Музыка античности: какой она была? песнь козлов, гармония сфер и не только

Музыка античности: какой она была? Песнь козлов, гармония сфер и не только | Отголоски хора

Несмотря на то, что от античной цивилизации сохранилось изрядное научное наследие, касающееся музыки, все же познание того, что реально тогда происходило, как звучало и как воспринималось – невозможно. Если, конечно, когда-нибудь не изобретут машину времени.

В самые архаичные времена признавали магическую роль музыки. Например, на острове Крит была хоровая песня пеан, ее считали целительной. (Пеаном звали врача всех богов, Пеан был также одним из эпитетов Аполлона).

Пение было тесно связано с прорицанием. Прорицания давались музыкально – так было «убедительнее». Музыкой была наполнена природа, с музыкой были связаны мифологические существа (тритоны трубили в раковину, сирены пели, завлекая моряков на верную погибель).

Обратите внимание

Музыка входила в обязательное образование граждан, развивалась теория и философия, проводились состязания певцов (самые почетные – Пифийские игры). Ни одно дело без песни не обходилось retire in the caribbean, начиная с застолья, свадьбы («О, Гименей»), кончая войнами (вооруженный муж нуждался в песне) и лечением болезней.

К дошедшим до нас сведениям об известных древнегреческих музыкантах следует добавить Тиртея (VII в. до н. э., афинянин, специально посланный в Спарту воодушевить спартанцев военными песнями), Фалета (VII в. до н. э.) – критского философа (спас своими песнями Спарту от смуты, а также, по преданию, музыкой исцелил от чумы целый город).

Музыкантов-певцов было много, и роль они играли огромную. Передавались песни изустно, впоследствии древние греки записывали звуки при помощи букв. А слово «гамма» – от греческой буквы «гамма» (?, ?).
Музы

Слово «лирика» происходит от слова «лира» (музыкальный инструмент). Слово «музыка» (а также слово «музей») – от слова «музы».

Музы – богини, покровительницы искусств и наук. Музы претерпевали изменения, но многим могут быть знакомы имена: Талия, Терпсихора или Клио.
Аполлон

Так во весь день до зашествия солнца блаженные богиВсе пировали, сердца услаждая на пиршестве общемЗвуками лиры прекрасной, бряцавшей в руках Аполлона,

Пением Муз, отвечавших бряцанию сладостным гласом.

(Гомер, «Илиада»).

У древних греков существовало неразрывное единение слова, музыки и танца caribbean trip, поэтому музы часто «взаимопересекающиеся». А руководил музами, естественно, бог по имени Аполлон, сын Зевса.

Его рождение провозгласили лебеди, воспев его нелебединой песней. То есть уже было давным-давно известно, что лебеди сначала поют лебединую (то есть последнюю) песню, затем – умирают.

Важно

А те лебеди и не подумали умирать, они спели «нелебединую» лебединую песню, и родился Аполлон.

У Аполлона было много функций и много эпитетов, один из важнейших – руководитель муз: Музагет или Мусагет. Священным деревом муз считался лавр, отсюда лавровый венок, которым награждали победителей.

У Игоря Стравинского есть балет «Аполлон Мусагет», сюжет – о рождении Аполлона и его первом знакомстве с музами.

Имя Аполлон плавно перешло в космическую эру (серия американских космических кораблей), стало смешливо-нарицательным для «красивого мужчины», часто упоминается в литературе: «Или для вас Аполлон Бельведерский/ Хуже печного горшка?» (Н. Некрасов «Железная дорога»).

Источник: http://otgoloski.com/454/1659

Гармония сфер или мировая музыка

?barucaba (barucaba) wrote,
2017-02-11 14:55:00barucaba
barucaba
2017-02-11 14:55:00Category:

Гармония сфер, гармония мира (греч. ἁρμονία ἐν κόσμῳ, ἡ τοῦ παντὸς ἁρμονία; лат. harmonia mundi, harmonia universitatis и др.), мировая музыка (лат.

musica mundana) — античное и средневековое учение о музыкально-математическом устройстве космоса, характерное для пифагорейской и платонической философских традиций.

Суть гармонии сфер в изложении Аристотеля следующая: «Движение [светил] рождает гармонию (ἁρμονίαν), поскольку возникающие при этом [движении] звучания благозвучны (σύμφωνοι ψόφοι) скорости [светил], рассчитанные в зависимости от расстояний [между ними], выражаются числовыми отношениями консонансов (τοὺς τῶν συμφωνιῶν λόγους)».

Астрономия до Евдокса не знала сфер. Платон говорит о «кругах» (греч. κύκλοι), Аристотель о «небесных светилах», или «звёздах» (греч. ἄστρα). В латинской науке поздней античности и средневековья то же понятие передаётся чаще всего как musica mundana (Боэций), harmonia caeli, musica caelestis, mundana concinentia («небесная гармония», «небесная музыка», «мировая гармония» Макробия) и т.п.В древнейшем виде (у Пифагора) гармония сфер возможно представляла собой пропорцию только четырёх чисел 6:8:9:12, соединяющую в себе все три вида средних — геометрическое, арифметическое и гармоническое; так её описывают в «Арифметике» Никомах («самая совершенная гармония», τελειοτάτη ἁρμονία, Arithm. II,29) и Боэций («наибольшая и совершенная гармония», maxima perfectaque armonia, Arithm. II,54).Изображение Никомаха (справа) и Платона в рукописи XII в. из библиотеки Кембриджского университета. Платон держит в руках большую книгу под названием Musica; одноименная книга у Никомаха размером поменьше. По периметру миниаютры гекзаметрами написано: Платон, высший из этих философов, поучает, Как равенство неравного дает Единое в звуках. Ему в теории ревностно следует Никомах.

Первым в истории учение о гармонии сфер изложил Платон в десятой книге диалога «Государство» (616b-617d). В небесной «гармонии» (в смысле вида октавы) 8 ступеней: звёздное небо (высший тон), Сатурн, Юпитер, Марс, Меркурий, Венера, Солнце, Луна (низший тон).

Платоновское учение, изложенное в форме мифа о загробных путешествиях Эра, носит скорее философско-литературный, нежели математический характер — никакие числовые отношения между ступенями октавного звукоряда не оговариваются, привязки космической музыки к музыке земной (человеческой) тоже нет:

«Всех валов восемь, они вложены один в другой, их края сверху имеют вид кругов на общей оси, так что снаружи они как бы образуют непрерывную поверхность единого вала, ось же эта прогнана насквозь через середину восьмого вала. Первый, наружный вал имеет наибольшую поверхность круга, шестой вал — вторую по величине, четвертый — третью, восьмой — четвертую, седьмой — пятую, пятый — шестую, третий — седьмую, второй — восьмую по величине. Всё веретено в целом, вращаясь, совершает всякий раз один и тот же оборот, но при его вращательном движении внутренние семь кругов медленно поворачиваются в направлении, противоположном вращению целого. Из них всего быстрее движется восьмой круг, на втором месте по быстроте — седьмой, шестой и пятый, которые движутся с одинаковой скоростью; на третьем месте, как им было заметно, стоят вращательные обороты четвертого круга; на четвертом месте находится третий круг, а на пятом — второй. Вращается же это веретено на коленях Ананки (Необходимости). Сверху на каждом из кругов веретена восседает по сирене; вращаясь вместе с ними, каждая из них издает только один звук, всегда той же высоты.
Сирены на древнегреческой вазе
Из всех звуков — а их восемь — получается согласие единой гармонии (μίαν ἁρμονίαν συμφωνεῖν). Около сирен на равном от них расстоянии сидят, каждая на своем престоле, другие три существа — это мойры, дочери Ананки: Лáхесис, Клотó и Áтропос — во всем белом, с венками на головах. Они поют, [накладываясь] на гармонию сирен (ὑμνεῖν πρὸς τὴν τῶν Σειρήνων ἁρμονίαν): Лахесис о прошлом, Клото — о настоящем, Атропос — о будущем.»

