Атребаты. кто просил клавдия вторгнуться в британию?

Атребаты. Кто просил Клавдия вторгнуться в Британию?

Коммий правил потихоньку, поставляя римской армии продовольствие и выполняя другие обязательства.

Незадолго до описываемых событий (за двести лет или за двадцать) многие белги эмигрировали в Британию. Вся нынешняя южная Англия оказалась заселена белгами. К 55 году все эти мигранты уже считались бриттами. Поэтому Коммий не всеми атребатами правил, а только теми, которые остались на материке.

В 55-м Коммий понадобился Цезарю в качестве посла. Готовилось вторжение в Британию, некоторые тамошние вожди склонялись к принятию власти Рима, нужен был человек, который бы провёл переговоры и подготовил почву. Свой, такой же белг, как и сами южные бритты. Коммий отправился на Остров.

Миссия провалилась. Римского эмиссара арестовали, несмотря на родственные связи.

Обратите внимание

После высадки римского войска и первого договора между Римом и бриттами, Коммий был освобождён и прибыл в лагерь Цезаря.

Мирный договор был почти сразу же нарушен, Коммий сражался в рядах римской армии против коварных бриттов, командовал небольшим кавалерийским отрядом.

Во время второго вторжения Цезаря в Британию, в 54 г. до н.э., Коммий участвовал в переговорах с Кассивеллауном, ему удалось добиться компромисса между бриттами и Римом.

В 54-м ещё много других событий произошло. Римляне покорили менапиев и захватили часть земель моринов. Это всё тоже белги.

Возможно, Коммий со своими атребатами в этих делах участвовал — к его владениям были присоединены отобранные у моринов земли. Зимой часть белгов восстала против римского владычества, эбуроны, нервии и другие.

Коммий к этому отношения не имел, сохранял верность Риму. Атребаты были освобождены от налогов. За лояльность.

Вроде, всё путём.

Через год Коммий был обвинён в заговоре.

Заговор какой-то странный: с кем, зачем, почему, какие планы — римляне не говорят. И как обвинён? Вызван в суд, арестован? Да нет, просто вот решили его убить, и всё.

История какая-то тухлая. Сейчас, правда, невозможно найти, кому выгодно.

Юлий Цезарь в это время находился в южной Галлии. На севере временно рулил легат Тит Лабиен. Лабиен поручил дело трибуну Гаю Волусенусу Квадратусу. Для такого случая было изобретено приветствие в виде рукопожатия. Белги его и раньше знали, но римляне по-другому: руку вперёд и вверх, как в Третьем Рейхе.

Важно

Было задумано, что Волусенус возьмёт Коммия за руку, а один из центурионов тут его и по голове мечом. Но голова у вождя атребатов оказалась крепкой, он, раненый и залитый кровью, сумел вырваться и скрыться.

Коммий был возмущён коварством дикарей-римлян. Он сказал, что больше не желает видеть ни единого римлянина. Были, наверное, и другие высказывания, непригодные для исторических сочинений.

В 52 году — восстание галлов. Очень серьёзное, под руководством Верцингеторикса. С участием практически всех галльских и белгских племён. Огромная армия восставших — 350 тысяч, в том числе 100 тысяч — гарнизон мятежного города Алезии. Ну, эти цифры остаются на совести историков, у нас тема другая сегодня.

Коммий командовал огромной союзной армией, пытавшейся атаковать римлян извне и снять осаду с Алезии.

Галлы с белгами потерпели поражение. Коммий ушёл обратно в Белгику, вдобавок к атребатам навербовал пять сотен германцев и начал партизанскую войну. В одном из сражений он встретился лицом к лицу с Волусенусом и ранил того копьём в бедро. Это был, конечно, большой плюс, но, в общем и целом, мятежные атребаты были несколько раз разгромлены и, по большому счёту, обречены.

Коммий вступил в переговоры с командовавшим на тот момент римскими силами в этой провинции Марком Антонием. Договорились. Коммий обязался диверсии прекратить, Антоний обещал ему и соратникам беспрепятственный выезд куда подальше, в те места, где можно жить спокойно, не встречаясь с нечестивыми римлянами.

Коммий отправился к атребатам британским. Они жили немного западнее нынешнего Лондона. Есть сведения, что у них был, по крайней мере, один город, где-то в районе теперешнего Чичестера.

Коммий, с небольшой, но закалённой в сражениях дружиной прибыл к родичам-атребатам. На очередных выборах короля у него не было конкурентов. Такие аргументы, как славное имя, доброе слово и мечи дружинников, места для сомнений не оставляли.

Совет

Началось строительство регулярного государства. Коммий основал новую столицу — город Каллева (ныне — Силчестер). Это был первый в Британии город, построенный по заранее разработанному плану. Государство атребатов имело выход к Ла-Маншу, основным их занятием археологи считают импорт из Европы вина и оливкового масла.

Коммий правил лет пятнадцать или двадцать. На деньгах (золотых статерах) 30 года до н.э. уже значится имя «Коммий, сын Коммия».

Около 20 до н.э. королём атребатов стал Тинкомар, внук Коммия. Реально он правил только в южной части государства, а в Каллеве и окрестностях рулил его брат Эппил.

Атребаты разделились на несколько партий. Одни склонялись к сотрудничеству с Римом, другие стояли за полную изоляцию, третьи вообще откололись и образовали государство Добунниев.

В 7 году н.э. Эппил свергнул старшего брата и объявил себя королём всех атребатов. Тинкомар бросился в Рим просить помощи у Августа. Но у императора на тот момент были другие проблемы.

В 15 году Эппил стал, как ни странно, королём кантиев, а атребатов оставил на младшего брата Верику. Возможно, они вместе свергли и изгнали короля кантиев, а добычу поделили.

Идиллия лет десять продолжалась.

В 25-м король катувеллаунов Кунобеллин решил завоевать Всё. Кент захватил, а Эппила прогнал.

В этом же году Кунобелин завоевал и земли атребатов. Королём поставил своего брата Эпатикка. Изгнанный Верика вёл партизанскую войну, но без особых успехов.

В 40-м сын Кунобелина Каратак до Верики добрался, разгромил в сражении и прогнал окончательно.

Куда податься свергнутому королю бриттов? В Рим, конечно, жаловаться очередному императору.

Верика попал в нужное место и в нужное время. Клавдий как раз рвался военные подвиги совершать, а тут — если не причина, то благовидный повод.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/59117/

Восстание Боудикки

 Восстание Боудикки, вспыхнувшее в Британии в 60 или 61 году н.э., является одним из самых ярких примеров освободительных восстаний, которые регулярно охватывали недавно завоеванные римлянами территории.

