Что общего между нашим языком и латинским?

Английский язык и русский: что общего?

Англоязычные студенты с ужасом смотрят на русский алфавит и на спряжения русских глаголов, а русскоязычные ученики с трудом запоминают правильное использование артиклей и формирование времен. С обеих сторон кажется, что язык «оппонента» страшен и даже ужасен, и что выучить его практически невозможно.

И зачастую стандартная модель преподавания «лекция-домашнее задание» не даст хорошего результата.

Нередко репетитор английского по скайпу может подчеркивать различия между этими двумя языками, делать акценты на особенностях, но давайте попробуем найти что-то общее, что поможет вам учить английский с удовольствием.

Общие черты английского и русского языков

Вряд ли для кого-то будет секретом тот факт, что алфавит русского языка был заимствован из греческого Кириллом и Мефодием. Английский же алфавит обязан своим появлением латинице.

Но стоит вам знать, что само слово «алфавит» в английском языке появилось из греческого языка, путем соединения двух главных букв «альфа» и «вита».

Точно таким же образом и было «сделано» русское слово «азбука»:

Азъ+ буки = азбука

Как видим, даже алгоритм формирования слов, обозначающих алфавит или азбуку, в русском и английском языках аналогичен. Используете вы британский или американский акцент, произносите литературный вариант русского языка или безжалостно коверкаете слово «торты» неправильным ударением, общие черты есть, а это значит, что учиться вам будет намного проще.

Общая лексика – это реальность

Нередко русские туристы, приезжая в Америку или в Великобританию, полагают, что они не могут связать и двух слов и с трудом смогут понять хотя бы одного аборигена. Правда в том, что это совсем не так.

Исследования специалистов показали, что порядка четырех тысяч слов в английском и русском языках звучат или очень похоже, или аналогично.
К примеру, гараж – это garage, продукт – это product, ocean – это океан, lamp – это лампа, wine — вино, address – адрес, а jeans, как ни странно, джинсы.

Обратите внимание

И таких совпадений, как мы уже говорили, ни много, ни мало, а четыре тысячи. Лингвисты уверены, что для того, чтобы более-менее свободно общаться на иностранном языке, достаточно трехсот слов. Только подумайте, у вас в запасе уже есть в несколько раз больше.

Для начала достаточно лишь ознакомиться с простейшими алгоритмами образования времен – и наслаждаться тем, как вы владеете английским. При этом, совершенно ничего не делая. Невероятно, но факт.

У английского и русского языка общий корень

И английский, и русский относятся к индоевропейской группе языков, поэтому есть целый ряд слов, которые изначально были и есть общими. К примеру, быть – be, есть – eat, бить – beat, грабить –grab. Много общего и в существительных: вдова – widow, дело – deal, пастор – pastor, beard – борода и так далее.

Многие слова, которые вы долгое время считали «исконно русскими» или «исконно британскими», оказываются исконно и теми, и другими.
Не стоит забывать и про традиционные определения членов семей: мама, сестра, брат и так далее.

Впрочем, эти слова схожи практически во всех языках мира, так же, как и слово «любовь», звучащее одинаково приятно и тепло.

Латинские и греческие корни

Больше всего общих для русского и английского языка слов имеют либо латинский, либо греческий корень. Латынь во времена средневековья была языком, обязательным для изучения на территории всей современной Европы.

Поэтому во всех европейских языках сегодня есть огромное количество общих слов. Не стал исключением и русский.

В английском и русском очень много общей терминологии, ведь термины в большинстве своем имеют латинское происхождение.

Учим английский язык с удовольствием!

Это далеко не полный перечень схожестей английского и русского языков, который позволяет со всей уверенностью утверждать, что не так страшен волк, то есть, английский язык, как его рисуют некоторые преподаватели.

Помните, что даже в очень разных на первый взгляд вещах всегда можно найти какие-то схожие черты, а это значит, что хороший результат не заставит себя долго ждать, стоит только начать!
Если подходить к изучению с позитивом, разыскивать что-то общее, концентрироваться на нем, а не на сложных различиях, то у вас обязательно все получится. Английский – это просто! и позвольте себе убедиться в этом на собственном примере.

Источник: http://www.skypestudy4you.ru/articles/english-and-russian

О родстве языков

Общность происхождения индоевропейских языков, совпадения в лексике и грамматические соответствия могут навести читателя на мысль о том, что, зная русский язык, можно сравнительно легко изучить любой другой индоевропейский язык.

К сожалению, такого читателя ждёт разочарование. Родство индоевропейских языков было установлено благодаря сравнению наиболее архаичных особенностей каждого языка в отдельности.

В течение столетий и даже тысячелетий эти языки претерпели существенные изменения.

В результате в этих языках стало гораздо больше расхождений, чем общих черт, которые ученым удаётся выявить лишь с помощью сравнительно-исторического метода.

Уже давно было замечено, что степень различия между языками земного шара далеко не одинакова. Украинец без особого труда может понять русского, но он совсем не поймёт испанца или японца. Румын, хотя и с трудом, может объясниться с итальянцем, но, не изучив английского языка, он не поймёт англичанина.

В чем же здесь дело? Оказывается, языки, которыми пользуются люди, объединяются в группы, связанные между собой большей или меньшей степенью родства. Это родство объясняется общностью происхождения языков, входящих в одну и ту же группу.

Языковые группы.

Очень близки между собой языки русский, украинский и белорусский, образовавшиеся на основе древнерусского языка. Эти языки называются восточнославянскими.

