Верят ли американцы в американскую демократию?

Сохранилась ли в Америке демократия? — Эдуард ЛОЗАНСКИЙ

Согласно изданию Foreign Affairs, избрание президентом Соединенных Штатов Дональда Трампа — человека, который славит диктаторов, поощряет своих сторонников к насильственным действиям в отношении оппонентов, пугает соперников тюрьмой и вешает на ведущие СМИ ярлык врага, породило опасения в том, что США движутся в сторону авторитаризма.

Автор вышеприведенной цитаты скорее всего принадлежит к лагерю Хиллари Клинтон.

Однако существует немалое число тех, кто, соблюдая внепартийный нейтралитет, убежден, что пока Америка — и при Буше, и при Обаме (при бесценной помощи Клинтон) — всячески продвигала демократию по всему свету, русские изловчились и успешно «умыкнули» эту самую демократию у занятых благородных делом ее продвижения американцев.

Я отношусь к тем, кто верит, что в Америке по-прежнему существует демократия. Возможно, она далека от совершенства, как и многое в этом мире, однако она позволяет законно избранному главе государства осуществлять его предвыборную программу.

Обратите внимание

Критики нынешнего президента, в том числе и те из них, кто принадлежит к так называемому истеблишменту и ведущим СМИ, отчаянно пытаются этому помешать.

Их победа станет тяжелым ударом по демократии не только в США, но и во всем мире, позволив им безнаказанно продолжать тот пагубный внешнеполитический курс, которым вот уже четверть века омрачен образ США на мировой арене.

О том, насколько успешна кампания продвижения демократии, можно судить по Среднему Востоку и Афганистану, по миллионам раненых и убитых, включая тысячи граждан США, по нескончаемым потокам беженцев, разрухе и нищете стран-получателей этого экспорта, а также, что немаловажно, триллионных сумм, истраченных на достижение этой благородной цели.

Между прочим, и за недавние ужасы в Манчестере англичане смело могут сказать спасибо Бараку и Хиллари, свергнувшим в ходе своего крестового похода за демократию пускай неоднозначного, но стабильного, присмиревшего с годами Каддафи, главу одного из наиболее сытых африканских режимов.

Что же касается «похищения» демократии в самой Америке, русские никогда и не скрывали, что Трамп для них предпочтительней, чем Хиллари. И 63 миллиона американцев солидарны в этом вопросе с Кремлем.

Поэтому вполне вероятно, что русские действительно пытались увеличить шансы симпатичного им кандидата, чья победа сулила снижение напряженности в отношениях двух стран. Однако практически все непредвзятые обозреватели сходятся во мнении, что влияние русских на конечный результат выборов в США оказалось ничтожным.

Чем конкретно могли русские могли помочь Трампу, мы не знаем, да и вряд ли когда-нибудь сможем точно узнать, сколько бы комиссий по расследованию ни было назначено.

Реалии современного киберпространства исключают возможность с точностью установить источник хакерской атаки, в которой обвиняют россиян.

Якобы имевшее место использование русских адресов и русских выражений в кодах, равно как и следы русских вирусов в компьютерах демократов, идентичных тем, которыми пользовались две хакерские ячейки, якобы связанные с российской разведкой, — все это, согласитесь, выглядит смехотворно.

Важно

И вот что по этому поводу говорит эксперт по кибербезопасности Джон Макэйфи: «Если улики указывают на русских, значит, русские тут не при чем… Если бы я был китайцем, я бы все оставил именно так: и русские слова в кодировке, и, разумеется, чисто русские методы взлома».

Благодаря WikiLeaks нам теперь известно про специальную программу ЦРУ, позволяющую проникать в компьютеры и серверы, оставляя «неопровержимые» улики чужого участия в виде букв кириллицы, например.

Впрочем, имеется и более правдоподобная версия утечки информации демократов, как утверждают две дюжины бывших профессионалов американской разведки.