В римской литературе учение о пифагорейской гармонии мира излагают Цицерон (в знаменитом «Сне Сципиона»), Цензорин («О дне рождения», гл.13), Халкидий («Комментарий к Тимею Платона», LXXIII), Макробий («Комментарий к Сну Сципиона» II.1-4), Боэций («Основы музыки» I,2 и I,27) и другие.

Как и у Платона, в небесной гамме (октаве, «гармонии») Цицерона 8 ступеней, соотнесённых со светилами: самый высокий тон гаммы принадлежит «звёздоносному небесному кругу» (caeli stellifer cursus), самый низкий — Луне (находящаяся в неподвижности Земля, как положено, звуков не издаёт).

Совет

Данная им последовательность планет в порядке удаления от Земли (в отличие от той, что даёт Платон) такова: Меркурий, Венера, Солнце, Марс, Юпитер, Сатурн, Небо (т.е. сфера неподвижных звёзд).

Привязки расположения планет к струнам кифары Цицерон не даёт. При этом космическая музыка проецируется и на человеческую деятельность:

…Наивысший небесный круг, несущий на себе звезды и вращающийся более быстро, движется, издавая высокий и резкий звук; с самым низким звуком движется этот вот лунный и низший круг; ведь Земля, девятая по счету, всегда находится в одном и том же месте, держась посреди мира. Но восемь путей, два из которых обладают одинаковой силой, издают семь звуков, разделенных промежутками, каковое число, можно сказать, есть узел всех вещей. Воспроизведя это на струнах и посредством пения, ученые люди открыли себе путь для возвращения в это место (т.е. на небо) — подобно другим людям, которые, благодаря своему выдающемуся дарованию, в земной жизни посвятили себя наукам, внушённым богами.

В изложении Цензорина расположение небесных тел описано так же, как и у Цицерона, в порядке удалённости от Земли: Меркурий (Стилбон), Венера (Фосфор), Солнце, Марс (Pyroeis, огненный), Юпитер (Фаэтон), Сатурн (Фенонт), Высшее небо (т.

е. сфера неподвижных звёзд). Привязка небесных тел к музыкальным интервалам имеет весьма необычный вид, а именно (в порядке от Земли до Неба): целый тон, полутон, полутон, триполутон (полудитон), целый тон, полутон, полутон, полутон.

В небесной гамме Никомаха («Руководство по гармонике», III) семь звуков (они же ступени звукоряда Полной системы в объёме от гипаты средних до неты соединённых), причём порядок обратный (Луна издаёт самый высокий звук, Сатурн самый низкий). Привязка светил к струнам (ступеням звукоряда), которая находится у Никомаха, не имеет прототипов в сохранившихся более древних текстах (в т.ч.

этой привязки нет и у Цицерона). За основу «мировой музыки» (musica mundana) Боэция (Mus. I,27) взяты свидетельства Никомаха и Цицерона, однако оба своеобразно модифицированы. Интерпретируя свидетельство Цицерона, Боэций (как раньше это делал Никомах) связал звуки светил со струнами кифары (ступенями звукоряда), расположив их в объёме от месы (звук Неба) до просламбаномена (звук Луны).

Кифаред на краснофигурной амфоре (V в. до н.э.). Сосуд хранится в музее искусств «Метрополитен» г. Нью-Йорка.

Придав небесной гамме вид диатонической гиподорийской октавы («гармонии»), Боэций тем самым обеспечил связь «мировой музыки» с «музыкой инструментальной» (musica instrumentalis, т.е. музыкой в нашем смысле слова), в основу которой положена система октавных ладов.

РецепцияИдея гармонии мира продолжила существование в западноевропейской философской и музыкально-теоретической науке на всём протяжении Средних веков и Возрождения, найдя отражение в учениях Иоанна Скота Эриугены, Марена Мерсенна, Роберта Фладда, Афанасия Кирхера и пр. На средневековом Востоке концепция гармонии мира нашла отражение в «Послании о музыке» Братьев чистоты (X в.).В Новое время концепция «музыки сфер» была развита Иоганном Кеплером в его трактате «Гармония мира» (1619).Титульный лист первого издания (1619)Каждой планете у него соответствовала своя мелодия. Отношению чисел, лежащему в основе музыкального интервала, соответствовало отношение максимальной и минимальной угловой скорости планеты; такое отношение рассматривалось и для двух разных планет:55. «Музыка сфер» и связанные с ней числовые отношения сыграли роль при открытии Иоганном Кеплером третьего закона движений небесных тел (во всяком случае, могут рассматриваться как стимул к поиску астрономических соотношений).

Гармонию мира воспели писатели, поэты и композиторы: Шекспир («Венецианский купец» V.1), Гёте (пролог к «Фаусту»), Блок («звездный хор»), Римский-Корсаков («Музыка сфер» для неосуществлённой оперы «Земля и небо»), Хиндемит (опера и симфония под названием «Гармония мира»).

Обратите внимание

Пауль Хиндемит в 1923 годуПараллели с концепцией «музыки сфер» усматривают в конструкции стеклянной гармоники (музыкального инструмента).

В 2006 году минималист Грег Фокс написал электронную композицию «Песня сфер» (Carmen of the spheres), используя реальные астрономические данные орбит девяти планет Солнечной системы.

В 2008 году британский композитор Майк Олдфилд, увлечённый идеей гармонии сфер, выпустил альбом «Музыка сфер» (Music Of The Spheres), выразив собственное видение этой идеи в своей музыке.

Интересный видеофильм «Гармония сфер»

Источник: https://barucaba.livejournal.com/240582.html

Музыка сфер

см. Братья чистоты
      Музыка и ее воздействие на человека.

Тот факт, что музыка способна не только оказывать глубокое воздействие на внутреннее психологическое состояние человека, но и в определённой степени формировать его идеологию и мировоззрение, было замечено уже в древности.

Так, например, Пифагор был абсолютно уверен в том, что «земная» музыка является проявлением Космической Гармонии Сфер, и по этой причине звучание возвышенной «человеческой» музыки способно создавать такой же гармонический порядок во внутреннем мире человека, какой «мировая музыка» («musica mundana») создаёт в Космосе. Аналогичного взгляда на глубинную природу музыки придерживались и другие известные мыслители античности: от Платона и Аристотеля до неоплатоников и неопифагорейцев. В частности, неопифагореец Никомах писал по этому поводу следующее:    Все тела, рассекающие со свистом что-то податливое, очень легко приводимое в движение, обязательно создают своей величиной и местом звучания, отличающиеся между собой звуки – либо в зависимости от своих масс, либо в зависимости от скоростей, либо периодов (более подвижных, или, наоборот, более спокойных), в которых осуществляется вращение каждого небесного тела.

один из последних крупных мыслителей античности, Кассиодор, признавал, что:

Само небо, вращаясь, подчиняется сладостной гармонии и, чтобы кратко выразить суть сказанного: все, что осуществляется по велению Творца в небесных и земных делах, не осуществляется без предусмотренного этой наукой (то есть музыкой).

С точки зрения учёных древности, сущностно-идеологическое воздействие музыки проявляется прежде всего в формировании у человека тех или иных этических установок.

Конфуцию приписывают следующий знаменитый афоризм «Если хочешь узнать, благополучно ли обстоят дела с правлением какой-то страны и здоровы ли её нравы, то прислушайся к её музыке».

Как известно, феномен этического воздействия музыки Аристотель объяснял тем обстоятельством, что в сущностной основе музыки лежат некие «зародыши нравственных состояний», которые, по Аристотелю, придают музыке статус обязательной педагогической дисциплины: Мелодия содержит движения, движения эти деятельны, а действия суть знаки этических свойств… музыка способна оказывать известное воздействие на этическую сторону души; и раз музыка обладает такими свойствами, то, очевидно, она должна быть включена в число предметов воспитания молодежи.

Все эти основополагающие идеи философии музыки получили своё дальнейшее развитие также и в трудах мыслителей более позднего времени, которые неизменно подтверждали тот факт, что «музыка выступает как уравнение мира в целом» (Новалис), поскольку она «способна вобрать в себя любое содержание» (Гегель).