Изменения, происшедшие в них на протяжении нескольких столетий, привели к ряду серьёзных расхождений.

Важно

Но эти расхождения не столь велики, чтобы лишить носителей русского, украинского и белорусского языков возможности понимать друг друга при взаимном общении.

Значительно более серьёзные расхождения мы обнаружим, если сопоставим восточнославянские языки с западнославянскими (чешский, польский) и южнославянскими (болгарский, сербский).

Но восточно-, западно- и южнославянские языки всё же имеют между собой много общего, так как все они входят в единую родственную группу славянских языков.

Общность происхождения этих языков проявляется уже в многочисленных лексических (словарных) совпадениях, представление о которых даёт приведённая ниже таблица.

Разница между приведёнными словами в основном сводится к расхождениям в месте ударения и к сравнительно незначительным особенностям в произношении отдельных звуков. Количество подобных соответствий между славянскими языками можно было бы увеличить во много раз.

О близком родстве славянских языков говорят не только многочисленные лексические соответствия, но и общие черты грамматического строя этих языков. В склонении существительных и прилагательных, в спряжении глаголов славянские языки имеют немало точек соприкосновения, свидетельствующих об общности их происхождения.

Однако праславянский, или общеславянский, язык, к которому восходят все современные славянские языки, не сохранился. В нашем распоряжении нет никаких праславянских памятников письменности. Поэтому праславянский язык может быть частично восстановлен главным образом лишь на основании сравнения сохранившихся славянских языков.

В этом отношении иначе обстоит дело у другой группы родственных языков, в которую входят итальянский, испанский, португальский, французский, румынский и некоторые другие языки (романская группа). Общим источником, к которому восходят все романские языки, является латинский язык, многочисленные письменные памятники которого сохранились до нашего времени.

Латинский язык — это язык древних римлян. Вместе с ростом могущества Рима — в результате захвата всё новых и новых земель — латинский язык между III в. до н.э. и II в. н.э. постепенно распространился сначала по всей Италии, а затем на территории современной Франции, Испании, Румынии. Именно здесь во второй половине I тысячелетия н.э.

на базе латинского языка возникли новые романские языки.  (…)

Совет

Близкие родственные связи обнаруживаются также между германскими языками (английский, немецкий, голландский, датский, шведский и др.) Как и в случае с языками славянскими, здесь мы также не располагаем памятниками письменности, относящимися к прагерманской эпохе. Однако близкое родство германских языков ясно выступает в приводимой таблице.

Родство каждой языковой группы, относящейся к индоевропейским языкам, как и в случае со славянскими и германскими языками, может быть подтверждено большим количеством лексических (а также и грамматических) соответствий.

О близких и дальних «родственниках».

Учёные давно заметили, что и за пределами отдельных языковых групп можно обнаружить немало интересных совпадений. Так, например, славянские языки имеют большое сходство с балтийскими языками (древнепрусский , литовский, латышский), меньше сходства имеют латинский с древнегреческим и т.д.

Таблица лексических совпадений между древнеиндийским и литовским языками показывает, что между ними немало общего.

Однако количество совпадений здесь будет не столь велико, как, например, между отдельными славянскими, романскими или германскими языками.

Оказывается, родственные связи между разными языковыми группами (но внутри индоевропейской семьи) не являются столь же тесными, как у языков, относящихся к одной и той же группе.

Так, германские и славянские языки стоят дальше друг от друга в «семейной иерархии», чем, к примеру, английский и немецкий или русский и болгарский. Тем не менее определённые связи прослеживаются и при сравнении весьма дальних индоевропейских «родственников».

В этом можно убедиться, обратившись к таблице (см. ниже). Количество приведённых здесь примеров можно было бы значительно расширить.

Обратите внимание

Однако и рассмотренный нами материал даёт достаточно наглядное представление о соответствиях, которые подтверждают исконное родство перечисленных в таблице индоевропейских языков.

(Примеры из латинского, древнегреческого и древнеиндийского языков даны для слова «ночь» в родительном падеже единственного числа)

На первый взгляд может показаться, что, например, слово со значением «вдова», имеющее удивительно сходные формы в различных индоевропейских языках, убедительно свидетельствует о родстве этих языков:

въдова — древнерусский язык

vidhava [видхáва:] — древнеиндийский

vidua [вúдуа] — латинский

widuwo [вúдуво:] — готский и т.д.

Однако, несмотря на этот, казалось бы, бесспорный пример, у нас нет основания на 100% исключить (как и в других подобных случаях) возможность заимствования. Пусть очень древнего, но всё же — заимствования. А заимствуются слова, как известно, не только из одного родственного языка в другой. Возьмём, например, список, на первый взгляд, ничем не отличающийся от только что приведённого:

камыш — русский язык

kamyš— турецкий, татарский [камыш]

камъш — болгарский

gamys— азербайджанский, туркменский [ гамыш].

Можно ли на основании этих примеров говорить о том, что русский или болгарский язык находится в родстве с турецким, туркменским, азербайджанским, татарским? Нет. Эти языки относятся к группе тюркских языков, в которую входят также башкирский, киргизский, узбекский и некоторые другие языки.

Именно из тюркских языков слово камыш и было заимствовано в русский и в некоторые другие славянские языки. Вот почему приведённое нами сопоставление ровно ничего не говорит в пользу родства русского языка с языками тюркскими. Более того.

