, что финно-угроские народы сегодня объединены в особую группу по языковым признакам. Язык и кровь довольно часто приходят из разных источников.

Если русский — финн по крови, но славянин — по языковой группе, то и какой-нибудь венгр вполне может быть финном по языковой группе, но славянином — по крови, по генетике. В «Повести временных лет» территория современной Венгрии указана как славянская земля.

Важно

Так что прямо о генетическом родстве с любым финно-язычным народом говорить неправильно.

Но общий смысл от этого не меняется.

Русские — это генетические финно-угры, принявшие и трансформировавшие славянский язык до такой степени, что другие славяне его не понимают. В «великом и могучем» русском языке 60-70% лексики, то есть базовых слов, неславянского происхождения. Русские по крови относятся не к арийской, а к уральской семье народов.

А карту, так живописно изобразившую мощное движение славян на Восток, придется подправить. Это были, видимо, маленькие ручейки князей, дружинников, торговцев, их семей и прочего городского люда в земли, населенные финскими племенами.

Украинцам тоже не повезло. Мы с ними совсем не родственники. Впрочем это, как мне кажется, они сегодня пережили бы довольно спокойно. Однако их претензии на славянство так же беспочвенны, как и наши.

Генетически украинцы — тюрки, потомки то ли булгар, то ли печенегов. Кровные родственники татар.

Единственными славянами среди так называемых восточнославянских народов являются белорусы. Но фактически они — это по происхождению группа из числа западнославянских, или, точнее, польских племен. С сильным балтийским, то есть летто-литовским элементом. Это, если кто не знает, такие литовцы, латыши, исторические пруссы и др.

Вот такая у нас всех генетика.

Об этом пишут СМИ. Были статьи во «Власти». Сегодня я прочел статью здесь. В том числе нам сообщают о том, что готовится некая фундаментальная публикация по исследованию генофонда русского этноса. Развенчивающая традиционные представления о том, кто такие русские.

И выводы такие нетрадиционные, что ученые даже испытывают некоторый трепет по поводу их опубликования.

Совет

Как известно, наследственность фиксируется двумя способами: — старым, антропологическими измерениями;

— новым, генетическим, при помощи инструментов молекулярной биологии.

Для антропологов типичные русские — среднего телосложения и среднего роста светлые шатены со светлыми глазами – серыми или голубыми. Эталонный украинец — смуглый брюнет с правильными чертами лица и карими глазами.

Но антропологические измерения пропорций человеческого тела – позапрошлый век науки. Сегодня можно прочесть весть геном человека.

Самыми передовыми методами ДНК-анализа считаются секвенирование (прочтение по буквам генетического кода) митохондриальной ДНК и ДНК Y-хромосомы человека.

Митохондриальная ДНК передается по женской линии из поколения в поколение практически неизменной от первой дамы нашего вида. Y-хромосома имеется только у мужчин и поэтому тоже практически без изменений передается мужскому потомству.

Остальные хромосомы при передаче от отца и матери их детям тасуются природой, комбинируется, и понять, от кого какие гены, практически невозможно.

В отличие от косвенных признаков (внешний вид, пропорции тела), секвенирование митохондриальной ДНК и ДНК Y-хромосомы бесспорно и прямо говорит о степени родства людей.

Генетический анализ, кроме прочего, позволяет определить, генетическое расстояние между людьми. По Y-хромосоме генетическое расстояние между русскими и финнами Финляндии составляет всего 30 условных единиц (близкое родство).

Обратите внимание

Генетическое расстояние между русским человеком и так называемыми финно-угорскими народностями (марийцами, вепсами, мордвой и пр.), проживающими на территории РФ, равно 2-3 единицам.

Это даже не прямое родство, это идентичность!

Анализ митохондриальной ДНК показал, что еще одна ближайшая кровная родня русских – это татары: татар, как и финнов, отделяет от русских все те же 30 уловных генетических единиц (близкое родство).

Население Украины разделено на разные генетические группы. В Восточной Украине это финно-угры. Восточные украинцы практически ничем не отличаются от русских, коми, мордвы, марийцев. Что не кажется удивительным.

Но вот с украинцами Западной Украины получилось совсем интересно. Западенцы — не славяне и не руссофиннны.

Они относятся к совершенно другой кровно-генетической группе — татарам: между украинцами из Львова и татарами генетическое расстояние составляет всего 10 единиц.

Будет, конечно, очень любопытно изучить монографию “Русский генофонд”, которая вроде бы должна выйти в конце года в издательстве “Луч”.