Гармония сфер, гармония мира, мировая музыка  — античное и  средневековое учение о музыкально-математическом устройстве космоса, характерное для пифагорейской и платонической философских традиций. Суть гармонии сфер в изложении Аристотеля следующая: «Движение светил рождает гармонию, поскольку возникающие при этом движении звуки благозвучны…».

Как и у Платона, в небесной гамме (октаве, «гармонии») Цицерона 8 ступеней, соотнесённых со светилами: самый высокий тон гаммы принадлежит «звёздоносному небесному кругу», самый низкий — Луне (находящаяся в неподвижности Земля, как положено, звуков не издаёт).

Данная им последовательность планет в порядке удаления от Земли такова: Меркурий, Венера, Солнце, Марс, Юпитер, Сатурн, Небо (т.е. сфера неподвижных звёзд). При этом космическая музыка проецируется и на человеческую деятельность:

…Наивысший небесный круг, несущий на себе звезды и вращающийся более быстро, движется, издавая высокий и резкий звук; с самым низким звуком движется этот вот лунный и низший круг; ведь Земля, девятая по счету, всегда находится в одном и том же месте, держась посреди мира.

Но восемь путей, два из которых обладают одинаковой силой, издают семь звуков, разделенных промежутками, каковое число, можно сказать, есть узел всех вещей. Воспроизведя это на струнах и посредством пения, ученые люди открыли себе путь для возвращения в это место (т.е.

на небо) — подобно другим людям, которые, благодаря своему выдающемуся дарованию, в земной жизни посвятили себя наукам, внушённым богами.

Забавное примечание. 1.  За много веков до Коперника, считая Землю центром вселенной, древние мыслители расставили планеты в правильном порядке

2. Все планеты вращаются вокруг Солнца в одной плоскости.  Если вселенная  — это хаос, то какова вероятность такой структуры.

Источник: http://wave.av-ue.ru/?p=214

Выразительные средства музыки: Что такое гармония в музыке

ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА МУЗЫКИ

Гармония: Что такое гармония в музыке

Есть ли что-нибудь более прекрасное, чем сила гармонии?   Хотелось бы видеть здесь проявление некоей божественной любви,   Узнать ее происхождение и установить связь с другими силами, которыми держится Вселенная…  

Птолемей

«Гармония» — одно из самых главных понятий музыкального искусства.

Что же оно означает? Очевидно, слово «гармония» возникло далеко за пределами музыки: ведь люди издавна называли гармонией красоту и соразмерность, где бы она себя ни проявляла — в архитектурном ли сооружении, состоянии души или человеческой фигуре.

Древние греки словом «гармония» определяли даже периоды мирной жизни, свободные от войн и потрясений. И это же слово — такое богатое смыслами, такое многозначное – из множества других было избрано для выражения глубинного смысла музыки, того главнейшего, что отличает ее от других видов искусства.

Совет

Однако в человеке — творце языка — всегда присутствовало стремление опоэтизировать мир вещей, особенно вещей прекрасных и возвышенных. В некоторых понятиях заключена целая сказка, огромный мир образов, связующих между собой самые разные явления: стройность, порядок, небосвод, космос …

Поэтому не случайно слово «гармония» (греческое слово harmonia переводится как созвучие, стройность, соразмерность), включающее в себя все эти значения, в музыке относится к выражению ее коренного и основного свойства — благозвучия.

Благозвучие как порядок в царстве звуков, стройность в распределении интервалов, аккордов, ладов и их последований — это и есть музыкальная гармония: не универсальная «гармония мира», а гармония как искусство музыкальной красоты.

Подобно всякому искусству, музыка имеет свой собственный «материал»: то, из чего состоит и на чем строится ее звучание. Как цвет в живописи, слово в литературе, мрамор в скульптуре — так звук в музыке есть ее ядро, «первоэлемент», из которого рождается музыкальное про изведение.

Однако наличие первоэлементов еще не есть красота, точно так же как не является красотой любой произвольный порядок звуков. Музыка начинается лишь тогда, когда ее звуки организуются по законам гармонии – естественным природным законам, которым неизбежно подчиняется музыкальное произведение.

Эти законы обязательны не только для музыки: ведь и в других искусствах художник непременно учитывает природные свойства каждого материала.

«Лишь то ваятель создавать способен, что мрамор сам в себе уже таил» — эти слова великого скульптора Микеланджело в равной степени относятся и к музыке, сила воздействия которой в немалой степени зависит от ее подчинения законам природы и особенностям человеческого восприятия.

Когда мы говорили о мелодии, мы неоднократно сравнивали ее с интонациями человеческого голоса. Красота голоса, выразительность голоса — эти свойства, воспринятые и многократно усиленные мелодией, во многом составляют секрет ее очарования.

Но ведь мелодия — часть гармонии! В том, как она рождается и из чего состоит, можно увидеть не только воздействие речи или пения, но подчинение ее тем же законам благозвучия, которые идут из глубин самой музыки, проистекают из свойств звуков и только благодаря этому воздействуют на человеческую душу.

Обратите внимание

Мелодия — это только один из множества элементов музыкального языка, только один музыкальный голос. Часто этот голос бывает самым слышным, самым заметным. Но иногда он открывает дорогу другим средствам музыкальной выразительности.

Вот перед вами фрагмент мелодии. В ней как бы «повис» один мотив, который почти не развивается. (Звучит фрагмент из Прелюдии  No.4 in e-moll, Op.28 Шопена, мелодия).

Мотив красивый. Но для полноценной мелодии этого мало. Здесь почти нет музыкальных событий. А между тем это одно из гениальнейших произведений Фридерика Шопена, его Прелюдия ми минор. И событий здесь очень много. Но не в мелодии.

Вот как звучит мелодия вместе с аккомпанементом.

Вслушайтесь в аккорды в левой руке. Какие тончайшие оттенки настроения переданы в постоянных сменах гармонии. И послушайте, как на фоне этой гармонии вдруг заиграл всеми красками единственный мелодический мотив — каждый раз по-разному.

Великий пианист-виртуоз, Шопен не делает здесь никаких головоломных пассажей, чтобы не отвлекать внимание от красоты переливающихся гармонических созвучий.

Но, смотрите, когда в предпоследнем такте нашего примера в мелодии наступает маленькое ритмическое оживление, гармония, наоборот, целый такт стоит на одном аккорде, чтобы не отвлекать от мелодии. В гениальных произведениях разные средства выразительности умеют вовремя уступать друг другу место.

Мы познакомились с новым средством музыкальной выразительности — гармонией.

Гармония — это многоголосная музыкальная краска, которую создают аккорды.

Особое выразительное значение гармония приобретает в сказочных музыкальных образах, где необычные созвучия помогают изобразить нереальный, волшебный мир сказки.

Мир сказочных эльфов изображён в оркестровой увертюре Феликса Мендельсона «Сон в летнюю ночь». Вот так он услышал образ смешного, угловатого весёлого эльфа Пака. (Звучит фрагмент).

Важно

А вот ещё две музыкальных сказки — пьесы «Нянина сказка» и «Баба Яга» из «Детского альбома» Петра Ильича Чайковского. Как вы думаете, какой из этих двух примеров про Бабу Ягу? (Звучат фрагменты).

Николай Андреевич Римский-Корсаков — великий мастер музыкальной сказки. «Снегурочка», «Сказка о царе Салтане», «Золотой петушок», «Кащей бессмертный» — все эти сказочные оперы написал Римский-Корсаков. Вот как звучит оркестровое вступление ко второй, волшебной картине его оперы-былины «Садко». Послушайте таинственные, необычные сочетания аккордов: (звучит фрагмент).

В музыкальных сказках гармония часто становится важнее мелодии. Но не только сказочные образы доступны гармонии. Вспомните, как в прелюдии Шопена гармония выражает тончайшие смены настроения.