Его аналогом были восстания Сакровира и Флора в Галлии в 21 году н.э., Арминия в Германии в 9 году н.э. и др.

Главная особенность восстания в Британии в сравнении с прочими подобными конфликтами состояла в том, что его предводительницей была женщина.

Рим и Британия

Впервые Британию для римлян открыл Цезарь. В 55 и 54 годах до н.э. он предпринял две военные экспедиции на остров, в целом завершившиеся для него без какого-либо результата.

В Британии он не обнаружил тех богатств, которые ожидал там найти, а местные жители оказали римлянам ожесточенное сопротивление. Кроме того, римский флот, непривычный к плаванью в океане, сильно пострадал от шторма.

Получив известия о волнениях в Галлии, Цезарь покинул остров, удовлетворившись номинальным подчинением вождей прибрежных общин и получением дани. Наследник Цезаря и продолжатель его дела Август в 34 и в 27 годах до н.э.

Обратите внимание

порывался предпринять поход в Британию, но каждый раз был вынужден откладывать их из-за более насущных проблем. Дополнительным сдерживающим фактором являлась высокая стоимость такого предприятия при минимальных надеждах на крупную военную добычу.

Император Клавдий, сделавший Британию частью Римской империи

В 43 году н.э. император Клавдий принял решение предпринять вторжение в Британию.

Официальной целью экспедиции было восстановление на троне обратившегося в Рим за поддержкой царя атребатов Верики, изгнанного своими врагами, вождями катувелаунов Тогодумном и Каратаком.

Для этого были привлечены четыре легиона (II Августа, IX Испанский, XIV Сдвоенный и XX Валерия Победоносный) в сопровождении соответствующего числа вспомогательных отрядов, в общей сложности 40–45 тысяч человек. Общее командование должен был осуществлять Авл Плавтий.

Римляне беспрепятственно высадились в Рутупиях (Лимны) и двинулись в глубину острова. В сражении на реке Медвее они разбили собравшееся здесь ополчение бриттов, командовавший им Тогодумн пал на поле боя.

Когда легионы переправились через Темзу, к театру военных действий прибыл сам император Клавдий. В его присутствии легионы снова одержали победу над бриттами и взяли штурмом столицу катувелаунов Камулодун. После этого Клавдий вернулся в Рим, где справил триумф над Британией.

На воздвигнутой в 51 году в его честь триумфальной арке были перечислены названия 11 покоренных племен.

Завоевание Британии

Опираясь на захваченный в 43 году плацдарм, римляне продолжили завоевание острова. Будущий император Веспасиан, командовавший в это время II Августа легионом, на протяжении 43 – 45 годов сражался против дуротригов и добуннов, живших на территории современного Дорсета. В ходе успешной кампании римскому оружию покорился весь Корнуолл.

Преемник Авла Плавтия, занявший пост главнокомандующего зимой 47 года Публий Осторий Скапула, выступил против племени иценов, живших на территории современного Норфолка. Победив их, он не стал лишать иценов свободы, а удовлетворился провозглашением царем вождя проримской партии Прасутага.

В дальнейшем ицены считались римскими союзниками и оказывали Осторию Скапуле содействие во время начатой им крупномасштабной кампании по завоеванию Уэльса.

Важно

Главными противниками римлян здесь выступали племена ордовиков и силуров, которых подбивал на бой бежавший к ним Каратак. Бритты развернули полномасштабную партизанскую войну. Избегая крупных сражений, их отряды внезапно наносили удары и тотчас же отступаkb в непроходимые леса и болота.

Эта тактика сводила на нет усилия римлян. В 51 году Каратак осмелился, наконец, вступить в решающее сражение при Каэр-Карадоке на территории современного Шропшира. Численность его армии неизвестна.

Под командованием Остория Скапулы находились IX Испанский и XX Валерия Победоносный легионы, а также какое-то количество вспомогательных сил, всего около 20 000 воинов. Бритты были разбиты наголову, большинство их погибло. Каратаку снова удалось скрыться, но его жена и дети попали в плен.

Он попытался найти себе убежище на севере, но был выдан римлянам царицей бригантов Картимандуей.

Римский всадник, надгробная стела I века н.э.

В следующем, 52 году, Осторий Скапула умер. Его сменил в должности Авл Дидий Галл, который придерживался осторожной политики. Он предпочитал проводить дороги и строить укрепленные лагеря.

На границе с силурами и ордовиками римляне возвели Вироконий для XIV Сдвоенного легиона и Деву для XX Валерия Победоносного легиона. На границе с могущественными бригантами у Линда (Линкольн) расположился IX Испанский легион.

Наконец, в юго-западной части острова был построен лагерь в Иске (Экзетер) для II Августа легиона.

В 57 году император Нерон, нуждавшийся в победных донесениях, отправил Дидия Галла в отставку, заменив его на известного военачальника Квинта Верания Непота.

По его прибытию в Британию здесь немедленно началась подготовка к новой кампании против силуров, в разгар которой наместник внезапно умер. Его преемником был назначен амбициозный Гай Светоний Паулин, также имевший репутацию хорошего военачальника.

В течении двух последующих лет тому удалось нанести бриттам ряд поражений и перенести театр военных действий далее в северо-западном направлении.

Предпосылки восстания

С момента вторжения римлян в Британию прошли уже два десятилетия. За это время римской власти покорилась значительная часть острова. Восточная и юго-восточная его часть сохраняли номинальную свободу под властью зависимых от местных правителей.

На территории современного Западного Сассекса находились владения царя атребатов Когидубна, севернее Темзы, на территории Норфолка правил царь иценов Прасутаг.

Оба они считались римскими союзниками, их подданные сохраняли собственные законы и были освобождены от уплаты податей.

Совет

Император Клавдий, изображенный в виде воина, попирающего покоренную Британию. Мраморный рельеф из Афродисия в Малой Азии, середина I века н.э.

Центральная и западная часть острова входили в состав римской провинции.

Эти земли по праву завоевания считались собственностью Рима, за пользование ими местные жители должны были платить подать и выполнять разнообразные повинности. Хозяевами здесь были римские военные и гражданские чиновники, позволявшие себе чудовищные злоупотребления властью.

В 50-х годах на территорию соседних с иценами триновантов была выведена ветеранская колония Камулодун (Колчестер). Тацит пишет:

В 60 году умер царь иценов Прасутаг, который завещал свои владения императору. Тем самым он, по словам Тацита, надеялся оградить свое царство и семью от насилия. Но вышло обратное. Император не стал назначать нового царя иценов, а включил их земли в состав римской провинции.