Пример со словом камыш не может считаться также и аргументом в пользу родства русского и болгарского языков, хотя эти языки, действительно, родственные. Однако родство в данном случае доказывается с помощью иных аргументов.

Читайте также:  Что такое «эффект доплера»?

Грамматический строй

Общность грамматического строя индоевропейских языков проявляется во многом. Возьмём несколько примеров из склонения.

В современном русском языке звательный падеж (падеж, в котором стоит обращение) слился с именительным: «Молодой человек, скажите, пожалуйста…

»; «Колобок-колобок, я тебя съем!» Иначе обстояло дело в древнерусском языке. Здесь многие существительные имели особую форму звательного падежа, отличную от именительного.

Важно

Некоторые из этих форм в качестве архаизмов сохранились и в современном русском языке: «Чего тебе надобно, старче?» — спрашивает золотая рыбка в известной сказке А.С. Пушкина. Боже (именительный падеж: Бог), отче (отец), друже (друг) — такие примеры сейчас в русском языке единичны и воспринимаются в большинстве случаев как устаревшие формы.

Но именно это древнее окончание звательного падежа на -е обнаруживается и в родственных индоевропейских языках. Так, латинское amicus [амú:кус] «друг» в звательном падеже имеет форму amice [амúже], древнегреческое anthrōpos [áнтхро:пос] «человек» — anthrōpe [áнтхро:пе].

Таким же образом учёным удалось выявить много других общих черт древнего индоевропейского склонения и спряжения. Сравните хотя бы современные русские местоимения в дательном падеже тебе, себе с латинскими местоимениями tibi [тúби] «тебе», sibi [сúби] «себе».

Если взять, например, спряжение латинского глагола sidere [сú:дере] «садиться» в настоящем времени, то мы увидим не только совпадение в звучании корня слова с русским сидеть, но и очень близкие окончания:

Лицо                      Единственное число                               Множественное лицо

   1-е                     sid-o [сú:до:]                                           sid-imus [сú:димус]

   2-е                    sid-is [сú:дис]                                          sid-itis [сú:дитис]

   3-е                    sid-it [сú:дит]                                          sid-unt [сú:дунт]

Совет

Конечно, совпадения с русскими формами сиж-у, сид-ишь, сид-ит, сид-им, сид-ите, сид-ят будут здесь не совсем полными, но зато они распространяются на все лица единственного и множественного числа.

Если же мы сопоставим между собой формы повелительного наклонения sidite! [сú:дите] и сидите!, то здесь почти всё различие будет заключаться только в месте ударения.

Эти и многие другие совпадения сохранились, несмотря на тысячелетия раздельного существования латинского и славянских языков.

Примеров частичного или полного совпадения в грамматическом строе индоевропейских языков было обнаружено очень много, особенно — в системе склонения. Это послужило самым весомым аргументом в пользу исконного родства индоевропейских языков.

(По книге: Ю.В. Откупщиков К истокам слова. — Спб.: «Авалон», «Азбука-классика», 2005, стр. 31-44)

Автор — denys_didroev

Источник: https://paulus-raul.livejournal.com/39541.html

Что общего между русским языком и ивритом?

Человек устроен так, что лучше запоминает вещи, которые похожи на что-то знакомое и привычное. Намного легче и понятнее учить новое, когда в нем видится привычное. Изучение иностранных языков – не исключение.

О том, что привычное и знакомое вы найдете, приступив к изучению иврита, читайте в новом материале.

Человек устроен таким образом, что с радостью берется за то, что ему знакомо, а вот то, что незнакомо – вызывает опасение, и делается, скажем так, с некоторым напряжением. Это нормально.

Как объясняют психологи – то, что нам знакомо, вызывает у нас внутренний отклик, рождает образы и мысли, а к новому, незнакомому, наш мозг еще не привык. Нам некомфортно, мы не знаем пока, как нам реагировать.

Это нужно учитывать при изучении иностранных языков.

Итак, зарождение с разницей в несколько тысяч лет, длинный период консервации и постепенное развитие, разная лингвистическая и фонетическая основа, даже принадлежность к разным группам – казалось бы, иврит и русский никак не могут быть похожи. Однако…

Мы подготовили небольшой обзор того, что роднит эти, казалось бы, совсем непохожие друг на друга языки.

Письменность обеих языков основана на буквенных символах

Незначительный, но факт. Большинство современных письменных языков в мире используют именно символы-буквы, а не иероглифы, или другие знаки. Однако, даже это уже роднит русский и иврит. Корни этого родства следует искать в глубокой древности.

Порядка трех тысяч лет назад, письменные знаки иврита, в видоизмененном виде через посредничество финикийцев попали в Европу, где стали основой греческой и латинской письменности.

Именно поэтому буква «Ш» вылитая ивритская «ש» (шин).

Заимствования

Возможно, вы замечали, что многие слова в современном иврите по звучанию точная калька с русских слов. Такие слова на иврите, как «хор» — дыра, «ор» — свет, «хам» — жарко, хотя и означают в ирите совсем другие понятия, звучат привычно для русского слуха. Это амографы.

А помимо этого, многие слова русского языка прочно обосновались в иврите. Изучая иврит вы повстречаете слова «артист» — в значении «притворщик», «симулянт!»; «балаган» — в значении «бардак», «беспорядок». Вы найдете в иврите даже уютное русское слово «бабушка», в значении «старушка», «матрешка», «головной платок».