Гармония может быть задумчивой, а может быть озорной. Интересно, неожиданно и разнообразно использует гармонию Прокофьев в цикле фортепианных пьес с необычным названием «Мимолётности».

Вот фрагменты двух пьес этого цикла — первой и пятнадцатой.

Музыка первой «Мимолётности» похожа на проплывающие в небе облака с их неуловимо меняющимися формами. Так же неуловимо и причудливо скользит гармония от аккорда к аккорду.

А пятнадцатая пьеса — забавная «страшилка». Острые аккордовые «колючки» — диссонансы — слегка пугают, но больше смешат.

Прокофьев — композитор ХХ века. В начале ХХ века произошла «революция» выразительных средств в музыке. И Прокофьев был одним из первых «музыкальных революционеров». Вы, наверно, заметили, что его музыка очень отличается от наших предыдущих примеров из музыки XVIII и XIX веков.

Композиторы ХХ века стали смелее использовать диссонансы и другие необычные средства музыкальной выразительности — например, кластеры (от английского «cluster» — «гроздь»). Опустите ладонь на клавиатуру и послушайте гармоническое пятно, звучащее под ладонью. Это и есть кластер.

Он немножко похож на шумовой звук ударного инструмента. Но это тоже гармония!

Диссонанс — «колючее», неприятное на слух созвучие, обладающее, тем не менее, своеобразной яркой выразительностью. Основу диссонансов составляют секунды, септимы и тритоны.

Консонанс — спокойное, приятное на слух созвучие, основанное на терциях, квинтах, октавах. Консонансы хороши в тихой, спокойной музыке, но в драматических или комических образах одними консонансами не обойтись.

Кластер — гармоническое «шумовое пятно», образованное одновременным звучанием нескольких соседних звуков.

Совет

Присутствие гармонии ощутимо в любом произведении. В самых высших, самых гармоничных своих проявлениях она воздействует как непрерывно струящийся свет, в котором, несомненно, присутствует отблеск неземной, божественной гармонии.

Произведения, отмеченные знаком такой «высшей» гармонии, есть у многих композиторов — у Баха и Моцарта, Шуберта и Брамса. В таких произведениях течение музыки несет печать возвышенного покоя и равновесия.

Это не означает, конечно, что в них отсутствует драматическое развитие, не ощущается горячий пульс жизни.

В музыке вообще редко возникают абсолютно безмятежные состояния. Выдающийся пианист В. Софроницкий верно заметил: «Настоящее великое искусство — это раскаленная, кипящая лава, а сверху — семь броней». В его словах заключена мысль о том, что в подлинном искусстве покой и равновесие свидетельствуют скорее о присутствии духа, о могучей сдерживающей воле, чем о неомраченной безмятежности.

И все же музыке известны гармоничные просветленные состояния, далекие от конфликтности, пронизанные светом и покоем. Одно из таких произведений Прелюдия до мажор И. С. Баха, открывающая его фортепианный цикл «Хорошо темперированный клавир».

Вслушаемся в звучание Прелюдии до мажор. Отчего ее музыка кажется такой светлой, такой умиротворенной, отрешенной от всего мелкого, суетного? Наверное, прежде всего этому способствует характер музыкального течения: негромкий, неторопливый, не содержащий никаких срывов и неожиданностей.

Ничто в прелюдии не меняет первоначально избранного движения — ни ритм, равномерно пульсирующий от начала до конца произведения, ни фактура, столь же неуклонно «распевающая» каждый аккорд по звукам …

И лишь гармония бесконечно колеблется, мерцает, оборачиваясь то мажорными, то минорными созвучиями, то чуть омрачаясь неустойчивыми аккордами, то вновь умиротворяясь.

Обратите внимание

В этих чуть уловимых мерцаниях, в этой игре созвучий со всей очевидностью обнаруживает себя движущая сила гармонии, построенная на противоположности светлого и затемненного, зыбкого и твердого, печального и радостного.

Вопросы и задания:  1. Что такое гармония, какую роль она играет в музыке?  2. В каких музыкальных образах гармония бывает важнее мелодии, почему?  3. Что такое консонанс и диссонанс? Какова их выразительная роль в музыке?  4. Какие новые особенности появились у гармонии в ХХ веке? Что такое кластер?

  5. К каким явлениям жизни или искусства ты применил бы слово «гармония»? Назови гармоничные и дисгармоничные здания, улицы, предметы, которые окружают твою жизнь.

Презентация

В комплекте:1. Презентация — 16 слайдов, ppsx;2. Звуки музыки:    Римский-Корсаков. Фрагмент из оперы «Садко», mp3;    Чайковский. «Баба Яга» из «Детского альбома», mp3;    Чайковский. «Нянина сказка» из «Детского альбома», mp3;    Шопен.

Прелюдия №4 ми минор, op.28 мелодия (фрагмент), mp3;    Шопен. Прелюдия №4 ми минор, op.28, mp3;    Бах. Прелюдия. До мажор. ХТК, mp3;    Мендельсон. Фрагмент из увертюры «Сон в летнюю ночь», mp3;    Прокофьев. Мимолетности, op.22 № 1, mp3;    Прокофьев. Мимолетности, op.

22 № 15, mp3;

3. Сопроводительная статья, docx.

Источник: http://music-fantasy.ru/materials/vyrazitelnye-sredstva-muzyki-chto-takoe-garmoniya-v-muzyke

Немного о том, какими узами связаны Пифагор и музыка

Все слышали о Пифагоре и его теореме, но далеко не все знают о том, что это был великий мудрец, который  повлиял на древнегреческую и древнеримскую культуру, оставив неизгладимый след в мировой истории. Пифагор считался первым философом, еще он сделал множество открытий в музыке, геометрии и астрономии; также, он был непобедим  в кулачных боях.

Философ сначала учился у своих соотечественников и был посвящен в Элевсинские мистерии. Потом он много путешествовал и собирал по крупицам истину у разных учителей, например, он побывал в Египте, в Сирии, в Финикии, учился у халдеев, проходил через вавилонские мистерии и есть даже свидетельства, что Пифагор получал знания у браминов в Индии.

Собрав паззлы разных учений, философ вывел учение о Гармонии, которой подчинено все. Потом Пифагор создал свое общество, которое было своего рода аристократией духа, где люди обучались искусствам и наукам, тренировали свое тело различными упражнениями и воспитывали свой дух с помощью различных практик и предписаний.

Учение Пифагора показывало единство всего во множестве, а главная цель человека была выражена в том, что путем саморазвития человек достигал соединения с Космосом, избегая дальнейшего перерождения.

Легенды, которые связаны с Пифагором и Музыкой

Музыкальная гармония в учении Пифагора является моделью вселенской гармонии, которая состоит из нот – различных  аспектов Мироздания.

Считалось, что Пифагор слышал музыку сфер, которая была определенными звуковыми колебаниями, что исходили от звезд и планет и вместе сплетались в божественную гармонию – Мнемосину.

Также, Пифагор и его ученики использовали определенные песнопения и звуки лиры, чтобы успокоить свой ум либо исцелиться от определенных болезней.

Важно

По легенде именно Пифагор открыл законы музыкальной гармонии и свойства гармонических отношений между звуками. Легенда гласит, что учитель однажды прогуливался и услышал звуки молотов из кузницы, которые ковали железо; прислушавшись к ним, он понял, что их стук создает гармонию.

Позже, опытным путем Пифагор установил, что различие звуков зависит только от массы молотка, а не от других характеристик. Потом философ сделал из струн устройство с различным количеством гирек; струны крепились к гвоздю, который был вбит в стену его дома. Ударяя по струнам, он вывел понятие октавы, и то, что её соотношение равно 2:1, открыл квинту и кварту.

Затем Пифагор сделал устройство с параллельными струнами, которые натягивались колками. С помощью этого инструмента он установил, что определенные созвучия и законы есть во многих инструментах: флейтах, цимбалах, лирах и других устройствах, с помощью которых можно производить ритм и мелодию.

Читайте также:  9 мая. зачем детям знать про войну?