Немедленно начались вымогательства со стороны военных и злоупотребления властей. Особенным лихоимством отличался императорский прокуратор Кат Дециан. Так, он постановил взыскать с иценов 10 миллионов денариев за подарки, выданные им еще Клавдием.

Вся сумма должна была быть выплачена сразу, в серебряных денариях.

Читайте также:  Для чего нужна ревизия отношений в канун нового года?

Сбор наличных вызвал у иценов определенные затруднения. С торгов было распродано все имущество царской семьи, вдова царя Боудикка была высечена плетьми, а дочери обесчещены центурионами. История получила широкую огласку и вызвала возмущение иценов. Вспыхнуло пламя восстания.

Боудикка в соответствии с описанием ее образа у Кассия Диона в представлении художника и историка Питера Коннолли

Боудикка искусно раздувала пламя мятежа. Верхом на колеснице в сопровождении обеих дочерей она объезжала земли соседей, призывая их присоединиться к восстанию. Кассий Дион описывает внешний вид Боудикки и пересказывает содержание ее речей:

Начало восстания

Первый удар восставшие нанесли по Камулодуну, являвшемуся символом ненавистного римского господства. Город все еще не был укреплен, и бритты полагали, что захватить его будет несложно.

Поскольку наместник Светоний Паулин со своими войсками в это время был далеко, ветераны при первых признаках опасности обратились за помощью к прокуратору. Тот смог прислать им для защиты лишь 200 солдат, полагая опасность преувеличенной. На самом деле римляне сильно недооценили силы восставших.

Боудикка смогла призвать под свои знамена почти 120 000 человек. Эти силы обложили колонию со всех сторон, так, что ее жители не успели даже отослать свои семьи. Нападение было внезапным и смертоносным.

Обратите внимание

Те, кто не был убит сразу забаррикадировались в храме, где вместе с присланными прокуратором солдатами держали осаду еще на протяжении двух дней. Ввиду колоссального превосходства сил нападавших, оборона в конечном итоге была прорвана, храм подожжён, а все, кто там находились погибли.

Когда тучи еще только начали сгущаться над жителями Камулодуна, Квинт Петилий Цериал, командовавший IX Испанским легионом из Линда, выступил на помощь осажденным с бывшими при нем войсками.

В пути он попал в устроенную для него засаду и потерпел такое поражение, что, бросив пехоту на поле боя, спасся лишь сам с немногими всадниками. После его разгрома Камулодун был обречен.

Солдаты в Линде вместе со своим командующим заперлись в лагере и сидели в плотной осаде бриттов вплоть до конца описываемых событий.

Восставшие бритты сжигают римский город

Падение Лондона

Наместник провинции Светоний Паулин с основными военными силами в это время вел кампанию против жителей острова Мона (Энглси). Ему удалось переправиться на остров, являвшийся крупным религиозным центром друидизма, и вырубить священные рощи бриттов.

Получив известие о восстании в провинции, он тотчас же прервал кампанию на острове и через все еще не замиренную территорию в сопровождении лишь немногих воинов, устремился к столице провинции Лондинию (Лондон).

Недавно основанный город к тому моменту уже успел превратиться в крупный экономический центр с многочисленным населением, преимущественно состоявших из торговцев, колонистов, отставных ветеранов и членов их семей. Все они с тревогой ожидали появления восставших и встретили наместника как избавителя.

Римская Британия и восстание Боудикки

Оценив обстановку, Светоний Паулин понял, что имеющихся при нем сил недостаточно для защиты города. Собравшимся жителям он предложил покинуть свои жилища и присоединиться к его армии. Ни мольбы, ни слезы горожан не поколебали его решимости.

Часть жителей последовала его совету, а оставшиеся в городе были истреблены явившимися вскоре бриттами. Та же участь постигла Веруламий (Сент Олбанс) и другие городские поселения. Всего в ходе восстания, по словам Тацита, погибло около 70 000 римлян и их союзников.

Виновник этих бедствий Кат Дециан на корабле переправился в Галлию, откуда написал императору, что провинция потеряна, а ее гарнизон погиб.

Решающее сражение

Тем временем Светоний Паулин, ведя за собой колонну поселенцев, соединился с продвигавшимися ему навстречу войсками. Теперь под его командованием находился весь XIV Сдвоенный и часть XX Валерия Победоносного легиона, а также вспомогательные отряды. IX Испанский легион был от него отрезан и находился в осаде.

А легат II Августа легиона Пений Постум вовсе проигнорировал приказ наместника двигаться к нему на встречу и остался в своем лагере в Иске. Таким образом, численность римских войск не превышала 10 000 человек.

Видя, что припасы на исходе, а преследователи дышат ему в спину, Светоний Паулин решил испытать удачу в решающем сражении.

Важно

Точное местоположение поля боя до сих пор остается неизвестным. Вероятно, оно находилось где-то между Лондинием и Вироконием, современным Роксетером, на Уотлинг-стрит, главной дороге римской Британии. Поле боя представляло собой узкую теснину, сзади и с боков прикрытую лесом.

Многократно уступая своими силами повстанцам, Светоний Паулин поставил воинов тесно сомкнутыми рядами спиной к лесу, лицом к врагу. Конница была построена на флангах, пехота – в центре. Бритты построились для боя клиньями, пехота против пехоты, колесницы против конницы.

Перед боем оба военачальника обратились к своим воинам с речью, в которой взывали к их мужеству.

Битва при Уотлинг-стрит

В ходе сражения дисциплина и вооружение легионов взяли верх над многочисленностью и безумной отвагой бриттов. Тацит оставил красноречивое описание сражения:

Кассий Дион также пишет о долгом и упорном сражении, которое продолжалось большую часть дня. Только на закате римляне одержали победу над ожесточенно сражавшимися врагами. Около 80 000 бриттов пало на поле боя, множество людей было захвачено в плен.

Значительная часть восставших оказалась рассеяна и укрылась в лесах, однако собраться с силами им помешала внезапная смерть Боудикки. Остается неизвестным, была ли она добровольной.

Тацит пишет, что царица приняла яд, оказавшись не в силах смириться с поражением. Кассий Дион, напротив, указывает причиной смерти внезапную болезнь.

Бритты горько ее оплакивали и устроили покойной пышное погребение, но, после смерти Боудикки, решив, что теперь они и в самом деле потерпели поражение, наконец разбрелись по домам.