Суфиксы

Встретите вы в иврите и знакомые с детства суффиксы – «чик» и «ник». Причем употребляться они будут именно в том же значении, что и в русском языке. Первый – в как смягчение, например в заимствованном из русского слове «чубчик», или в ивритском – «катанчик» (малюсенький) и «шманманчик» (пухленький).

Суфикс «ник» также как в русском языке будет указывать на связь с чем-то. Например, «кибуцник» — житель кибуца, «джобник» — ищущий легкой работы и т.п.

Эти суффиксы вошли в иврит с легкой руки Элиезера бен Йегуды и его последователей. Будучи выходцем из Беларуси, создатель современного иврита перенес их из русского языка.

Ивритизация

Ивритизация русских корней, еще одно из условий которое позволило современному ивриту развиваться, что он с успехом делает и по сей день.

Такие слова как «лесампет» – симпатизировать, «лесамес» — отправлять текстовое сообщение (эсемесить) – сегодня стали неотъемлемой частью разговорного иврита. Ну а слово «леитпахмель» (похмелье), вообще не требует перевода даже для человека совсем не знакомого с ивритом.

Лексические кальки

Продвинутых знатоков иврита наверняка радовали такие вещи как «теудат багрут» (аттестат зрелости), «тлуш мешалем месим» (бланк плательщика налогов) и еще масса подобных названий, которые являются прямыми кальками с русского языка, прочно вошедшими в иврит.

Небольшой, но безусловно важный момент. Особенно, когда не знаешь, как именно должна на иврите называться та или иная административная бумажка — просто переводим. И даже если и не угадаем, то человек, скорее всего, поймет, о чем идет речь.

И это далеко не все, что можно сказать о взаимовлиянии русского и иврита. Ведь языки, как и люди, которые на них говорят, влияют друг на друга. И следующий материал мы посвятим вопросам влияния иврита на русский язык.

Источник: https://ivrit.net.ru/ivrit-articles/258-ivrit-i-russkij-daljokie-i-blizkie

Сравнение русского и латинского синтаксиса

Павел Дмитриевич Первов. Очерки по методике преподавания латинского языка сравнительно с русским. Интернет-публикация на основе издания 1913 г. (Москва, «Типография Русского Товарищества»):

Роль синтаксиса при переводе является только вспомогательной: синтаксис руководит и помогает при выборе этимологических

Словам соответствуют понятия; простейшей формой суждения является предложение, состоящее из подлежащего и сказуемого, то есть указывающее на понятие и его признак.

Обратите внимание

Прибавляя к подлежащему и сказуемому суждения различные определения, дополнения и обстоятельственные слова, мы этим самым понятия превращаем в представления, общее превращаем в частное, абстрактное в конкретное, родовые понятия в видовые, и т. д. Распространение предложения происходит по логическим категориям — категории свойства, места, времени и т. д.

По тем же категориям простое предложение распространяется в сложное в том случае, если данную категорию нельзя обозначить простым членом предложения. Все эти логические отношения обозначаются в языке с помощью согласования и управления (под управлением разумеем и зависимость придаточного от главного). Но кроме этого логическое суждение, принимая разные оттенки, изменяется по видам.

Изменение суждений по объему, касающееся подлежащего суждений, с грамматической стороны проявляются в постановке определений и дополнений к этому подлежащему.

Изменение же суждений по содержанию, по связи между подлежащим и сказуемым и по степени достоверности проявляется исключительно в сказуемом с относящимися к нему членами предложения; причем изменение суждений по содержанию, то есть отличие суждений утвердительных и отрицательных, проявляется в постановке или опущении отрицания, а отличие их по связи между подлежащим и сказуемым и по степени достоверности проявляется в постановке наклонений. Таким образом, всевозможные логические отношения между членами суждения и между суждениями с грамматической стороны проявляются в четырех видах:

  • в согласовании,
  • в управлении слов,
  • в управлении предложений и
  • в постановке наклонений.

Этими четырьмя способами пользуются все индоевропейские языки, но детальное применение этих способов часто бывает, различным в различных языках. Для нас важно сравнить в этом отношении русский язык с латинским.

В применении первого способа, и вообще говоря, не может быть больших различий, так как согласование выражается в очень простом грамматическом законе, заключающемся в уподоблении форм. С развитием языка этот закон не осложняется, а наоборот, выходит из практики.

Само по себе согласование есть лишь нечто добавочное к управлению; логические отношения выражаются собственно в управлении, в постановке падежа; прилагательное же, согласованное с существительным, не изменяет этих отношений, а лишь вторично подтверждает их, воспроизводя в себе еще раз категорию рода, числа и падежа, уже имеющуюся в существительном.

Очевидно, в этом вторичном подчеркивании тех же логических отношений — с развитием языка, с большею привычкою людей к мышлению — не встречается уже особенной надобности. И действительно, в новых языках родовые окончания прилагательных постепенно утрачиваются, и согласование таким образом выходит из употребления.

Русский язык в вопросе о согласовании ни в чём в сущности не отличается от латинского. В объёмистых латинских грамматиках, правда, помещаются целые главы, трактующие о согласовании.

Но все приводимые в них правила касаются не обычного, нормального согласования, а лишь одного редкого казуса; они многоречиво решают все один и тот же вопрос: как согласовать слово при двух определяемых, относящихся к различным грамматическим категориям? Под видом правил тут приводятся эмпирические выводы из практики: за правило признается то, что чаще встречается.