Есть легенда, которая повествует о том, что однажды гуляя, Пифагор увидел неистовую пьяную толпу, которая вела себя неподобающим образом, а впереди толпы шел флейтист. Философ приказал этому музыканту, сопровождавшему толпу, играть в спондаическом размере – тот заиграл, и вмиг все протрезвели и успокоились. Так с помощью музыки можно управлять людьми.

Современные научные теории и практическое подтверждение пифагорийских взглядов на музыку

Звуки могут, как исцелить, так и убить.   Лечение музыкой, например, арфотерапия, в некоторых странах была признаётся и изучается (например, в Британском институте арфовые мелодии используют для облегчения прохождения курса химиотерапии). Пифагорийское учение о музыке сфер подтверждается современной теорией суперструн: колебаниями, которыми пронизано все космическое пространство.

Автор – Артур Витер

Источник: https://music-education.ru/nemnogo-o-tom-kakimi-uzami-svyazany-pifagor-i-muzyka/

Комисаренко А. Н. «МУЗЫКАЛЬНАЯ ГАРМОНИЯ ПИФАГОРА, КАК ОТРАЖЕНИЕ ГАРМОНИИ ПРИРОДЫ»

Комисаренко А. Н. «МУЗЫКАЛЬНАЯ ГАРМОНИЯ ПИФАГОРА, КАК ОТРАЖЕНИЕ ГАРМОНИИ ПРИРОДЫ»

Актуальность данной статьи заключается в анализе и в осмыслении феномена музыки в философской системе Пифагора, как чувственно-созерцаемого отражения гармонии природы. Подобный подход должен осветить рефлексию гармонии природы пифагорейской нумерологии.

Это важный аспект, ибо человеческая цивилизация на современном уровне частично утратила взаимосвязь и взаимодействие с фундаментальными законами природы. Эта социально-антропологическая проблема привела к дестабилизации и к дисбалансу гармонического единства между обществом и природы.

В результате таких негативных факторов происходит обесценивание этико-эстетических и гуманистических принципов социума, что неминуемо ведёт к кризису и к краху всего человечества.Объектом исследования выступает феномен музыкального искусства, как специфическая форма звукового подражания природе в философской системе Пифагора.

Предметом исследования являются математические онтологические и гносеологические основания музыкальной гармонии, выступающие числовой моделью природной гармонии Космоса.

Исследование направлено на решение следующих основных научных задач: 1) выявить и описать сущность, место музыки в мировой философии и во взглядах Пифагора; 2) выявить взаимосвязь между математическим и космическим в музыке; 3) проанализировать числовое толкование музыки, как изоморфного космосу в целом слоя бытия в пифагорейской философии.

Конечная цель исследования: не только проанализировать философское осмысление музыкальной гармонии в философских взглядах Пифагора, но и наглядно выявить взаимосвязь между гармонией природы и математической моделью музыки.Проблемой данной работы может стать сама трактовка музыки, как предмета философии и объекта для исследования.

Музыка как феномен – является частью искусства, а не литературы и философии. Естественно, мы должны определить ту философскую точку зрения, с которой должны трактовать и осмысливать музыкальный феномен объективной действительности.Музыка, как феномен искусства берёт своё начало ещё в доисторические времена.

На своих самых ранних этапах она ещё не представляла собой самостоятельного вида искусства, и была тесно связана с другими видами общественной деятельности. Современные археологические и этнографические данные позволяют нам сделать вывод, что музыка в первобытной культуре неразрывно связана с мистическими культами и религиозными представлениями.

Совет

Музыкальное подражание звукам природы, по убеждениям первобытных людей, имело громадную сверхъестественную силу, – считалось, что звуки музыки способны обуздывать неуправляемые силы природных стихий. Таким образом, магическое осмысление взаимосвязи музыки и природы – это изначальная точка отсчёта философского понимания гармонии Космоса.

В древнегреческой культуре музыка изначально существовала в синкретическом единстве с танцами и поэзией. Поэзия считалась выше, а музыка была призвана сопровождать исполнение стиха звуками лиры и кифары, подчиняясь ритму литературного произведения.

Но уже на ранних этапах Античного мироощущения музыка мыслилась как воплощение духов и демонов, призванных как разрушать гармонию природы, так и создавать её.Вспомним известную легенду об Орфее, который звуками лиры усмирял силы природы, усыплял чудовищ и, даже воздействовал на мир мёртвых, спасая Эвридику. Другой пример в «Одиссее» Гомера (глава 12 стихи 170 – 205) [5, с. 154-155.

], где показана разрушительная сила пения сирен, которое первым из смертных смог услышать Одиссей.В тот момент, когда искусство начинает обособляться от непосредственной трудовой деятельности, когда происходит разделение труда на умственный и физический – начинают формироваться эстетическое сознание и философская оценка музыкальной гармонии.

В научной философии тоже неоднократно применялись попытки определить философскую сущность музыки: Г. Лейбниц видел в ней скрытое арифметическое упражнение духа, А. Шопенгауэр видел в ней тайное метафизическое упражнение души и образ слепой воли, О. Шпенглер считал музыку высшей формой человеческого познания [3, с. 298.].

Все подобные попытки философски осмыслить данный феномен сводились либо к психологическому субъективизму, либо к материалистической акустике. Часто именно теория музыки и музыкальный структурализм становились объектом философских, этических и психологических исследований, уступая место глубокому онтологическому и гносеологическому анализу (работы Е. Гарцмана, Д. Ханина, Б. Асафьева, Д.

Золтаи и др.).На наш взгляд, наиболее истинной будет позиция Лосева, считавшего музыку процессом становления: «становление есть основа времени, а это значит, что оно есть и последнее основание искусства времени, т.е. последнее основание и самой музыки» [10, с. 323.].

Любой звук имеет свою длительность и его вибрация происходит в течение определённого временного отрезка, следовательно, с качественной стороны, музыка является искусством временным [4, с. 7.]. «Музыка вся в каком-то времени, вся стремится. Нет стоячей и твердой музыки. Это сплошная неуловимость и в то же время всеприсутствие, в каждый момент присутствие.

Динамизм и неустойчивость, непрерывное изменение – основная характеристика этого сплошного, мятущегося единства-множества» [11, с. 421.].Заметим также, музыка в отличие от архитектуры и живописи – динамична, т.е.

Обратите внимание

с количественной стороны она есть движение во времени, и это движение имеет свою целесообразность: «Понять форму музыкального сочинения – это значит уяснить целесообразность продвижения воспринимаемого слухом потока звучаний, отдать себе отчет, почему движение продолжается, то сокращаясь, то растягиваясь» [1, с. 32.].

Само по себе становление в его чистом виде есть категорией диалектики, и означает, «процесс формирования какого-либо материального или идеального объекта» [13, с. 652.].

С нашей точки зрения, такой философский подход к сущности музыки есть наиболее точным и более объективным, так как сама форма, структура и экзистенция музыки являются, прежде всего, развитием: «Музыкальная форма, развертываясь во времени, представляет собой процесс, то есть развитие» [12, с. 42.].

Такой философский подход является более объективным, ибо затрагивает истинную природу музыкального феномена.Именно в категории становления заложена та живая пружина, то изначальное зерно, из которого произрастает всё многообразие форм объекта, его постепенное развитие из возможного в действительное и конечное угасание, исчезновение. Музыка как феномен, способна говорить не о самих предметах, но именно об их возникновении их расцвете и их гибели [10, с. 325.].Музыка в звуковых образах обобщённо способна выразить цельный процесс природной жизни, цельную экзистенцию любого объекта или предмета; и в тоже время, она не создает зрительно ощутимые картины или события, а в первую очередь отображает человеческие чувства и мысли, вызванные предметом или объектом (в музыке Л. Бетховена можно услышать и почувствовать величественные походы, военные победы, ритмы революций): «Музыка помогает почувствовать беспрерывную линию развития мысли, чувства, действия, их постепенное нарастание, кульминацию и спад.» [7, с. 37.].