Римские легионы против восставших бриттов, реконструкция Питера Денниса

Светоний Паулин, оказавшись победителем, пополнил свою армию отрядами, переведенными из Германии, после чего занялся подавлением последних очагов сопротивления. При этом он проявлял такую жестокость к побежденным, что император Нерон, остерегаясь, как бы восстание не вспыхнуло вновь, почел за благо отозвать его в Рим и осыпать наградами за одержанную победу.

Источник: https://tehnowar.ru/67452-vosstanie-boudikki.html

Читать

Annotation

Основные этапы военной истории Древнего Рима от Ромула до падения Империи. Величайшие войны и грандиозные сражения Сципиона, Ганнибала,Цезаря и Аттилы.

Подробнейшее описание методов подготовки и тактики римских легионеров, германцев, кельтов, парфян и греков.

Детальные цветные рисунки, воссоздающие внешний облик, вооружение и снаряжение римских воинов и их врагов.Фотографии предметов искусства и археологических находок, а также карты и схемы.

ПРЕДИСЛОВИЕ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

ЧАСТЬ 2

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

ЧАСТЬ 3

Глава 9

Глава 10

Глава 11

ЧАСТЬ 4

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Печатается по изданию:

Jane Penrose

Rome and Her Enemies

An Empire Created and Destroyed by War

Перевод с английского Ольги Шмелевой Оформление М. Горбатого

Пенроз Дж.

Г125 Рим и его враги. Карфагеняне, греки и варвары / Джейн Пенроз; [пер.

О. Шмелевой]. — М: Эксмо, 2008. — 296 с.: ил. — (Военная история человечества).

УДК 355/359 ББК 63.3(0)

О Osprey Publishing Ltd. 2005.

First published in Great Britain in 2005,

by Osprey Publishing Ltd, Midland House, West Way,

Botley, Oxford, OX2 0PH. All rights reserved.

О О. Шмелева, перевод с англ., 2007

© ООО «Издательство «Эксмо>, издание на русском языке, 2008

ISBN 978-5-699-24680-9

ПРЕДИСЛОВИЕ

Том Холланд                                   6

ЧАСТЬ 1                                       14

РАННЯЯ РЕСПУБЛИКА

753-150 гг. до н.э.

ЧАСТЬ 2                                       86

ПОЗДНЯЯ РЕСПУБЛИКА

150-127 гг. до н.э.

ЧАСТЬ 3                                      166

РАННЯЯ ИМПЕРИЯ

27 г. до н.э. — 235 г. н.э.

ЧАСТЬ 4                                      228

ПОЗДНЯЯ ИМПЕРИЯ

235-500 гг. н.э.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА 294

ПРЕДИСЛОВИЕ

Том Холланд

Рим был величайшим хищником Древнего мира. Римская цивилизация, жестокая и грозная, пугающе похожа на наш собственный мир, и в то же время она чрезвычайно, удивительно чужда нам.

Это напряжение между знакомым и неизвестным лучше всего объясняет ту колдовскую притягательность, которую до сегодняшнего дня сохраняет для нас Рим.

Что же, в конце концов, может сравниться с драмой Римской империи? Знаменитые слова, которые Гиббон отнес к ее гибели, могут в равной степени хорошо описать полную параболу ее тысячелетнего расцвета и упадка: «вероятно, величайший и самый ужасный этап в истории человечества».

Совет

Лежащая в ее основе тайна так же глубока, как любая другая в прошлом человеческой цивилизации.

Каким же образом римляне совершили это? Каким образом один город, который зародился как небольшая община угонщиков скота, расположившаяся среди топей и холмов, закончил тем, что повелевал империей, простиравшейся от болот Шотландии до пустынь Ирака? Грубые факты этого возвышения до положения сверхдержавы так прочно внедрились в наши представления, что, возможно, мы перестали в полной мере осознавать поразительный размах Римской авантюры. Вергилий, великий поэт, воспевший достижения своего народа, видел в этом выполнение миссии, возложенной на него богами. «Вот тебе, римлянин, будет искусство, — писал он в знаменитых строках, — державно народами править, им устанавливать мир, покоренных щадить и укрощать непокорных». Неудивительно, что враги Рима были склонны интерпретировать побуждения Рима несколько иначе. «Поджигатели войны, действующие против каждого государства, народа и монарха под солнцем», — высказался Митридат, азиатский царь I в. до н.э., посвятивший свою жизнь сопротивлению посягательствам Римской империи. «Они имеют одно постоянное побуждение — глубоко укоренившуюся жажду власти и богатства». Разумеется, так было всегда: оплот мира для одних представляется другим в качестве жестокого агрессора. Однако оба — Вергилий и Митридат, хотя и могли иметь глубокие разногласия относительно характера римской власти, не испытывали ни малейшего сомнения по поводу того, что сделало эту власть возможной.

Истинный талант Рима был талантом завоевателя. Возможно, другие народы превосходили римлян в искусствах, в философии или в изучении небесных светил, но не было равных римским легионам на поле битвы. Величие Рима было завоевано и поддерживалось, прежде всего, благодаря военному гению.

Судьба проявляется уже в самом ее начале. В конце концов, город был основан человеком, который, подобно дикому зверю, пил из сосцов волчицы.

История Ромула, вскормленного волчицей, всегда вызывала смущение римлян, так как в обычае врагов, шокированных дикостью легионов, было осуждать Рим как «город волка».

Образ римлян как породы убийц, вынюхивающих жертву и наслаждающихся сырым мясом, — яркая иллюстрация того впечатления, которое этот беспокойный народ мог производить на своих соседей и того ужаса, который он внушал. Недаром глаза у римлян красные — цвета войны, цвета внутренностей, цвета крови.

Однако очевидно, что, хотя гнет насилия всегда присутствовал в римском милитаризме, такая кровожадность ничего бы не значила без одновременного сохранения самообладания. В римских легионах не могло быть места для тщеславия, не подчиняющегося дисциплине. Когда солдат сражался, он делал это не для себя, а для всей армии в целом.

Долг и сплоченность строя значили все. Действительно, в течение столетия после изгнания в 509 г. до н.э. последнего царя и установления республики римляне сражались, чтобы осуществлять эти принципы. Испытывая социальные потрясения, они не смогли обратить свои хищные инстинкты против соседей. Все изменилось в 390 г. до н.э.

Обратите внимание

Республика пережила целительное и ужасающее унижение. Нахлынувшие орды галлов, полностью истребившие римскую армию, вторглись в Рим, безжалостно разграбив город. Этот эпизод более чем что-либо другое закалил душу римлян и превратил Рим в самую ужасную военную силу.