Бывший британский посол Крейг Мюррей публично заявил, что ему из первых рук известно о происхождении утечек, а организатор знаком с ним лично. Почему же пресса и следственные органы единодушно игнорируют эти заявления?

Источник: https://www.pravda.ru/world/04-06-2017/1336591-usa-0/

Есть ли демократия в США?

master_vict

Похоже российские власти изобрели новый способ пропаганды, а точнее контрпропаганды. Способ этот очень простой, который можно описать двумя словами — «сам дурак». На любую критику у них есть, как сейчас говорят, «симметричный ответ».

Обвиняют Сталина в том что при нем от голода умерли миллионы крестьян, нет проблем — тут же придумывается сказка про то что в США тоже был голодомор.

Оскандалились на весь мир с фальсификациями на выборах, значит надо отдать приказ своим шестеркам чтобы те придумали какую нибудь туфту про американскую демократию.

Один из посетителей моего ЖЖ прислал мне ссылку на такую туфту. Именно эту туфту я решил прокомментировать, так как это типичный пример тупой и безграмотной пропаганды.

Туфту эту написал некто Дмитрий Беляев. У него есть еще и ЖЖ. Ссылку на одно из его подобных «произведений» на этом ЖЖ, мне другой мой читатель давал и раньше. Я даже оставил там один единственный комментарий.

Почему один единственный? Да потому что сразу же был «забанен». Я давно уже замечал что все эти борцы с американским империализмом панически боятся открытых дискуссий, однако так быстро меня еще никто не банил.

Начнем с цитаты:

Не понятно к кому автор обращается. Кто такие вы? Если он обращается к россиянам, то почему россияне должны об этом знать? Они участвуют в выборах американского президента?

Совет

С другой стороны, если россияне чего-то не знают про американские выборы, то виноваты в этом российские СМИ, которые им рассказывают только о республиканцах и демократах.

Если этот вопрос адресован американским избирателям, то на него отвечу я — все 100% избирателей знают о всех 100% кандидатах в президенты все 100% информации, так как в США действует правило под названием «equal time rule» (правило равного времени), согласно которому радио и телевизионные компании обязаныпредоставлять одинаковые возможности доступа к эфиру ( одинаковое время в эфире, в одно и тоже время суток и т.д. ) всем без исключения кандидатам, и деньги на это выделяются из бюджета. Правило это закреплено в законе «Communications Act of 1934». А если добавить сюда, ставший обязательным элементом предвыборной компании в США, теледебаты, на которые приглашаются все кандидаты в президенты и которые проводятся в течение предвыборной компании неоднократно, можно смело утверждать что у американского избирателя информации обо всех кандидатах в президенты более чем достаточно. А как с этим дела обстоят в России?

Несмотря на то что я живу в США, у меня есть возможность смотреть российское телевидение и я вижу как в течение 25 часов в сутки идет агитация за ЕР и я ни разу не видел ни одного лидера оппозиции. Одного этого уже более чем достаточно чтобы признать выборы недействительными. Далее Беляев меня рассмешил следующим своим утверждением:

Это в Думе конкуренция выше? Уж не в той ли Думе, которая не место для дискуссий? Интересно, этот Беляев пытался сравнить полномочия и власть, которую имеет конгресс в США и которые имеет Дума в России? И вообще, если уж сравнивать демократию в России и США, то надо сравнивать все. Например в США губернаторов выбирают, а в России? Да что там губернаторы. В США на прямых выборах избираются судьи штатов, окружные прокуроры и начальники полиции (шерифы). В России тоже?

Источник: https://master-vict.livejournal.com/35044.html

Фрэнсис Фукуяма: Выдержит ли Трампа американская демократия?

Приход Дональда Трампа временно парализовал американскую политическую систему, и без того страдавшую из-за клинча республиканцев и демократов в Конгрессе.

Политолог Фрэнсис Фукуяма, профессор Стэнфордского университета, в своей колонке для издания Politico предлагает разорвать этот порочный круг и позволить Трампу проводить свою политику, хотя и считает ее ошибочной.