Уже из этого сомнительного критерия видно, что даже и в этом исключительном случае латинский язык ничем не отличается в вопросе о согласовании от русского1. В управлении предложений тоже оба языка совершенно сходны, потому что это управление основано в них на одних и тех же логических категориях: категориям свойства, места и т. д.

Читайте также:  Как собирают пластиковые бутылки в китае?

в том и другом языке одинаково соответствуют придаточные определительные, придаточные места, и т. д. Все замечаемые здесь разноречия между русскими и латинскими грамматиками являются лишь недостатком классификации и не вытекают из строя языков.

Важно

Если, например, условные и уступительные предложения в русских грамматиках чаще относятся к главным, а в латинских грамматиках обыкновенно к придаточным, то это происходит только по недоразумению, вследствие того, что составители грамматик не сознают необходимости уничтожать эти противоречия, не существующие в действительности, в самом строе языков.

Таким образом, из четырех указанных нами способов словесно изображать логические отношения между членами суждения и качества суждения два способа — согласование и управление предложений — применяются совершенно одинаково и в русском и в латинском языке. В системах той и другой грамматики они составляют общую часть; это отделы общей грамматики. Два другие способа — управление слов и постановка наклонений — применяются на практике в том и другом языке далеко не одинаково; особенно это можно сказать о постановке наклонений.

Но кроме этих общих способов изображения логических отношений в том и другом языке есть еще по одному способу, составляющему специальную особенность данного языка. В латинском языке этим специальным, пятым по счету способом является постановка времен в придаточном предложении в зависимости от главного предложения.

Термином consecutio temporum грамматики пользуются обыкновенно лишь в применении к временам сослагательного наклонения; но в действительности последовательность времен, если принимать этот термин в более обширном значении, распространяется в латинском языке на все придаточные, составляющие часть логического суждения1, будь они выражены сослагательным или изъявительным наклонением, неопределенным или причастием. На первый взгляд может казаться, что этот способ обозначать логические отношения постановкою времен не составляет специальной особенности латинского языка, так как он, по-видимому, применяется и в русском языке. Подробный анализ времен русского придаточного предложения приводит к выводу, что в русском языке практикуются две системы подчинения предложений: времена придаточного то ставятся совершенно независимо от времени главного предложения, то обусловливаются временем главного предложения; иначе сказать, русский язык то подчиняется закону последовательности времен, то нет. Но дело в том, что этот закон применяется в русском языке не в определенных случаях, а ad libitum, вперемежку и параллельно с самостоятельным употреблением времен придаточного предложения. Последовательность времен здесь оказывается возможной, но не обязательной. А при таком положении дела она не может считаться общею частью той и другой грамматической системы. В латинском языке последовательность времен выражается в ряде грамматических законов; в русском языке соответствующие грамматические явления не могут быть объединены в законы; в силу этого при выборе и постановке латинских времен мы не можем опираться на синтаксический разбор русских времен, на последовательность русских времен, потому что эта последовательность не только может быть иною, чем в латинском языке, но и может совершенно отсутствовать в русской фразе. Странный факт, что последовательность времен применяется в русском языке ad libitum (выходит, будто логические отношения можно обозначать в речи и можно не обозначать!), объясняется тем обстоятельством, что эта последовательность служит только вторичным, дополнительным средством для обозначения логических отношений, уже обозначенных иным способом. Этим иным способом, специально свойственным только русскому языку, является категория видов. Логические отношения, выражаемые в латинском языке последовательностью времен, в русском языке обозначаются при помощи глагольной категории видов.

Подводя итоги, мы получаем следующий перечень способов словесного изображения логических отношений между членами суждения и качеств суждений:

  1. согласование — одинаковое в русском и латинском языке;
  2. управление слов — во многом различное в русском и латинском языке;
  3. управление предложений — одинаковое в русском и латинском языке;
  4. постановка наклонений — во многом различная в русском и латинском языке;
  5. последовательность времен — в латинском языке;
  6. выбор глагольного вида — в русском языке.

Первый и третий способ входят в состав общей части грамматик, пятый способ входит в состав специально-латинской грамматики, шестой — в состав специально-русской грамматики; второй же и четвертый способ принадлежат то общей грамматике, то специальным частям русского и латинского синтаксиса.

Так как вопросы, относящиеся к области общей грамматики, всегда решаются нами в применении к родной речи, то есть на почве русской грамматики, то, значит, из всех перечисленных способов на долю специальной части латинского синтаксиса приходится только решение вопросов (да и то не всегда) о падежах, о наклонениях и о временах придаточного предложения.

ИЗУЧЕНИЕ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОГО ЯЗЫКА ОНЛАЙНУРОКИ ЛАТЫНИ ПО СКАЙПУ

© ЗАУМНИК.РУ, Егор А. Поликарпов — конспективные леммы и пояснения в ломаных скобках; раскрытие латинских и иных сокращений.

Источник: http://zaumnik.ru/obuchenie-latinskomu-jazyku/russko-latinskij-sintaksis.html

Связь санскрита с русским языком

Если бы меня спросили, какие два языка мира более всего похожи друг на друга, я ответил бы без всяких колебаний: «русский и санскрит». И не потому, что некоторые слова в обоих этих языках похожи, как и в случае со многими языками, принадлежащими к одной семье.

Например, общие слова могут быть найдены в латыни, немецком, санскрите, персидском и русском языках, относящихся к индоевропейской группе языков. Удивляет то, что в двух наших языках схожи структуры слова, стиль и синтаксис.