Читайте также:  В чём причины наших поражений и побед в советско-финляндской войне?

С этого момента Республика приняла решение больше никогда не допускать поражения, бесчестия и оскорбления.

Для соседей, не скоро осознавших изменившееся вокруг них положение, последствия были разрушительными. Через полтора столетия после галльской оккупации Рим превратился в доминирующую силу Западного Средиземноморья.

Однако лучше всего он продемонстрировал уникальные качества своей военной мощи не в победе, а в катастрофе, страшной и, казалось бы, полной катастрофе. Второго августа 216 г. до н.э. самая огромная армия, которую когда-либо отправляла на поле сражения Римская республика, была фактически уничтожена.

По подсчетам, в этот единственный день сражения было убито больше солдат, чем в первый день битвы при Сомме, как говорили, сцена «была ужасающей даже для врагов».

В битве при Каннах, величайшей победе величайшего врага Рима, Ганнибал Барка уничтожил, вероятно, пятую часть имеющейся живой силы, и все победители пришли к общему заключению, что теперь Рим должен капитулировать. Но Рим не сдался.

Вопреки всем конвенциям того времени о ведении боевых действий, неумолимо и почти невероятно римляне продолжали сражение, прибегнув даже к крайней мере — человеческим жертвоприношениям, пытаясь умиротворить разгневанных богов. И в конце концов совершили один из самых сенсационных поворотов в военной истории: они возродились триумфаторами — сначала против Ганнибала и затем против любой силы, которая могла бы быть брошена против них. К I в. до н.э. римляне стали бесспорными хозяевами Средиземноморья.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=206081&p=46

Антон Барышников: Жизнь и карьера Тиберия Клавдия Тогидубна — ПОЛИТ.РУ

«Царь Британии, легат Августа»

В апреле 1723 года в центре небольшого английского городка Чичестер (графство Западный Суссекс) была сделана замечательная находка. Рабочие, копавшие фундамент на углу Лайон стрит и Норт стрит, наткнулись на метровую плиту из пёрбекского «мрамора».

На ней был высечен латинский текст, сохранившийся частично, поскольку камень, разбитый ещё в древности, вновь пострадал при извлечении из земли: левый край оказался утерян, а центральная часть расколота на четыре фрагмента. Находка, естественно, привлекла внимание столичных антикваров и любителей истории — один из них, Роджер Гейл лично посетил Чичестер, чтобы осмотреть надпись.

Гейл одним из первых прочитал текст и ввел в научный оборот его реконструкцию. По мнению исследователя, надпись следовало читать следующим образом:

Нептуну и Минерве

Храм

во имя благополучия Божественного Дома

по велению Тиберия Клавдия

Когидубна, царя и легата Британии,

коллегия ремесленников соорудила на свои средства

на земле, предоставленной

Пуденсом, сыном Пуденцина

Чичестерская надпись. Реконструкция Роджера Гейла

Важно

Надо сказать, что имя Когидубна было знакомо всем, кто читал Тацита. В «Жизнеописании Агриколы» римский историк сообщал, что после римского вторжения в Британии правил некий царь Когидумн (различие в написании имени не должно смущать, речь идет об одном и том же кельтском корне dubno|dumno), верный союзник римлян.

Чичестерская находка, с одной стороны, подтвердила сообщение Тацита, а с другой — вызвала ряд новых вопросов.

В частности, было непонятно, как бритт, пусть и римский гражданин (на это указывают латинские элементы имени, полученные от императора Клавдия, даровавшего ему права гражданства), мог быть в одно и то же время царем и легатом, совмещать несовместимое: наследственную власть и власть римского должностного лица.

Проблема была разрешена в конце 1970-х годов Юлиусом Богэрсом, исследователем из Нидерландов. Он лично осмотрел Чичестерскую надпись, вмурованную в стену здания городского совета, и нашёл неточности в реконструкции Гейла.

Вместо «Когидубна, царя и легата Британии» следовало читать «Когидубна, великого царя Британии». Противоречие, долгое время заставлявшее ученых строить фантастические догадки, оказалось снято.

Впрочем, выяснилось, что правильное чтение надписи было предложено ещё в 1723 году Эдвардом Бэйли, но его версия не нашла поддержки.

Чичестерская надпись. Реконструкция Юлиуса Богэрса

В это же время филологам удалось уточнить имя царя (в надписи сохранившееся не полностью). Выяснилось, что в средневековых рукописях Тацита встречается два написания — «Когидумн» и «Тогидумн». Первое было более распространенным, но верным оказалось второе: элемент «togi-/togo-» часто встречается в кельтских имёнах.

Таким образом, через два с половиной века нам стало известно, как в действительности звали бриттского царя, повелевшего построить храм Нептуна и Минервы в Чичестере. Дальнейшие исследования археологов и историков позволили понять, кем Тиберий Клавдий Тогидубн был для римской Британии.

Игра династий

Значение фигуры Тогидубна невозможно определить без обращения к историческому контексту, в котором он стал царем и главным союзником Рима в Британии. Комплексный анализ нумизматических и археологических источников, приправленный редкими сообщениями античных авторов, помогает восстановить этот контекст в общих чертах.

К началу I в. н.э. на юго-востоке острова сложилось два протогосударственных образования. В науке их принято называть «царствами» (хотя они, вероятно, больше походили на древнерусские княжества) или династиями.

Правители Южной династии, происходившие от галла Коммия, успевшего за короткий срок побывать и другом, и врагом Юлия Цезаря, держали под своим контролем племена атребатов и бельгов.

Восточная династия, основанная царем Тасциованом, управляла триновантами и катувеллаунами.

Карта племен и чеканок доримской Британии

Совет

Цари обеих династий боролись за сохранение и укрепление власти — как с внешними противниками, так и с ближайшим окружением.

Перипетии этой борьбы вряд ли когда-нибудь удастся восстановить в полной мере; очевидно, что — как и в другие периоды истории — открытые столкновения чередовались с интригами и заговорами, которые сменялись династическими браками и клятвами дружбы, перераставшими в новые столкновения и усобицы. К 10-м гг. н.э. власть на юге и на востоке оказалась сконцентрирована в руках двух правителей: Верики и Кунобелина.

Монета Верики, Южная династия

Монета Кунобелина, Восточная династия

Противостояние Верики и Кунобелина, в какой бы форме — открытой или скрытой — оно не проходило, постепенно складывалось в пользу последнего. Территории, подконтрольные Южной династии, сокращались, в то время как Восточная династия подчинила себе племена кантиаков, добуннов и кориелтаувов.