Если дело действительно обстоит именно так, как нам стало известно из просочившейся в СМИ информации, националистов ожидают серьезные проблемы. Одно дело — славяно-арийская Русь.

И совсем другое — обрусевшее, славянизированное финское население под властью варяжско-славянских князей.

Читайте также:  Ждёт ли россию судьба ссср? прошлое и настоящее

Ощущаете разницу, правда?

Важно

Впрочем, для нашей страны это может обернуться прямой пользой. Потому что лишний раз подтверждает — субъектом истории является вовсе не этнос.

Историю творят предприимчивые люди, группы воинов, торговцев и создаваемые ими государства.

Когда различные группы населения, с отличающейся генетикой, антропологией, культурой, языком, живут достаточно долго в границах одного государства, формируется новый этнос, культурно-историческая общность. Кровь, гены для этноса преобладающего значения не имею. Все дело — в общности исторической судьбы и едином гражданстве.

Даже если слово гражданин еще не изобрели.

Источник: http://www.stena.ee/blog/pochemu-russkie-ne-slavyane-i-sovsem-ne-arijtsy

Бои за «Шипку» — SGPRESS — Город, люди, события

Как и почти полтора века назад, это болгарское слово вновь становится символом противостояния. Но теперь уже не борьбы братьев-славян против турецкого ига, а войны самарцев с равнодушием и бесхозяйственностью.

«Шипка» — некогда культовый кинотеатр и символ русско-болгарской дружбы -не просто в забвении: здание превратилось в притон для всех жаждущих криминальной романтики. Бомжи и вандалы с августа стали атаковать «Шипку»: выбитые окна и двери, увезенная в неизвестном направлении напольная плитка, сваленные грудой кресла.

В пустых и никем не охраняемых залах отчетливо тянет гарью.За эту осень здесь было три пожара, говорят жители окрестных домов. И просят спасти «Шипку».

Инга Пеннер,

АВТОР И ВЕДУЩАЯ

ПРОГРАММЫ

«ПРИ СВОЕМ МНЕНИИ»,

«САМАРА-ГИС»
 

Как кинотеатр «Шипка» перестала работать еще в 2006 году. Но функционировала как торговый центр. Затем опустела. А ведь еще каких-то 15-20 лет назад «Шипка» была главной достопримечательностью микрорайона.
 

— Само здание, конечно, было типовым, — рассказывает председатель Самарского отделения Союза архитекторов Юрий Корякин, -но как интересно оно было расположено. К «Шипке» вели лестницы, и кинотеатр таким образом оказывался на подиуме и до определенного времени был доминантой улицы.
 

Несмотря на ограниченный набор инструментов — ведь дома тогда в основном строили типовые, советским архитекторам, рассказывает Юрий Корякин, удалось создать уникальный объект:
 

— И по ландшафту, и по благоустройству это была новаторская улица. Было применено плиточное покрытие. Тщательно продумано озеленение.

Стара-Загора стала не просто магистралью, она превратилась в бульвар, в пешеходно-прогулочную зону, где в географию улицы вписались и фонтаны, и лавочки, и магазины. Это был такой архитектурно-режиссерский ход.

Улица начиналась с кинотеатра «Шипка», а заканчивалась кинотеатром «Самара».
 

От этого замысла сегодня мало что уцелело. Кинотеатр «Самара» был снесен в 2008 году. Бульвар, некогда радовавший глаз, еще с середины 2000-х оккупировали киоски.
 

— Этот рынок и убил кинотеатр, — считает доктор исторических наук Глеб Алексушин, для которого «Шипка» не просто забытый символ города — с ней, кстати, в советские годы и открытки выпускали — но и часть собственной жизни. В детстве он жил неподалеку. — Это кусочек моей жизни, поэтому втройне больно видеть то, что происходит сейчас. Это становится возможным, когда мы забываем о том, что такое наша история. Приедет болгарская делегация, и что мы им покажем? На мой взгляд, городским властям не следовало избавляться от этой собственности.
 

В 2004 году тогдашний мэр Георгий Лиманский только твердил, как мантру, «о Самаре сильной и просвещенной», а на деле раздавал ее лакомые куски направо и налево. «Шипку» отдали компании «СОК», та вскоре от нее избавилась, продав московской девелоперской конторе. Сейчас кинотеатр и земельный участок принадлежат ООО «Премьера».