Добавим ещё большую схожесть правил грамматики — это вызывает

глубокое любопытство у всех, кто знаком с языкознанием, кто желает больше знать о тесных связях, установившихся ещё в далёком прошлом между народами СССР и Индии.

Всеобщее слово

Возьмём для примера самое известное русское слово нашего века «спутник». Оно состоит из трёх частей: a) «s» — приставка, б) «put» — корень и в) «nik» — суффикс.

Русское слово «put» едино для многих других языков индоевропейской семьи: path в английском и «path» в санскрите. Вот и всё. Сходство же русского и санскрита идёт дальше, просматривается на всех уровнях. Санскритское слово «pathik» означает «тот, кто идёт по пути, путешественник».

Русский язык может образовывать такие слова, как «путик» и «путник». Самое интересное в истории слова «sputnik» на русском. Смысловое значение этих слов в обоих языках совпадает: «тот, кто следует по пути вместе с кем-либо».

Мне остаётся только поздравить советских людей, которые выбрали такое международное и всеобщее слово.

Когда я был в Москве, в гостинице мне дали ключи от комнаты 234 и сказали «dwesti tridtsat chetire».

В недоумении я не мог понять, стою ли я перед милой девушкой в Москве или нахожусь в Бенаресе или Удджайне в наш классический период где-то 2000 лет назад. На санкрите 234 будет «dwsshata tridasha chatwari».

Возможно ли где-нибудь большее сходство? вряд ли найдется ещё два различных языка, сохранивших древнее наследие — столь близкое произношение — до наших дней.

Совет

Мне довелось посетить деревню Качалове, около 25 км от Москвы, и быть приглашенным на обед в русскую крестьянскую семью. Пожилая женщина представила мне молодую чету, сказав по-русски: «On moy seen i ona moya snokha».

Как бы я хотел, чтобы Панини, великий индийский грамматист, живший около 2600 лет назад, мог бы быть здесь со мной и слышать язык своего времени, столь чудесно сохраненный со всеми мельчайшими тонкостями!

Русское слово «seen» и «soonu» в санскрите. Также «madiy» — это «son» в санскрите может быть сравнено с «mоу» русского языка и «mу» английского.

Но только в русском и санкрите «mоу» и «madiy» должны измениться в «mоуа» и «madiya», так как речь идет о слове «snokha», относящемся к женскому роду.

Русское слово «snokha» — это санскритское «snukha», которое может быть произнесено так же, как и в русском. Отношения между сыном и женой сына также описываются похожими словами двух языков.

Совершенно верно

Вот другое русское выражение: «То vash dom, etot nash dom». На санскрите: «Tat vas dham, etat nas dham». «Tot» или «tat» — это указательное местоимение единственного числа в обоих языках и указывает на объект со стороны. Санскритское «dham» — это русское «dom» возможно, в силу того, что в русском отсутствует придыхательное «h».

Молодые языки индоевропейской группы, такие, как английский, французский, немецкий и даже хинди, напрямую восходящий к санскриту, должны применять глагол «is», без чего приведённое выше предложение не может существовать ни в одном из этих языков.

Только русский и санскрит обходятся без глагола-связки «is», оставаясь при этом совершенно верными и грамматически и идеоматически. Само слово «is» похоже на «est» в русском и «asti» санскрита. И даже более того, русское «estestvo» и санскритское «astitva» означают в обоих языках «существование».

Обратите внимание

Таким образом становится ясно, что схожи не только синтаксис и порядок слов, сама выразительность и дух сохранены в этих языках в неизменном начальном виде.

В заключение статьи приведу простое и очень полезное правило грамматики Панини, чтобы показать, насколько оно применимо в русском словообразовании.

Панини показывает, как шесть местоимений преобразуются в наречия времени простым прибавлением «-da».

В современном русском осталось только три из шести приведённых Панини санскритских примеров, но они следуют этому правилу 2600-летней давности. Вот они:

санскрит — значение в русском

местоимения kim — какой, который tat — тот

sarva — все

наречия kada — когда tada — тогда

sada — всегда

Буква «g» в русском слове обычно обозначает соединение в одно целое частей, существовавших до того отдельно. В европейских и индийских языках нет таких средств сохранения древних языковых систем, как в русском. Пришло время усилить изучение двух крупнейших ветвей индоевропейской семьи и открыть некоторые тёмные главы древней истории на благо всех народов.

Автор и источник публикации: 

Дурга Прасад Шастри. Перевод Ф. Разорёнова. Материалы конференции Общества индийской и советской культуры (округ Мирут 22—23 февраля 1964 года, г. Газиабад, Уттар Прадеш).

Читайте также:  Насколько миниатюрен шестиствольный пулемет миниган?

Источник: https://indonet.ru/Statya/Svyaz-sanskrita-s-russkim-yazy

Генеалогическая классификация языков

Еще до того, как возникла типологическая классификация языков, ученые пришли к выводу о необходимости сгруппировать языки в зависимости от их происхождения. Такую классификацию называют генеалогической (от слова генеалогия, т.е. участие о происхождении, родословная').

Сравнивая языки, люди давно находили между ними сходство. И далеко не всегда такое сходство было свойственно соседним языкам (что легко объяснимо: ведь представители разных народов контактируют между собой!). Но вот, скажем, в центре Европы живут венгры.