Стоит, впрочем, иметь в виду, что во взаимоотношениях бриттских правителей постоянно присутствовал фактор третьей силы. Этой силой был Рим. И Верика, и Кунобелин были зависимыми от Рима правителями.

В моменты, когда принцепсы были поглощены внутренними делами, эта связь с Римом могла выглядеть формальностью, но она существовала и оказывала влияние на политическое развитие юго-востока Британии.

К концу 30-х гг. н.э. происходит несколько важных событий. Восточная династия сталкивается с внутренним кризисом. Кунобелин старел и слабел, амбиции его сыновей росли и усиливались.

В результате какой-то интриги из царства оказался изгнан Админий, старший сын и, вероятно, основной претендент на престол. Он бежал на континент и, оказавшись при дворе Калигулы, дал повод последнему начать приготовления для экспедиции в Британию.

Поход за море так и не состоялся, сам Админий исчез со страниц истории — его судьба остается неизвестной.

Обратите внимание

Изгнание Админия не внесло ясности в порядок престолонаследия: после смерти Кунобелина власть оказалась разделена между его сыновьями. Наиболее известным из них был Каратак, который в будущем возглавит сопротивление Риму (и незадолго до римского вторжения, став полноправным преемником Кунобелина, начнет чеканить свою монету).

Монета Каратака, Восточная династия

Внутренние проблемы Восточной династии не изменили положения Южной — она медленно, но верно теряла свое влияние. Результатом этого стали некие «волнения», суть которых доподлинно неизвестна, но известно, что из-за них вынужден был бежать Верика. Как и Админий, он переправился на континент и оказался под защитой Рима.

Изгнание Верики стало отличным поводом для Клавдия, только-только ставшего принцепсом, организовать маленькую победоносную войну. В 43 г. н.э. на побережье Британии высадились легионы под командованием Авла Плавтия.

Часть бриттских племен под руководством Каратака выступила против римлян и была побеждена; Каратак бежал на запад, в Уэльс, где организовал новый очаг сопротивления завоевателям.

Но судьба юго-востока Британии была определена — она покорилась римлянам и должна была превратиться в новую провинцию Империи. Именно в этот момент на исторической арене и появляется Тиберий Клавдий Тогидубн.

Сколько было Тогидубнов?

Находка надписи в Чичестере, расположенном в самом сердце земель, некогда принадлежавших Южной династии, позволяет сделать вывод, что Тогидубн был преемником Верики. Что произошло с самим Верикой, неясно. Но оснований подозревать переворот или другую интригу нет: Верика был стар и, вероятно, вскоре после возвращения в свое царство просто умер от естественных причин.

Кем Тогидубн доводился Верике неизвестно — будучи абсолютно лояльным Риму, он не чеканил своих монет с указанием генеалогии, как делали его предшественники.

Важно

Само имя «Тогидубн», по мнению ряда современных исследователей, имеет галльское происхождение, так что новый правитель атребатов и бельгов мог быть напрямую не связан с Южной династией; впрочем, получение галльского имени может быть следом брачного союза бриттских и галльских аристократических семей.

Отсутствие данных о жизни Тогидубна в доримской Британии может свидетельствовать о том, что он с детства находился в Риме в качестве знатного заложника, рос и воспитывался вместе с детьми римской элиты. В таком случае завоевание Британии открывало Тогидубну путь домой, ведь Риму был нужен «свой» человек на острове.

Однако в последнее время популярность приобрела другая версия происхождения Тогидубна. Дело в том, что Кассий Дион (историк III в. н.э.) в рассказе о римском вторжении указывает, что сопротивлением руководили два брата — Каратак и Тогодумн. Вскоре после неудачного сражения на Темзе Тогодумн скончался, и Каратак продолжил сражаться с Римом в одиночку.

Нет никаких оснований сомневаться в том, что «Тогидубн» и «Тогодумн» — разные варианты написания одного и того же имени. Отталкиваясь от этого факта, ряд исследователей (среди которых особой настойчивостью выделяются Джон Хайнд и Майлз Расселл) предложили отождествить Тиберия Клавдия Тогидубна, царя и союзника римлян, и Тогодумна, брата Каратака.

Кассий Дион мог ошибочно истолковать информацию своих источников, и превратить сообщения о выходе Тогодумна из борьбы против римлян в свидетельство гибели бриттского правителя.

Предложение считать Тогидубна и Тогодумна одним и тем же человеком интересно и остроумно. Воображение с готовностью рисует захватывающую историю: братья Каратак и Тогидубн возглавляют поход против римлян, но горечь неудач рождает раздор между ними.

Тогидубн решает сохранить свое положение любой ценой и переходит на сторону Рима, который вознаграждает его землями южной династии, Каратак бежит и продолжает сражаться в Уэльсе, вновь терпит поражение и бежит на север Англии, где — из-за нового предательства — попадает в плен.

При должном желании можно представить, что Тогидубн заступается за брата перед императором Клавдием, который решает пощадить побежденного предводителя бриттов и его родственников.

Каратак в римском плену

Красота подобной истории не должна вводить нас в заблуждение: серьёзных аргументов для объединения двух Тогидубнов в одного персонажа нет.

Единственным доводом оказывается совпадение имен, которое может быть случайным (и togi-|togo-, и dubno|dumno- являются распространёнными кельтскими корнями, соответственно, составленное из них имя не было уникальным).

Совет

Попытки создать Тогидубну биографию перебежчика основываются на горячем желании некоторых исследователей, в то время как имеющиеся свидетельства указывают на обратное.

«Орудие порабощения»

В рассказе о деятельности Авла Плавтия и Остория Скапулы, первых наместников британской провинции, Тацит сообщает:

«Некоторые племена в подчинение царю Тогидумну (еще на нашей памяти он хранил нам безупречную верность) в силу древнего и давно усвоенного римским народом обыкновения — иметь и царей орудиями порабощения» («Жизнеописание Юлия Агриколы», Пер. А.С. Бобовича, ред. М.Е. Сергеенко; исправление первой буквы имени — наше)

Это расширение царства, вероятнее всего, произошло в 47 г. н.э., когда Рим в Британии столкнулся с рядом военно-политических сложностей — покорённые бритты находились на грани бунта, а непокоренные тревожили набегами. Лишний раз подтвердив свою лояльность, Тогидубн оказал поддержку наместнику и получил за это новые земли и новых подданных.