Собственник — некто Иванов Д.А., житель Самары. Прописан, кстати, неподалеку от «Шипки». Здание кинотеатра и земля находятся в залоге у банка. А этой осенью на «Авито» среди объявлений о продаже старой мебели и подержанных салазок появилась информация и о «Шипке». Собственник за двухэтажное здание хочет 90 млн рублей.

 

Совет

Мне показалось странным, что господин Иванов ищет покупателей на сайте бесплатных объявлений. Я позвонила по указанному телефону. Трубку взял некий Алексей, менеджер фирмы, оказывающей риелторские услуги.

Он сообщил, что его контора продает здание года полтора, звонков от потенциальных покупателей было немало, и да, собственник готов немного «скостить». Больше ничего выяснить не удалось. Руководство риелторской компании тоже оказалось неготовым к диалогу. На связь не вышел и собственник.

Неудивительно — крупные сделки любят тишину. Адвокат Андрей Соколов уверен, что вряд ли кто-то будет всерьез рассчитывать на продажу через «Авито»:
 

— Это какой-то фейк, сделки таким образом не делаются. Бизнес-коммуникации проходят по другим каналам. Они-то и дают информацию, кто действительно владеет и распоряжается собственностью, а кто способен ее купить.
 

Идеальный расклад — возврат здания в муниципальную или региональную собственность. У городского бюджета средств выкупить нет.

Но, как сообщили в департаменте управления имуществом, мэрия уже отправила предложение в Белый дом о выкупе здания на условиях софинансирования. Этот процесс был запущен Дмитрием Азаровым.

Уже в статусе сенатора он продолжает вести переговоры. Но и он считает, что цена на «Шипку» явно завышена:
 

— «Шипка» — это символ для Самары, символ единения братских народов России и Болгарии, и этот символ продали в 2004 году. Я думаю, это очень большая ошибка. Мне известно, что Николай Иванович Меркушкин дал конкретные поручения министрам проработать вопрос о покупке здания. Сейчас есть информация, что здание продается.

Но вот насколько она правдива? Иногда предприниматели знают, что есть заинтересованность в объекте, и начинают вот такой шантаж. Мы сейчас выставим объект на торги, чтобы больше заработать. Здание разрушено, а за него просят 90 миллионов рублей.

Я не хочу никого обвинять, но если имеет место шантаж, то он может таким горе-бизнесменам обойтись дороже.
 

Обратите внимание

По закону собственников вполне можно привлечь к ответственности за безалаберное отношение к имуществу. Механизмы есть, было бы желание. Как объяснил Андрей Соколов, «по закону собственник обязан содержать имущество в надлежащем порядке. И если он нарушает его, прокуратура может обратиться в суд и изъять и здание, и земельный участок для государственных нужд».
 

Примеров возврата некогда «прихватизированного» имущества немало. Например, городским властям удалось вернуть санаторий «Светлячок» и детский лагерь «Олимп», а региональное минимущество выкупило ДК «Самарец». Так что у «Шипки» есть шанс на спасение.

Самарец Анатолий Рынце-вич разместил в Интернете обращение к президенту Владимиру Путину и губернатору Николаю Меркушкину. Он предлагает открыть в «Шипке» музей русско-болгарской дружбы.

Подрастающее поколение, говорит Анатолий, даже понятия не имеет сколько смысла заложено в словах «Шипка» и «Стара-Загора», а в возрожденном кинотеатре могли бы показывать патриотические фильмы, добавляет Анатолий.
 

Кстати, жители просят спасти не только «Шипку», но и саму улицу Стара-Загора. Прежде всего убрать с бульвара рынок, который ее изуродовал.
 

— Конечно, это нужно делать, — убежден Юрий Корякин. — Ведь улица Стара-Загора — это своеобразный общественный центр огромного района, где живут тысячи людей. Ее нужно привести в порядок.

Кинотеатр «Шипка» тоже нужно реконструировать, обязательно сохранив название.

Как кинотеатр «Шипка» вряд ли может функционировать, но она могла бы стать и концертной площадкой, и выставочным комплексом.
 

— Еще один вариант использования «Шипки» — это отдать ее под детский театр кукол, — предлагает Глеб Алексушин, — и строить ничего не надо. Великолепное здание уже стоит. Да масса вариантов его использования.
 

И впрямь масса. И самый печальный из них — снести «Шипку» и на ее месте построить многоэтажку. Эти планы, говорят, собственники вынашивали совсем недавно. Действительно, где же еще строить в Самаре?