Они говорят на венгерском языке — и этот язык совершенно не похож на другие, окружающие его, языки: словацкий, украинский, румынский, сербский, хорватский, немецкий! В то же время существует немало примеров, когда один и тот же язык распространяется по территории земного шара. Например, по-английски говорят в США (230 млн чел.), Великобритании (55 млн чел.

), в Канаде (22 млн чел.), в Австралии (15 млн чел.), в Ирландии (3,5 млн чел.), в Новой Зеландии (3,5 млн чел.), в ряде африканских стран…

От чего же зависит сходство или несходство языков между собой? Попробуем сравнить несколько слов современных славянских языков.

Русский Белорусский Болгарский Польский Чешский солнце сонца слънце slonce slunce брат брат брат brat bratr

три тры три trzy try

Наверное, после таких примеров можно подумать, что славянские языки специально и изучать не надо: и без того все понятно! На деле же это не так: просто здесь выбраны слова, относящиеся к числу наиболее древних, исконных, общих…

В этом все дело: сравнение языков позволяет заглянуть в их историю. Сходство языков свидетельствует об их общем происхождении.

Важно

Недаром одним из ключевых понятий и терминов в генеалогической классификации языков является семья: чем более сходны между собой языки, тем больше вероятность того, что они имели общего предка.

Как и среди людей, среди языков могут быть родственники более близкие и менее близкие. Продолжим сравнения: Латинский Французский Английский Немецкий sol soleil sun die Sonne frater frere brother der Bruder

tres trois three drei

Сходство и здесь наличествует, хотя и не такое явное! По-видимому, все эти языки тоже родственны славянским (не говоря уже о том, что они родственны между собой), но вместе с тем это родство не столь близкое.

Подобные факты давно привлекали к себе внимание ученых. Но совершенно головокружительные открытия были сделаны в середине XVIII в., когда в Европе стали известны тексты, написанные на санскрите. Санскрит — литературный язык древней Индии (на нем уже в первом тысячелетии до н.э.

существовала богатая литература, религиозная и светская). Английский востоковед В. Джонс, проработавший много лет в Индии, обратил внимание на то, что многие слева санскрита напоминают слова европейских языков.

Действительно, сравним с приведенными выше параллелями: 'солнце' на санскрите svar, 'брат' — bhratar, 'три' — tri… Но отсюда может вытекать только один вывод: что когда-то существовал язык, общий для предков современных европейских и индийских народов! Этот язык назвали праиндо-европейским.

Сам В. Джонс, выступая с научным докладом в 1786 г., говорил: «Санскритский язык…

имеет удивительную структуру, которая заключает в себе столь близкое родство с греческим и латинским языками как в глагольных корнях, так и в грамматических формах, что оно не могло сложиться случайно; родство это так поразительно, что ни один филолог, который желал бы эти языки исследовать, не сможет не поверить, что все они возникли из одного общего источника, которого, может быть, уже не существует. Имеется сходное, хотя и не столь убедительное основание полагать, что также готский и кельтский языки, хотя они и смешаны с совсем другими диалектами, произошли от того же источника; к этой же семье языков можно было бы причислить и древнеперсидский язык». (Цит. по: ЛояЯ.В. История лингвистических учений. — М., 1968. — С. 38.)

Попытки восстановить праязык, увлекшие лучшие филологические умы XVIII—XIX вв., привели к формированию первого научного метода языкознания (без чего оно не выделилось бы в самостоятельную науку). Это — сравнительно-исторический метод, т.е.

Совет

система научно-исследовательских приемов, используемых при изучении родственных языков для восстановления картины исторического прошлого этих языков и закономерностей их развития. Сравнительно-исторический метод основан на идее родства языков и исторической преемственности языковых единиц и категорий.

К основным, ключевым его понятиям относятся: праязык (иногда его называют также языком-основой), реконструкция, т.е. восстановление древних, не зафиксированных в устной или письменной речи, форм и значений; архетип — так называют конкретную реконструированную форму, к которой возводятся более поздние.

Поскольку архетип — единица в некотором смысле виртуальная, существующая только на бумаге и в воображении филологов, то ее отмечают особым значком — звездочкой (*), или астериксом. Например, русское слово город, так же как белорусское горад, болгарское и сербское град, чешское hrad, польское grod (буква 6 обозначает здесь звук [у]), восходят к праславянскому (т.е.

общему для всех древних славян) *gord,b. Данному архетипу находятся соответствия в литовском gardas, албанском garth, английском garden, немецком der Garten, санскритском grh? и т.п., что в конечном счете позволяет вывести праиндоевропейскую форму *ghordho-.

Применение сравнительно-исторического метода требует соблюдения некоторых условий. Во-первых, сравнивать следует лексику только наиболее древнюю, исконную.

Хорошие результаты дает также сравнение грамматических форм с целью восстановления их предшественников: грамматика оказывается тоже весьма устойчивым компонентом языковой системы. Во-вторых, следует остерегаться случайных совпадений.

И вообще, сходство сравниваемых единиц не обязательно должно быть буквальным, но оно должно быть регулярным. Так, если мы установили по ряду языков соотношение типа город — град — grod и т.д.

, восходящее к праславянскому *gordi>, то естественно ожидать соблюдения этих закономерностей также в других случаях, ср.: порох ->-прах — proch… (праслав. *porch), корова — крава — krowa… (праслав. *korva) и т. д.