Доверие Рима Тогидубн оправдал сполна: вся его деятельность способствовала превращению доримской Британии в полноценную римскую провинцию. Он сыграл важнейшую роль в «культурном» покорении острова, в распространении среди бриттов элементов имперского образа жизни и средиземноморских традиций.

Археологические исследования последних десятилетий подкрепляют эту мысль множеством доказательств. Важнейшими из них Тогидубна являются остатки дорогостоящих (по меркам Британии особенно) и амбициозных строительных проектов Тогидубна. В самом сердце его владений, в районе современных Чичестера и Силчестера появляются города — Новиомаг и Каллева, соответственно.

Эти города больше походят не на бриттские поселения, состоящие из круглых домиков-мазанок, а на города Империи с регулярной планировкой, канализацией, каменными фундаментами, многоэтажными жилыми домами и рыночными площадями.

Читайте также:  В чём секрет «шкатулки с секретом»?

В Новиомаге по указанию Тогидубна возводятся храмы римским богам, в центре Каллевы сооружается настоящий дворец с тосканскими и коринфскими колоннами.

Каллева атребатов, современная реконструкция

Неподалеку от Чичестера, в районе Фишборна начинается строительство дворцового комплекса (так называемого «протодворца») — загородной резиденции Тогидубна.

Обратите внимание

Комплекс включал несколько строений со множеством комнат, большим садом и сложной водопроводной системой.

Внутреннее убранство соответствовало континентальным образцам: стены и полы были выложены мозаиками и украшены росписями, видное место в интерьерах должны были занимать статуи (в том числе императоров).

Голова Нерона (?), Фишборн

Одна из ранних мозаик Фишборна с геометрическим орнаментом

Вероятно, еще одной инициативой Тогидубна был строительный проект в местечке Бат (древние Аквэ Сулис), которому предстояло стать главным курортом провинции. Ряд исследователей именно с активностью бриттского царя связывает возведение банного комплекса и храма Минервы, созданного по классическим средиземноморским образцам.

Фронтон храма Минервы в Бате, в центре — голова Горгоны.

Подобная деятельность была невозможна без привлечения внешних ресурсов. Клейма с именем Нерона, найденные на месте дворца в Каллеве, говорят о поддержке Римом строительных проектов Тогидубна.

Замыслы царя невозможно было реализовать без привлечения умелых ремесленников с континента, вместе которыми на остров перебирались имперские торговцы, искавшие новые рынки. Всем им находилось место в царстве Тогидубна, с его постоянными стройками, растущими городами, шумными рынками и многочисленными лавками.

В свою очередь, подданные царя — прежде всего те, кто побогаче и родовитее — всё больше приобщались к римскому образу жизни.

При этом Тогидубн отличался политической расчетливостью и осторожностью. Он поддерживал союзные отношения с несколькими римскими императорами, не пострадал в результате интриг и гражданской смуты 69 г. н.э., сумел сохранить свое царство нетронутым во время восстания Боудикки в 61 г. н.э.

Тогидубн умер в середине 70-х гг. н.э., вместе с ним закончилась история Южной династии. Его царство было разделено на три части и включено в состав провинции Британия, управляемой римским наместником.

Дворец в Фишборне был перестроен и превратился в огромный и роскошно отделанный архитектурный комплекс, служивший теперь резиденцией для самого наместника провинции.

Важно

В других случаях такие перемены сопровождались волнениями и открытыми восстаниями, но на юге Британии всё прошло мирно и спокойно: бритты, почувствовавшие вкус имперского образа жизни, постепенно превратились в провинциалов. И это, вероятно, главный результат правления Тиберия Клавдия Тогидубна.

Источник: http://polit.ru/article/2015/05/01/ps_togidubnus/

Гай Юлий Цезарь: не верьте бриттам!

Говорят, и, вероятно, не без основания, что прошлое народов в той или иной степени сказывается на современности. В отношении Великобритании это высказывание верно, как нигде более.

И если для России при ведении войн вполне типичным был принцип киевского князя Святослава, перед началом войны извещавшего врага знаменитым «Иду на Вы!», то для британцев даже более двух тысяч лет назад действовали иные подходы, связанные с ложью, подлостью, лицемерием и умением наносить удары из-за угла. Тому свидетель сам великий Гай Юлий Цезарь.

Итак, после покорения Галлии перед ним встала проблема Британии. Дело в том, что племена бриттов из своего убежища за проливом делали все, что было в их силах, чтобы то и дело поднимать галлов на восстание, и, как могли, поддерживали их в этом.

Например, когда в 56 г. до н. э. восстали венеты (галльское племя, проживавшее на территории современной Бретани), Цезарь обнаружил явные свидетельства того, что бунтовщики получали помощь из Британии. Он подавил мятеж, но осознал, что без покорения Британии, казалось бы, покорённая уже Галлия, имея поддержку с её стороны, будет постоянно бунтовать.

Агрегатор новостей 24СМИ

И вот в конце лета 55 до н.э. года Цезарь решил предпринять военный поход в Британию. Так он собирался расправиться с теми бриттами, которые помогали галлам воевать с римлянами.

Цезарь послал в Британию знатного галла Коммия, выходца из племени атребатов, умного и храброго человека, не раз имевшего дело с бриттами и, казалось, пользовавшегося их уважением. Цезарь поручил Коммию склонить бриттов признать без борьбы владычество Рима, объяснив им все выгоды от нового государственного устройства.

Однако, как только Коммий сошел с корабля, бритты схватили его и заключили в оковы.

Подойдя к берегам Британии, флот римлян был встречен конницей бриттов и их боевыми колесницами. Однако, несмотря на их активное противодействие и большие потери, легионеры при активной поддержке метательных орудий достигли берега. Там, построившись в линию, они стали теснить бриттов, и те, в конце концов, обратились в бегство.

Как свидетельствовал сам Цезарь, «в предположении, что римские легионеры придут сюда, враги спрятались ночью в лесах; и вот, когда солдаты сняли с себя оружие и, рассеявшись в разные стороны, были заняты жатвой, британцы внезапно напали на них, несколько человек убили, а остальных привели в замешательство, тем более что они не могли построиться в ряды; вместе с тем они (кельты) окружили их конницей и боевыми колесницами».

Агрегатор новостей 24СМИ

Однако, в конце концов, многократно разбитые бритты поняли, что не смогут вести с римлянами продолжительную войну, поэтому их вожди пришли к Цезарю с просьбой о мире, пояснив, что нападение на римское войско спровоцировала толпа, не внявшая советам вождей.

Совет

И в доказательство своих мирных намерений бритты вернули римлянам целого и невредимого заложника Коммия.