Источник: http://sgpress.ru/news/59875

Братья предатели / Нужно ли их прощать? | Русский мир

В самом начале 2000-х занесло меня на перевал Шипка. Целый автобус развеселых журналистов (дорога долгая, ракия — вкусная) высыпал у монумента, который нам, рожденным в СССР, знаком по картинке на пачке одноименных болгарских сигарет.
 
 
Тут не обойтись без экскурса в историю.

В 1877 году русский царь Александр II в очередной раз схватился с Османской империей. Причиной войны был, как пишут в учебниках, «подъем национального самосознания на Балканах». А паче того — изысканная жестокость турок, с которой они подавляли восстания южных славян.
 
Русский царь решил подсобить братским православным повстанцам.

И подсобил, обильно поливши русской кровью будущую независимую болгарскую землю. Погибших, раненных и умерших от болезней русских солдатиков было в ту войну аж 155 тысяч — в 10 раз больше, чем болгар, за которых русские воевали.

 
Результатом войны стал подписанный в феврале 1878 года Сан-Стефанский мирный договор, по которому после 500 лет османского ига болгарский народ получал о-о-огромную страну с двумя морями, а по территории — в полтора раза больше Греции. Вот она:

Болгары ее тут же назвали «Великая Болгария» и приготовились царствовать… Но не получилось.

Важно

Тогдашний Евросоюз в лице Британии и Австро-Венгрии возмутился: а не жирно ли будет этим паршивым болгаришкам нахаляву огрести такой кусок нашей Европы? И начал грозить России самыми суровыми санкциями вплоть до бомбардировок Москвы из крупного калибра.

 
Ракет «Булава» у русского царя тогда еще не было, и ввязываться после одной войны сразу в другую — с Евросоюзом ему было сильно некстати.

Потому в июне того же года пришлось Александру II умерить свою любовь к славянам и подписать другой мирный договор — Берлинский.
 
По этому договору растолстевшую Болгарию ее нынешние европейские друзья сильно покоцали (почти в четыре раза). Да еще и назначили над ней турецкий протекторат. Вот так:

Всего-то пять месяцев Болгария побыла — благодаря русскому царю — Великой. Впрочем, и просто быть небольшой, но независимой страной, не так уж плохо. После турецкого-то ига… В честь такой радости болгары воздвигли русскому царю красивый памятник в центре Софии, а на перевале Шипка, который был особо обильно полит русской кровью — монумент:

Не успеет пропеть петух, ты трижды отречешься от меня…
 
За 137 лет, прошедших с тех героических дней, когда русские и болгары плечом к плечу рубились за свободу последних, болгарские братья успели предать русских братьев ТРИ (!) раза.
 
Первый раз болгары предали в Первую мировую, выступив против России в составе Германско-Османско-Австро-Венгерского союза. Гляньте в учебник истории — там вы найдете всего четыре страны, выступившие против России в той войне — Германия, Австро-Венгрия, Турция и… Болгария! Да, та самая Болгария…
 
Не могу понять… Между Великой освободительной (для Болгарии) войной и Первой мировой прошло всего 37 лет. То есть отцы-ветераны еще живы, еще матери и вдовы носят цветы на могилы побратимов — русских и болгар… А молодые сыновья-болгары уже идут бить соратников своих отцов в компании со злейшими врагами СВОИХ же отцов…
 
Второй раз болгары предали русских во Вторую мировую, почти не раздумывая, кинувшись в объятья гитлеровских нацистов. Замечу, с момента спасения нами болгарских братьев от 500-летнего турецкого ига прошло всего 63 года. Деды, воевавшие вместе с русскими солдатиками за свободу своего народа — еще живы! Наверняка они качали своих внучеков-гитлеровцев на колене и пели им солдатские песни про русско-болгарскую фронтовую дружбу… Не понима-а-аю!
 
Ну и в третий раз они предали русских прямо сейчас. Не стану называть события последнего года «третьей мировой». Война Запада с Россией пока еще идет не кровью, а деньгами и ресурсами. Но то что России сейчас нелегко — очевидно. Очень нелегко. С точки зрения экономической войны газопровод «Южный поток» — это такая «Шипка». Узенький перевал, на котором решаются большие стратегические задачи… И вот на этом «перевале» против русских опять встала дружественная, братская, освобожденная этими самыми русскими — Болгария.
 