У истоков сравнительно-исторического направления в лингвистике стояли выдающиеся филологи XIX в., почти одновременно и независимо друг от друга показавшие блестящие результаты применения этого метода.

Обратите внимание

Немец Франц Бопп (1791—1867) в своей работе «О системе спряжения санскрита в сравнении со спряжением в греческом, латинском, персидском и германских языках» указывал на необходимость системного сравнения грамматических форм.

Датчанин Расмус Раек (1787—1832), занимаясь происхождением исландского языка, доказывал на фактическом материале родство германских, латинского, греческого, литовского и славянских языков.

Якоб Гримм (1785—1863), один из братьев Гримм, известных нам по детским сказкам, исследовал с помощью сравнительно-исторического метода историю германских языков.

Еще один великий немецкий филолог, Вильгельм фон Гумбольдт (1767—1835), продемонстрировал значение этого метода для изучения культуры и истории человечества. Он писал: «Язык и постигаемые через него цели человека вообще, род человеческий в его поступательном развитии и отдельные народы являются теми четырьмя объектами, которые в их взаимной связи и должны изучаться в сравнительном языкознании» («Избранные труды по языкознанию»).

Важнейшим результатом сравнительно-исторического метода явилось, конечно, не восстановление системы праязыка (хотя и такие попытки делались; ныне существуют, в частности, словари и грамматики индоевропейского праязыка и даже экспериментальные тексты, написанные на нем), а обогащение суммы знаний об истории человечества. Сведения о генезисе отдельных народов, их контактах и передвижениях, установление общих закономерностей языковой эволюции, наконец, создание генеалогической классификации языков — все это было бы невозможно без применения сравнительно-исторического метода.

Генеалогическая классификация подразумевает деление всех языков мира на огромные объединения — семьи. Таких семей насчитывается около двух десятков, самые известные среди них — индоевропейская, тюркская, уральская, кавказская, афразийская (семито-хамитская), китайско-тибетская, америндская и др.

Каждая семья, в свою очередь, делится на ветви, группы и подгруппы. В частности, в состав индоевропейской семьи входят: индийская группа (хинди, урду, бенгали, панджаби, гуджа-рати, непали, цыганский и др.; из мертвых языков — ведийский, санскрит и др.

); иранская группа (персидский, дари, пушту, таджикский, курдский, осетинский и др.; из мертвых — древнеперсид-ский, авестиийский, скифский и др.

); славянская группа (русский, украинский, белорусский, болгарский, македонский, сербский, хорватский, словенский, чешский, словацкий, польский, лужицкий; из мертвых — старославянский, полабский); балтийская группа (литовский, латышский, из мертвых — прусский); германская группа (датский, шведский, норвежский, исландский, английский, немецкий, фризский, нидерландский, идиш и др.; из мертвых — готский); романская группа (французский, итальянский, испанский, португальский, каталанский, румынский, молдавский, ретороманский и др.; из мертвых — латинский); кельтская группа (ирландский, шотландский, бретонский, валлийский; из мертвых — галльский и др.); греческая группа (новогреческий и мертвый древнегреческий); албанская группа (албанский); армянская группа (армянский); хеттская группа (мертвые хеттский и лувийский языки в Малой Азии);

тохарская группа (два мертвых тохарских языка в Западном Китае).

К тюркской языковой семье относятся, в частности, турецкий, азербайджанский, туркменский, татарский, башкирский, казахский, киргизский, узбекский, чувашский; из мертвых — булгарский, хазарский, половецкий и печенежский языки. Нередко тюркские языки объединяют вместе с монгольскими (монгольский, бурятский, калмыцкий) и тунгусо-маньчжурскими (эвенкийский, маньчжурский, нанайский и др.) в единую — алтайскую — языковую семью.

Важно

Уральские языки распадаются на финно-угорские и самодийские. К первым относятся финский, эстонский, карельский, вепсский, венгерский, мансийский, хантыйский (остяцкий), коми, удмуртский, марийский и др.; ко вторым — ненецкий, селькупский и др.

К кавказским языкам (родство которых, впрочем, оспаривается многими лингвистами) относятся, в частности, абхазский, адыгейский, чеченский, ингушский, лезгинский, аварский, даргинский, лакский, мегрельский, грузинский, сванский и др.

Афразийская языковая семья включает в себя арабский, ассирийский, иврит, амхарский, хауса, бамана, суахили, конго и др.; из мертвых — аккадский (ассиро-вавилонский), древнееврейский, арамейский, финикийский, древнеегипетский, коптский и др.

Некоторые языки стоят вне семей: таковы японский и корейский.

Можно ли найти «мостики», родственные связи между различными языковыми семьями? Если обратиться к выражению важнейших и древнейших для человека понятий — таких, как названия ближайших родственников ('отец', 'мать'), частей тела ('рука', 'глаз'), основных природных явлений ('вода', 'солнце') и т.п., то определенное лексическое сходство можно обнаружить и между отдельными языковыми семьями. Ученые насчитывают сотни или даже тысячи общих для них морфем. Это дает основания говорить о м а к -р о с е м ь е, включающей в себя такие семьи, как индоевропейская, афразийская, кавказская, уральская, алтайская, дравидийская. Эту макросемью называют ностратичес-кой, от латинского noster 'наш'. По-видимому, 8—10 тыс. лет назад такое языковое объединение было реальностью.

Источник: https://psyera.ru/genealogicheskaya-klassifikaciya-yazykov_8897.htm

Ссылка на основную публикацию