Американская система сдержек и противовесов не так слаба, как кажется, утверждает он, и попытка усилить «противовесы» лишь приведет к окончательному стопору, повысив популярность авторитарного метода решения проблем. The Insider приводит здесь полный перевод текста Фукуямы.

Для меня, как и для остальных граждан США, победа Дональда Трампа оказалась настоящим потрясением. Трудно представить себе личность, менее подходящую  на роль лидера ведущей мировой демократии, учитывая его темперамент и биографию.

С другой стороны, мне как политологу будет очень интересно следить за его президентством: оно позволит проверить, насколько крепки органы власти США. Американцы глубоко верят в легитимность конституционного строя своей страны, во многом потому что система сдержек и противовесов была создана для защиты от тирании и чрезмерной концентрации полномочий у исполнительной власти.

Но ни один из лидеров США никогда не выступал против этой системы и не стремился подорвать существующие нормы и правила. Таким образом, мы вступили в эпоху большого естественного эксперимента, который покажет, что управляет Соединенными Штатами — законы или люди.

Президент Трамп сильно отличается практически от всех своих 43 предшественников. В бизнесе он ставил во главу угла свои собственные интересы и решительно обходил неудобные правила всякий раз, когда они мешали ему, к примеру, вынуждая подрядчиков судиться с ним, чтобы получить заработанные ими деньги.

Обратите внимание

Он был избран в результате классической популистской кампании, целевой аудиторией которой оказались, в основном, представители рабочего класса, считающие (зачастую совершенно справедливо), что система работает не на них. Он атаковал вашингтонскую элиту, включая свою собственную партию, назвав ее кучкой интриганов, которую он собирается разогнать.

Он уже нарушил бесчисленные неформальные нормы президентского этикета, в том числе, прибегнув к открытой и вопиющей лжи, и попытался подорвать легитимность всех существующих институтов.

ЦРУ он сравнил с нацистами, Федеральную резервную систему обвинил в попытке повлиять на исход выборов и отдать победу Хиллари Клинтон, а про американскую избирательную систему заявил, что она была коррумпированной  задолго до его избрания.

Дарон Аджемоглу, экономист, изучающий несостоявшиеся государства (failing states), как-то заявил, что американская система сдержек и противовесов далеко не так сильна, какой ее привыкли считать американцы. Конгресс находится под контролем партии Трампа и будет выполнять его указания.

Судебной власти придется смириться с новыми назначениями в Верховном суде и федеральных судах, а 4000 политических назначенцев в  исполнительной власти будут подчиняться воле президента. Элита, ранее выступавшая против Трампа, уже меняет свое отношение и готова считать его нормальным президентом.

Аджемоглу мог бы также добавить, что ведущие средства массовой информации, которые считают себя четвертой ветвью власти, способной заставить президента отвечать за свои действия, подвергаются атакам со стороны Трампа и его последователей, обвиняющих их в политизированности и распространении «фейковых новостей».

Как утверждает Аджемоглу, основное сопротивление сейчас оказывает гражданское общество: миллионы простых граждан мобилизуются в знак протеста против политики Трампа, например, устраивая марши, которые прошли в Вашингтоне и других городах по всей стране на следующий день после инаугурации.

Аджемоглу прав в том, что именно гражданское общество способно ограничить президентскую власть и в том, что «прогрессивным» левым пора очнуться от шока после этих выборов и мобилизоваться для отстаивания своего политического курса. Я подозреваю, однако, что институциональная система Америки сильнее, чем ее изображают.

В своей последней книге я высказываю точку зрения, что в американской политической системе на самом деле даже слишком много сдержек и противовесов, и ее необходимо упростить, чтобы власти могли действовать более решительно.

Хотя приход Трампа в Белый дом вызывает большие опасения относительно потенциальных злоупотреблений властью, я до сих пор считаю эту точку зрения правильной и убежден в том, что появление американского авторитарного правителя на самом деле является лишь реакцией на существующий паралич политической системы.