Музыка своей гармонией воздействует на наш слух, порождая ассоциативные представления субъективного характера: «необходимо твердо знать, что получаемая таким образом картина музыкального феномена есть чисто натуралистическая картина, лишенная всякого признака диалектичности. Мы получаем к физическому бытию столь же натуралистический аналог» [11, с. 424.], и в этом ее уникальный феномен: музыкальному мышлению присуще создавать собственную гармоничную модель, неповторимую форму духовного бытия, духовный аналог природной гармони. Само понятие феномен означает «явление, постигаемое в чувственном опыте» [13, с. 717.], таким образом, музыка – это не просто становление, а чувственно – созерцаемая модель становления живой Природы.

Одной из вершин философского постижения музыкальной гармонии, как чувственно – созерцаемой модели становления живой Природы и Космоса в Античную эпоху, являются труды и взгляды Пифагора.Пифагор, как один из гениальнейших философов Античности, вошёл в историю мировой философии именно благодаря своим учениям о космической гармонии и переселении души.

Подлинных сочинений Пифагора не существует, есть только литературные фальсификации, биографические данные и косвенные свидетельства о его философской системе.

Если до Пифагора, музыка постигалась магически и осмысливалась как воплощение сил природы, использовалась в основном, в ритуально-религиозных обрядах, то именно Пифагор становится родоначальником математизации музыкального феномена. Оставаясь на идеалистических позициях, он подходит к музыке больше как логик и рационалист, а не как служитель культа.

Основное зерно пифагорейской мировой гармонии – это представление о гармонии как математически упорядоченном целом. Пифагор пришёл к этой мысли, когда открыл, что основные гармонические интервалы: октава, чистая квинта и чистая кварта – возникают, когда длины колеблющихся струн относятся как 2:1, 3:2 и 4:3.

Важно

Проводя аналогии между упорядоченностью материального мира и упорядоченным математическим отношением в музыке, он пришёл к заключению – математическими соотношениями пронизан весь космос, вся природа.Но более того, развивая свою философскую систему дальше, Пифагор распространил идеи математики и музыкальной гармонии и на мир духовный.

Отталкиваясь от концепции переселения души после смерти, Пифагор приходит к идее избавления от этой череды перевоплощений через очищение и катарсис. Очищение достигалось через правила поведения и некоторые запреты, но высшим очищением являлась философия.

С помощью подобных средств душа якобы приходит к соприкосновение с принципами космического порядка в природе и становится им созвучной. Душа освобождается от привязанности к телу, к желаниям и обретает истинную мудрость и бессмертие. Математика стала основной составной частью пифагорейского учения. Пифагорейцы считали, что Бог – положил число в основу мирового порядка природы.

Философская попытка Пифагора применить математические закономерности к физическим построениям породила целую космогонию. Он предполагал, что каждая планета при своём обращении вокруг земли издаёт тон определённой высоты, проходя сквозь чистый верхний воздух – эфир. Все небесные звуки всех планет, сливаясь, образуют то, что называется «гармонией сфер» или «музыкой сфер».

Таким образом, если посмотреть на пифагорейскую «музыку сфер», исходя из нашей концепции чувственно – созерцаемой модели становления живой природы, мы можем сделать вывод, что для пифагорейцев – музыкальная гармония есть основой онтологии, это главный принцип, организующий бесформенный хаос Вселенной в законообразный космос, чья сущность покоится на единстве и многообразии гармонии противоположных тенденций и элементов. Законы музыки и математики – это основная сущность природного бытия, по которым Вселенная не только строится, но и движется, развивается. Бытие и становление Природы тождественно музыкальному становлению. Пифагорейский мимесис трактует музыкальное искусство как подражание гармонии всей природе. Пифагорейское понимание музыкального феномена и осмысление космического структурализма опираются именно на рационалистическое начало, ибо за основу всей системы берётся арифметическое исчисление пропорции между интервалом и длиной струны.Следует заметить, что система Пифагора не была столь идеальной и законченной. Отождествление феномена музыки и природы имеет наивно-материалистический характер и внутренние противоречия: «…для всей греческой науки в целом, основные гармонические интервалы – в отличие от множества других физических закономерностей, оставшихся недоступными грекам, – оказались подчиненными простым числовым соотношениям. Чтобы установить эти соотношения, не требовалось особых ухищрений – элементарный расчет показывал, что высота звука обратно пропорциональна длине струны» [6, с. 94.].Противоречия эти имеют гносеологическую основу и связаны с абсолютной идентификацией закономерностей гармонии и космоса с недифференцированным рассмотрением музыкального порядка и космического, физического устройства. Это своего рода наивный материализм с космологической тенденцией осмысления связи между устройством природы и музыкальным конструктивизмом: «На философию Пифагора наложили печать его занятия арифметикой и геометрией» [2, с. 29.].Число у Пифагора стоит выше музыки и космоса, ведь только число, по мнению пифагорейцев, делает мир для нас видимым, осязаемым предметом для постижения. Математика и музыка – это только каркас природы, законы её структуры, строение существования: «Для Пифагора число – оптический символ, не форма вообще или абстрактное отношение…» [9, с. 43.].Итак, из всего изложенного выше, можно сделать следующие выводы: 1) сущностью музыкального искусства является чувственно – созерцаемая модель становления живой Природы и Космоса. Эта модель у Пифагора интерпретируется через нумерологию и математику; 2) Пифагор проводил аналогию между упорядоченностью материального мира и упорядоченным математическим отношением в музыке, и пришёл к заключению – математическими соотношениями пронизан весь космос, вся природа; 3) согласно Пифагору, законы музыки и математики – это основная сущность природного бытия, по которым Вселенная не только строится, но и движется, развивается. Бытие и становление Природы тождественно музыкальному становлению.Но, пожалуй, самым главным достижением Пифагора было применение идей математики и музыкальной гармонии не только к устройству космоса, но и к миру духовному. Душа человека должна прийти к очищению через обретение гармонии внутри себя. Человечество должно стать созвучным принципам космического порядка в природе. Обретение подобного созвучия должно происходить через морально-этические и эстетические идеи, которые озвучивает и воплощает в себе музыка и всё искусство в целом. Изменение в мышлении, в разуме, в духовной сфере должны повлечь за собой изменение в поступках человечества, в результатах его деятельности и в самом отношении к живой природе.Те глобальные потрясения, которые совершаются в современном мире XXI века, требуют переосмысления многих традиционных постулатов в русле гармоничного единства человечества и природы. Настала та эпоха, когда знаменитое изречение Сократа «Познай себя» необходимо преобразовать в идею «Измени себя». Изменить себя в соответствии с гармонией природы через очищение искусством – вот тот путь, по которому должна развиваться наша цивилизация в будущем. Этот процесс актуален, потому что современность требует от нас трансформации мировоззрения, миропонимания и мироощущения методом именно культурно-цивилизованного подхода [8, с. 32-33]. Только в таком случае возможна реализация одной из ключевых идей И. Канта: «Прекрасное должно порождать доброе».