Затем всё обернулось против Гая Юлия: припасов не хватало, корабли с конницей были почти полностью уничтожены штормом, приближалась зима. Поэтому Цезарь заявил бриттам, что прощает их необдуманность, и потребовал лишь заложников.

Бритты тут же обрадовались римским неприятностям и, несмотря на достигнутые соглашения, тут же стали тайно собирать войска, в то время как их вожди продолжали уверять Цезаря в своей верности и покорности. Разумеется, и заложников бритты тоже не предоставили, ссылаясь на то, что те задерживаются в пути. 

Несомненно, предки Терезы Мэй решили, что, ударив из-за угла, легко справятся с двумя поредевшими легионами неприятеля и навсегда отобьют у римлян охоту вторгаться в Британию.

Ситуация с нападениями на легионеров, вынужденных временно переквалифицироваться в крестьян, повторялась вновь и вновь.

Однажды, когда часть римских солдат была занята жатвой на дальнем поле, на них внезапно напали конники при поддержке боевых колесниц. Нападение по большому облаку пыли заметили римские караульные, несшие службу на валу лагеря, и Цезарь спешно выступил с войском в направлении облака.

Увидев, что к римлянам подошло подкрепление, бритты покинули поле боя и скрылись в лесу. Цезарь вернулся с войском в свой лагерь, а бритты, разослав гонцов во все стороны, стали собирать войско, чтобы изгнать неприятеля из Британии.

Затем в течение нескольких дней дул сильный разрушительный ветер, удерживавший и римлян, и бриттов в лагере. Но стоило погоде улучшиться, бритты, опять собравшие многочисленную пехоту и конницу, двинулись на позиции неприятеля.

Их наступление закончилось неудачей.

Бритты не смогли устоять перед встречным натиском римлян и бросились наутек.

В тот же день к Цезарю (в который раз!) пришли послы бриттов с просьбой о мире. 
Они обязались прислать вдвое больше заложников, чем ранее обещали.

Цезарь уже не верил их обещаниям и счел разумным не задерживаться в Британии, чтобы не подвергать свое войско опасностям плавания в наступавший период непогоды на море. В скором времени уцелевшие корабли были починены, и, плюнув на вообще не соблюдавших никаких договорённостей бриттов, Цезарь с войском вернулся в Галлию.

Обратите внимание

После своего пребывания в Британии Цезарь оставил сведения и об обычаях бриттов. Они не ели зайцев, кур и гусей, считая это грехом.

Жители внутренней части Британии большей частью не засевали полей, а питались молоком и мясом и одевались в шкуры.

Все британские воины красились вайдой, придававшей их телу голубой цвет, что было призвано устрашить в бою неприятеля. Бритты жили общинами, и у мужчин были общие жены.

На следующий год, когда легионы Цезаря, будучи гораздо лучше подготовленными, нанесли поражение одному из основных вождей бриттов — Кассивеллауну. Тот сумел бежать, попытался безуспешно уничтожить римский флот на берегу, а когда это ему не удалось, попросил у Цезаря мира.

Гай Юлий, обеспокоенный волнениями в Галлии, дал требуемое, однако в дальнейшем бритты продолжали всячески провоцировать галлов и даже германцев на сопротивление римскому владычеству.

Агрегатор новостей 24СМИ

Эти обстоятельства вынуждали следующих римских императоров в той или иной степени снова и снова пытаться окончательно решить «британский вопрос». 

Калигула поставил на британском берегу сторожевую башню. Его преемник Клавдий одержал на острове множество побед над бриттами и фактически завоевал южную часть Британии. Тут в ходе сражений прославились и два других будущих римских императора – Веспасиан и Тит.

В дальнейшем, опять послав подальше все договоры с Римом, при одном из вождей бриттов — Боудикке, островитяне провели бесчеловечную резню всех римлян, включая стариков, женщин и детей, находившихся в пределах их досягаемости.

Как свидетельсвует Не́нний (лат. Nennius) — валлийский историк VIII—IX века, автор «Истории бриттов» (лат. Historia brittonum), где описывается история Британии от заселения острова до эпохи короля Артура (VI век), римляне властвовали над бриттами четыреста девять лет.

Важно

Римляне построили прекрасные дороги. Важнейшими дорогами, расходившимися от Лондона, были: через северный Кент к кентским портам; на запад к Бату и далее к южному Уэльсу; к Веруламию, Честеру, с ответвлением на Уэльс; на северо-восток на Камулодун; до Бата (Акве Солис) и Экзетера. В Уэльсе были дороги военного значения вдоль всего побережья.

На севере шли три дороги: от Йорка на север, с ответвлением до Карлайла, от Честера на север. Связь с континентом осуществлялась через кентские порты: от Рутупие (Ричборо) на Булонь и от Камулодуна (Колчестера) на порты в устье Рейна. Наблюдение за морем осуществлял римский флот (Классис Брита-ника). С середины I до конца III в.

его стоянка была в Булони.

Британское хозяйство процветало.

Но, несмотря на все достижения, предоставленные британским племенам римской цивилизацией, города и систему крепостей, защищавших римские территории от непокорённых племён варваров, бритты продолжали действовать в своём духе.

Агрегатор новостей 24СМИ

Они трижды умерщвляли в Британии римских правителей и проводили всеобщую резню в отношении римлян. Когда же самих бриттов начинали одолевать скотты и пикты, они опять и опять просили о помощи римлян.

Тогда те к ним отправляли послов; бритты в траурных одеяниях, посыпав головы пылью, представали пред римскими консулами и подносили им дары превеликой ценности «во искупление» коварных убийств римских правителей. Консулы принимали от них дорогие дары, и послы клятвенно обещали, что бритты безропотно возложат на себя ярмо римских законов, сколь бы тягостным оно ни было.

Римляне прибывали на помощь бриттам с сильнейшим войском и ставили в Британии своих властителей, и разгоняли врагов бриттов. Затем, поставив правителей, основное римское войско покидало бриттскую землю, возвращалось в Рим, а далее ситуация повторялась опять и опять. 

Агрегатор новостей 24СМИ

И так продолжалось во всё время римского владычества над Британией.

Как после всего сказанного не уверовать в реинкарнацию и в то, что  двуличные и лицемерные вожди бриттов, для которых способность к предательству и нарушению договоров впитывалась буквально с молоком матери, не  рождаются  вновь и вновь в лице британских и американских политиков?

фото: worldandwe.com

 Иоганн Лернер, Эблау

Источник: http://naspravdi.info/istoriya/gay-yuliy-cezar-ne-verte-brittam

Ссылка на основную публикацию