Что показательно: два предыдущих предательства русские своим болгарским братьям сразу же простили. Никаких обвинений-претензий. Даже наоборот: после Второй мировой Россия почти полвека баловала болгар деньгами, ресурсами, гарантированным рынком сбыта всех товаров. Кто б их сейчас так побаловал…
 
 
Назад к поработителям
 
С рациональной точки зрения действия наших братушек объяснения не имеют. Болгары — нищие, как церковные крысы. Те почти полмиллиарда, которые они могли бы заработать на транзите российского газа — золотая жила. Российский газ со скидкой (как первой руке) — великое счастье, о котором остальные европейские народы могут только мечтать. Причем своих денег для этого болгарам вкладывать было не нужно, все расходы брала на себя Россия.
 
Кстати, остальные европейские народы (те, что в свое время крепко получали от русских по мозгам) на пути «Южного потока» не встали. Богатая Австрия договор любезно подписала. Процветающая Германия — та давно с поклоном приняла к себе «Северный поток», невзирая на истошные вопли прибалтов и всяких там поляков. А главный европейский голодранец — Болгария — уперлась.
 
Ну что ж, вздохнули русские, насильно мил не будешь, пойдем договариваться с турками. С теми самыми турками, от которых 137 лет назад спасали несчастную Болгарию. А про себя подумали: зря старался царь Александр Николаевич Освободитель, была бы Болгария до сих пор турецкой провинцией — меньше было бы нам геморроя.

Читайте также:  Французский художник николас ланкре. что его связало с русским балетом?

Так уж получается, что с сильным соперником, с которым дрался на равных, гораздо легче о чем-то договориться, чем с капризным избалованным «родственничком».

 
И договорились. Теперь газовая труба пойдет не вдоль, а поперек Черного моря, не к болгарам, а к туркам:

России-то, в принципе, все равно, кому газ продавать. Турция в этом смысле даже предпочтительнее, поскольку гораздо платежеспособнее Болгарии. Экономика ее, в отличие от болгарской — цветет и пахнет.

А вот братьям-болгарам теперь придется за свои денежки тянуть газопровод к прежним поработителям, да еще и торговаться с ними о цене. А турки торговаться умеют.

 
 
Простите нас, братья…
 
С чего я начал — с развеселой компании русских журналистов на перевале Шипка.

Недалеко от знаменитого шипкинского монумента (болгары называют его памятником Свободы) стоит Храм Рождества Христова — болгарская православная церковь, выстроенная в память солдат, павших за освобождение Болгарии в русско-турецкой войне. Все колокола этой церкви (самый большой — 12 тонн) отлиты из гильз от патронов и снарядов, собранных на перевале. Зашли мы в этот храм…
 
 

Источник: http://maxpark.com/community/5134/content/3143304

Достоевский — особое словцо о славянах

М.А. Булгаков — Мастер и Маргарита ©

Кому-то это вероятно покажется наивным и банальным, но я вдруг для себя открыл Достоевского-журналиста, Достоевского-аналитика. Признаться, к фигуре писателя я всегда относился без особого пиетета.

Школьная программа, в мое время по крайней мере, слишком уж зацикливалась на разоблачительной роли Федора Михайловича, все эти чуждые советскому школьнику проблемы и мучения Раскольникова, и такой в целом сугубо мрачный подход у описанию действительности, настраивали скорее на критическое восприятие, а рассуждения о загадочной русской душе вели к неотвратимому отторжению творчества писателя как невыносимому образчику занудства.

Наткнувшись, в большей мера случайно чем осознанно, на его «Дневник писателя», я вдруг выяснил, что Достоевский был одним из первых успешных русских блоггеров, и писал умнейшие вещи, которые — вот уж банальность так банальность — до сих пор актуальны.

Совет

Язык, конечно, для современников слегка тяжеловат, и его отсылки человеку не искушенному в истории и литературе не всегда понятны, но вот небольшой отрывок, который настолько попадает в современность, что просто Ванга отдыхает. Итак, Ф.М.

Достоевский — Дневник писателя (ежемесячное издание), ноябрь 1877 года.

Одно особое словцо о славянах, которое давно хотелось сказать (отрывки)

…по внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому, — не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными! И пусть не возражают мне, не оспаривают, не кричат на меня, что я преувеличиваю и что я ненавистник славян! Я, напротив, очень люблю славян, но я и защищаться не буду, потому что знаю, что всё точно так именно сбудется, как я говорю, и не по низкому, неблагодарному, будто бы, характеру славян, совсем нет, — у них характер в этом смысле как у всех, — а именно потому, что такие вещи на свете иначе и происходить не могут…

…Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, но они именно в защиту от России это и сделают.

Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия, отняв их у турок, проглотила бы их тотчас же, «имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени»…

…выставят как политическую, а потом и научную истину, что не будь во все эти сто лет освободительницы-России, так они бы давным-давно сами сумели освободиться от турок, своею доблестью или помощию Европы, которая, опять-таки не будь на свете России, не только бы не имела ничего против их освобождения, но и сама освободила бы их.

 Это хитрое учение наверно существует у них уже и теперь, а впоследствии оно неминуемо разовьется у них в научную и политическую аксиому. Мало того, даже о турках станут говорить с большим уважением, чем об России.

Может быть, целое столетие, или еще более, они будут беспрерывно трепетать за свою свободу и бояться властолюбия России; они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на нее и интриговать против нее. О, я не говорю про отдельные лица: будут такие, которые поймут, что значила, значит и будет значить Россия для них всегда.

Они поймут всё величие и всю святость дела России и великой идеи, знамя которой поставит она в человечестве. Но люди эти, особенно вначале, явятся в таком жалком меньшинстве, что будут подвергаться насмешкам, ненависти и даже политическому гонению…

…Особенно приятно будет для освобожденных славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия — страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации. У них, конечно, явятся, с самого начала, конституционное управление, парламенты, ответственные министры, ораторы, речи. Их будет это чрезвычайно утешать и восхищать…

…России надо серьезно приготовиться к тому, что все эти освобожденные славяне с упоением ринутся в Европу, до потери личности своей заразятся европейскими формами, политическими и социальными, и таким образом должны будут пережить целый и длинный период европеизма прежде, чем постигнуть хоть что-нибудь в своем славянском значении и в своем особом славянском призвании в среде человечества…

…Во-первых, у России, как нам всем известно, и мысли не будет, и быть не должно никогда, чтобы расширить насчет славян свою территорию, присоединить их к себе политически, наделать из их земель губерний и проч. Все славяне подозревают Россию в этом стремлении даже теперь, равно как и вся Европа, и будут подозревать еще сто лет вперед…

…конечно, есть разные ученые и поэтические даже воззрения и теперь в среде многих русских.

Эти русские ждут, что новые, освобожденные и воскресшие в новую жизнь славянские народности с того и начнут, что прильнут к России, как к родной матери и освободительнице, и что несомненно и в самом скором времени привнесут много новых и еще не слыханных элементов в русскую жизнь, расширят славянство России, душу России, повлияют даже на русский язык, литературу, творчество, обогатят Россию духовно и укажут ей новые горизонты. Признаюсь, мне всегда казалось это у нас лишь учеными увлечениями; правда же в том, что, конечно, что-нибудь произойдет в этом роде несомненно, но не ранее ста, например, лет, а пока, и, может быть, еще целый век, России вовсе нечего будет брать у славян ни из идей их, ни из литературы, и чтоб учить нас, все они страшно не доросли. Напротив, весь этот век, может быть, придется России бороться с ограниченностью и упорством славян, с их дурными привычками, с их несомненной и близкой изменой славянству ради европейских форм политического и социального устройства, на которые они жадно накинутся…

…После разрешения Славянского вопроса России, очевидно, предстоит окончательное разрешение Восточного вопроса. Долго еще не поймут теперешние славяне, что такое Восточный вопрос! Да и славянского единения в братстве и согласии они не поймут тоже очень долго. Объяснять им это беспрерывно, делом и великим примером будет всегдашней задачей России впредь…

Ну и решение Федор Михайлович, как настоящий публицист, предлагает конечно тоже, причем глобальное, мировоззренческое, можно сказать стратегическое:

…Если нации не будут жить высшими, бескорыстными идеями и высшими целями служения человечеству, а только будут служить одним своим «интересам», то погибнут эти нации несомненно, окоченеют, обессилеют и умрут… Выше таких целей не бывает никаких на свете. Стало быть, и «выгоднее» ничего не может быть для России, как иметь всегда перед собой эти цели, всё более и более уяснять их себе самой и всё более и более возвышаться духом в этой вечной, неустанной и доблестной работе своей для человечества…

Это только небольшая часть, на злобу дня так сказать, кто захочет почитать сам, источник я указал: Ф.М. Достоевский — Дневник писателя

Источник: https://medveziyugol.ru/blog/43062178369

Ссылка на основную публикацию