Список литературы

1) Асафьев Б. В. Музыкальная форма как процесс / Борис Владимирович Асафьев. – Л. : Музыка, 1971. – 376 с.2) Асмус В. Ф. Античная философия : [учеб. пособие] / Валентин Фердинандович Асмус. – [ Изд. 2-е, доп. ]. – М. : «Высшая школа», 1976. – 451 с.3) Борев Ю. Б. Эстетика / Юрий Борисович Борев. – М. : Политиздат, 1988. – 496 с.4) Виноградов Г. В., Красовская Е. М. Занимательная теория музыки / Георгий Васильевич Виноградов, Евгения Михайловна Красовская ; [ под ред. И. Минеевой ]. – М. : Советский Композитор, 1991. – 192 с.5) Гомер. Одиссея / Гомер ; [Пер. с древнегреч. В. Жуковского]. – М.: Правда, 1984. – C.154-155.6) Жмудь Л. Я. Пифагор и его школа (ок. 530 – ок. 430 гг. до н. э. ) / Леонид Яковлевич Жмудь. – Л. : Наука, Ленинградское Отделение Академия Наук СССР, 1990. – 186 с. – (Серия «Из истории мировой культуры»).7) Зайцев В. П. Режисура естради та масових видовищ: [навч. пос.] / Валерій Павлович Зайцев. – К.: Дакор, 2006. – 252 с.8) Капіца В.Ф. Світоглядна культура і ноосферне світорозуміння / Капіца Володимир Федорович. – Кривий Ріг: Видав. центр, 2013. – 592 с. – С. 32-39) Лосев А. Ф. Очерки античного символизма и мифологии / Алексей Федорович Лосев. – М. : «Мысль», 1993. – 959 с.10) Лосев А. Ф. Философия. Мифология. Культура / Алексей Федорович Лосев. – М.: «Политиздат», 1991. – 525 с.11) Лосев А. Ф. Форма – Стиль – Выражение / Алексей Федорович Лосев ; [Сос.А. А. Тахо-Годи; Общ. ред. А. А. Тахо-Годи и И. И. Маханькова]. – М.: Мысль, 1995. – 944 с. – (Библиотека «Философское наследие»).12) Способин И. В. Музыкальная форма / Игорь Владимирович Способин. – М. : Музыка, 1972. – 400 с.

Читайте также:  Биографии — подкасты

13) Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция: Л. Ф. Ильечев, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалев, В. Г. Панов – М.: Сов. Энциклопедия, 1983. – 840 c.

Источник: https://trenos.livejournal.com/219179.html

Античные теории музыки (пифагор, платон, квинтилиан, боэций)

Пантелеева И. А.

В статье проведен анализ основных музыкальных теорий античности, опреде­лены их особенности, показана их обусловленность космологическими воззрениями ан­тичных людей, продемонстрировано, что любая музыкальная деятельность и музы­кальные теории как ее теоретическое обоснование обусловливались законами практи­ческой художественной деятельности античного человека.

Ключевые слова: музыка, художественная деятельность, музыкальная гар­мония, Космос, античность.

Предмет статьи – музыкальные теории античного мира, представленные в фило­софских трудах Пифагора и его последователей, Платона, Квинтилиана, Боэция.

Цель статьи – проанализировать ведущие античные музыкальные теории, опре­делить их особенности и закономерности, доказать, что музыкальные теории разраба­тывались в тесной взаимосвязи с практической художественной деятельностью антич­ного человека.

В античной культуре музыка играла определяющую роль. Она была достаточно известна древним людям, поскольку это искусство составляло часть их жизни. Разно­образная деятельность, определяющая и украшающая общественную и частную жизнь, сопровождалась музыкой, песней, танцем или всеми одновременно и составляла часть образования.

Совет

К сожалению, малое количество оставшихся аутентичных музыкальных произ­ ведений, которые могли бы стать ценным материалом для исследования, а также кар­ динальные различия в восприятии музыки античным человеком и нашем современным музыкознанием создают проблемы в оценке качества и соответствия реальному музы­ кальных теорий. При этом работы, посвященные культурным традициям античного ми­ ра, оставляют музыкальные воззрения античного человека, как правило, без особого внимания. Исследований, дающих одновременно музыкальные обоснования античным © Пантелеева И. А., 2012

50 ВІСНИКДонНУЕТ2(54)‘2012ISSN2079-4819

КУЛЬТУРА І ЦИВІЛІЗАЦІЯ: ЄДНІСТЬ І ВІДМІННІСТЬ

Теоретическим системам и раскрывающие философские взгляды на музыкальное по­строение Вселенной и, соответственно, ее влияние на устрой античного социума, немно­го, и они, как правило, носят сугубо прикладной и узко профильный характер (Е. Ак-муллина, Н. Алмазова, Ш. Бундрик, Р. Вагнер, Р. Вестфаль, Е. Герцман, Н. Гринбаум, Р. Груббер, А. Демченко, Ж. Ламбэн, А.

Лосев, С. Михаелидис, Э. Панаиотиди, И. Трон-ский, С. Шестаков, М. Юнусова и другие). Воззрения античной эпохи останутся неяс­ными, если не определиться по вопросам музыкально-художественой практики антич­ных людей, которая нашла свое отображение в античном музыкознании, в ее теорети­ческом и прикладном аспектах.

В этой связи определялись цель и задачи предложенной статьи.

Следует отметить, что греческое слово «музыка» (μουσική) не соответствует со­временному пониманию этого понятия.

В те далекие времена у греков им обозначались «мусические искусства», «искусства муз» – все то, что служит воспитанию души в про­тивовес гимнастике, целью которой являлось воспитание тела.

Будучи стихийными ма­териалистами, греки и музыку понимали как нечто телесное или материальное, что на­шло свое обоснование в музыкально-теоретических и музыкально-философских систе­мах Древней Греции.

Создание этих систем не является заслугой исключительно древ­негреческой культуры, теории музыки зарождались в древних очагах цивилизации и фундаментом их служили музыкальная практика и музыкальные воззрения древневос­точных стран. Греческие философы возвели на этом фундаменте грандиозное здание античного учения о музыке, синтезировавшего в себе все достижения музыкальной мысли древнего мира.

Обратите внимание

Из многочисленных античных теорий музыки особого внимания заслуживает философия музыки Боэция, которая внесла в традиционную античную концепцию гар­монии сфер классификацию трех родов музыки.

Музыка определяла космическую ие­рархию по макро-, мезо-, и микроуровням.

Соответственно, мировая музыка – MusicaMundana, человеческая музыка – MusicaHumana, музыка инструментальная – MusicaInstrumentalis.

MusicaMundanaОпределяет музыкальный закон, представленный в виде опреде­ленного физического порядка или иерархии музыкальных тонов, определяющих музы­кальные звукоряды – небесные мелодии.

Вера античного человека в единство всего ми­ра, в регулирование одними и теми же законами разнообразных и индивидуальных яв­лений природы предопределила воззрение на гармонию как на «могучее средство еди­нения противоположностей» (Герцман). «MusicaMundana» – «мировая музыка» – от­ражает музыкальные закономерности глобальных явлений Вселенной.

В основе этой концепции музыка предстает как всеобщая гармония, которая делает возможным со­гласование противоположностей и упорядочение разнообразных явлений. Тем самым, она является феноменом, организующим целое из разнородных элементов.

Подвергнув­шись «обработке» гармонией, элементы не являются «хаотичной разрозненной массой, а образуют логическое соединение, где тесно взаимодействуют между собой на основе единых принципов» [4, с. 133]. Идея единения противоположностей на многие столетия стала «эстетическим знаменем» научного освоения действительности.

Закон мировой музыки был осмыслен в пифагорейской эстетике, где разрабаты­ вается классический идеал абстрактной всеобщности, которая, в свою очередь, рас­ сматривается как учение о числовой гармонии.

Античная музыка с ее физической на­ глядностью, с ее конструктивно-вещественным характером нашла свое отображение в законе о космосе как об определенно настроенном инструменте.

Согласно закону ми­ ровой музыки, самой возвышенной и прекрасной в теории античной науки о музыке

Важно

как понимании мира была идея о «гармонии звучащих сфер» как проявление Musica

Mundana, где музыкальная гармония достигается «математически-музыкальной разме-
ISSN2079-4819ВІСНИКДонНУЕТ2(54)‘201251

ВІСНИК Донецького національного університету економіки і торгівлі ім. М. Туган-Барановського

Ренностью космических сфер и космических движений» [7, с. 48], тем самым является гармонией числовой. В этой связи А. Ф. Лосев отмечает, что числовая гармония – это «синтез беспредельного и предела.

В качестве таковой она в плане общеантичного те­лесно-жизненного толкования бытия создает: 1) космос, с симметрично расположен­ными и настроенными в определенный музыкальный числовой тон сферами; 2) души и все вещи, имманентно содержащие в себе количественно-гармоническую структуру» [6, с. 294].

Музыкально-числовая структура космоса символически выражается в «тет-рактиде» («четвертице»), т. е. в совокупности первых 4 чисел, которые в сумме дают декаду (1 + 2 + 3 + 4 = 10). «Тетрактида» содержит музыкальные интервалы – октаву (2:1), квинту (3:2), кварту (4:3).

Числовые соотношения – источник гармонии космоса, гармонии сфер (Луна, Солнце, 5 известных грекам планет, неподвижные звезды), каж­дая из которых издает свой музыкальный звук [5, с. 17].

Помимо осмысления закона мировой музыки, Пифагору также приписывается начальная разработка учения о музыкальных интервалах (консонансах и диссонансах) на основе математических соотношений, получаемых при делении струны.

Пифагор определяет пропорции между высотой звука, длиной звучащей струны и числом, что впоследствии дает возможность математического определения звукового интервала че­рез выражение деления струны. Вследствие математических исчислений философ по­лучает такие пропорции: октава с делениями 2:1, квинта 1 3:2, кварта – 4:3 и т. д.

Полу­ченные пропорции ученый переносит на строение космоса, и музыкальный порядок становится, таким образом, тождествен космическому мироустройству:

Октава: кубическая земля – водяной исоаэдр – воздушный октаэдр – огненная пирамида;

Совет

Квинта: кубическая земля – водяной исоаэдр – воздушный октаэдр или водяной исоаэдр – воздушный октаэдр – огненная пирамида;

Кварта: кубическая земля – водяной исоаэдр или воздушный октаэдр – огненная пирамида.

В результате применения пифагорейских чисел к конструкции бытия получается музыкально-числовой космос со сферами, расположенными относительно друг друга согласно числовым и гармоническим отношениям.

Следует отметить, что строй Пифагора не был только теоретической системой. Корни его находятся в самой художественной жизни, иначе появление его могло бы даже и не состояться.

Интервалы пифагорова строя были своеобразными ориентирами для античных музыкантов в бесконечном многообразии звучащего Космоса.

Пифагоров строй упорядочил акустические величины музыкальной практики, они стали частью конкретной системы, которая приобрела теоретически обоснованный вид.

Художественная жизнь всегда разнообразна и порой выходит за пределы любой системы, поэтому в те времена имели место случаи расхождения между практикой и пифагоровым строем, который все же в большей степени соответствовал интервальным формам звучащей музыки.

Но основополагающий принцип о музыкальной заданности звучания Космоса был неопровержим. Таким образом, пифагоров строй стал универ­сальной музыкальной системой, поскольку незначительные отклонения от его величин на практике трудно было обнаружить из-за полного отсутствия в те времена акустичес­кого анализа.

Обратите внимание

К тому же математическая обоснованность строя создавала в представле­нии античного человека мнение о его непогрешимости.

В дальнейшем в музыкальном мышлении античного человека произошли изме­ нения, но взаимосвязь между пифагоровым строем и античным музыкальным творчест­ вом была очевидной.

Так, например, как однородную и бесконечную внеположенность рассматривает Платон все мировое пространство, как по-разному напряженное и в раз­ ной степени натянутое (подобно струне) бытие.

В результате разрабатывается плато-

52 ВІСНИКДонНУЕТ2(54)‘2012ISSN2079-4819

КУЛЬТУРА І ЦИВІЛІЗАЦІЯ: ЄДНІСТЬ І ВІДМІННІСТЬ

Новская музыкально-космологическая теория, его видение музыкальной гармонии. Лу­на принимается за 1, Солнце за 2, расстояние между Луной и Солнцем оказывается равно октаве.

За Солнцем идет Венера, соответственно, отношение между Венерой и Солнцем = квинте, далее получаются такие отношения: Меркурий и Венера = кварта, Марс и Венера = октава, Юпитер и Марс = один тон, Сатурн и Юпитер = октава и большая секста.

Давая характеристику музыкально-космологической теории, А. Ф. Лосев пишет, что «гармония сфер, о которой учит Платон, есть последняя причина той «правильно­сти», которая должна отличать у него всякое музыкальное сознание и творчество.

Тут – завершение музыкальной эстетики Платона и вместе с тем, завершение всей античной музыкальной классики.

Важно

Платон только реставрировал восходящую музыкальную клас­сику в форме абстрактных понятий и чисел, и если его музыкальная система для нас слишком экзотична, то только потому, что для нас экзотична и вся греческая классичес­кая музыка с ее философией и эстетикой» [2, с. 46].

Говоря о гармонии сфер как источнике MusicaMundanА, не следует искать соот­ветствий в обосновании единой совершенной системы и ее разновидностей в виде пла-нетно-звуковых последовательностей.

Античная научная мысль принимала все музы­кально-теоретические обоснования, создавала параллели между различными музыкаль­ными системами с целью доказательства важнейшего своего убеждения, основанного на вере, что все в мире регулируется одними и теми же законами Космоса.

Следующая ступень космической иерархии представлена человеческой музыкой (MusicaHumana). И если MusicaMundanА Олицетворяет гармонию мироздания, то MusicaHumana– гармонию духа и тела, убеждений и поступков.

На этом уровне прояв­ляется гармония человека, которая отражает равновесие противоположных жизненных сил.

Значение музыки для жизни человека беспрецедентно, поскольку она охватывает важные сферы человеческой экзистенции: духовное «восприятие» мировой музыки, воспитание, врачевание болезней, нравов и страстей, а также восстановление гармонии душевных способностей.

По мнению Боэция, душевная и телесная гармонии должны согласовываться так же, как и звуки консонанса. Объясняя суть «человеческой музыки», он опирается на идеи Аристотеля о согласованности между «частями души». По мнению Е. В.

Герцмана, Боэций изрядно искажает аристотелевскую мысль, так как сам Аристотель выступает против того, чтобы рассматривать душу как соотношение частей.

Герцман отмечает: «Нужно думать, что дифференциация сути человека не только на душу и тело, но и на части, составляющие как душу, так и дело, понадобились Боэцию для более наглядного объяснения MusicaHumana.

Совет

Только при таком многоступенчатом расчленении читате­лю можно ярко продемонстрировать, как столь многочисленные и разрозненные со­ставляющие под воздействием гармонии складываются в единое высокоорганизованное целое – в человека» [4, с. 139].

Но звучание Вселенной в своем проявлении как Мировая музыка не достигает уха человека, несмотря даже на размеры звучащих планет, которые должны были изда­вать громоподобное звучание.

Человеческий слух не в состоянии воспринимать мощное звучание не из-за скромных своих возможностей, а из-за того, что со дня своего рожде­ния люди привыкли к этому звучанию и уже не реагируют на него.

Объяснение такому явлению, как «глухота» человечества к гигантскому звучанию Космоса, Боэций находит у Аристотеля.

«[Этот] звук существует сразу же с [нашего] рождения; поэтому он [для нас] не отличим от противоположного безмолвия, ибо распознавание звучания и без­молвия осуществляется сравнительно друг с другом. Подобно тому, как получается у кузнецов, которые из-за привычки [к грохоту] не отличают [звучание от безмолвия]. Так и у людей происходит то же самое [при слушании звучащего космоса]» [цит. по 4, с. 135].

ISSN 2079-4819ВІСНИКДонНУЕТ2(54)‘201253

ВІСНИК Донецького національного університету економіки і торгівлі ім. М. Туган-Барановського

Античное обоснование космической гармонии предлагает свое разрешение этой проблемы. «Музыкальное установление» мировой музыки отражается в поступках че­ловека, влияет на стиль его жизни.

Музыкальность человеческой деятельности как ре­зультат воздействия музыки и следствие музыкальной организации человека соотно­сится с музыкальностью Вселенной. Образы универсальной гармонии и созвучия сфер необходимо передать, подражая, насколько это возможно, инструментами, голосом, движениями.

Особое место в «теоретическом» осмыслении соотношения относитель­ного и абсолютного в процессе «слушания» универсальной гармонии (MusicaMundana

Источник: http://www.stattionline.org.ua/pravo/62/8572-antichnye-teorii-muzyki-pifagor-platon-kvintilian-boecij.html

Ссылка на основную публикацию