Важно

И еще больший ее паралич — плохой способ выйти из ситуации, как бы ни призывали левые к «сопротивлению».

Многие институциональные ограничения будут существовать и при Трампе. Хотя республиканцы сегодня пребывают в эйфории по поводу контроля над обеими палатами Конгресса, внутри их коалиции существуют серьезные идеологические разногласия.

Трамп — популист-националист, который, похоже, выступает за сильное государственное вмешательство, что нехарактерно для консерваторов, и этот раскол проявится, когда новой администрации придется иметь дело с такими вопросами, как отмена Obamacare или финансирование инфраструктурных проектов.

Трамп действительно может изменить судебную систему, или того хуже, просто игнорировать судебные решения и пытаться лишить легитимности несогласных с ним судей.

Но изменение баланса в судах — это очень медленный процесс, его последствия будут в полной мере ощущаться лишь по прошествии какого-то количества лет, в то время как откровенные нападки на судей могут вызвать немедленную ответную реакцию, как это произошло, когда во время своей избирательной кампании он раскритиковал федерального окружного судью Гонсало Курьела.

Трампу будет очень сложно контролировать исполнительную власть, что ясно каждому, кому пришлось поработать в ее институтах. Многие из назначенцев Трампа, например, Джеймс Маттис, Рекс Тиллерсон и Никки Хейли, уже высказывали мнения, явно расходящиеся с его точкой зрения.

Читайте также:  Есть ли сегодня жизнь в антарктиде? в море и на земле

Даже если бы они были полностью лояльными, необходимо огромное мастерство и большой опыт, чтобы справиться с американской бюрократической машиной. Действительно, в США гораздо больше политических назначенцев, чем в других демократических странах.

Но у Трампа нет огромной команды сторонников, которых он мог бы сделать госчиновниками. Он никогда не руководил чем-то более значимым, чем крупный семейный бизнес, и у него нет 4000 детей или других родственников, которых он мог бы назначить на государственные должности.

Совет

Многие его новые помощники и заместители секретарей — это республиканские карьеристы без каких-либо личных связей с шефом.

Трамп руководил семейным бизнесом, но у него нет 4000 детей, чтобы назначить их на государственные должности

Наконец, существует и американский федерализм. Вашингтону неподконтролен целый ряд вопросов.

Отмена Obamacare на федеральном уровне создаст огромную нагрузку на штаты, в том числе на те, которыми управляют губернаторы-республиканцы, и им придется пытаться самим сбалансировать бюджеты в связи с отказом от программы со стороны Вашингтона.

Калифорния, где я живу, совсем не похожа на «Трамплэнд», и она будет жить по своим правилам, независимо от того, что говорит или делает президент.

В конечном счете способность Трампа прорываться через институциональные ограничения сводится к поддержке, которую он получает от других республиканцев. Его сегодняшняя стратегия ясна: он использует свое «движение», чтобы запугивать любого, кто встанет на пути его политической программы.

Он и СМИ надеется запугать, дискредитируя их и лишая их возможности призвать его к ответу. Он пытается сделать это, обращаясь к своему ядерному электорату, который составляет всего одну четверть — максимум, треть американских избирателей.

Обратите внимание

Есть немало сенаторов-республиканцев, которые готовы спорить с администрацией по самым разным вопросам, например, об отношениях с Россией или об Obamacare. Но Трамп решил прекратить перетягивание на свою сторону тех республиканцев, которые не входят в число его основных сторонников.

  Ссора со СМИ после его вступления в должность закрыла ему возможность использовать их для пропаганды среди тех однопартийцев, которые с ним не согласны.

Хотя я надеюсь, что все эти сдерживающие факторы будут способствовать ограничению власти Трампа, я по-прежнему считаю, что нам нужно изменить правила, чтобы сделать власть более эффективной за счет сокращения некоторых парализовавших ее «стопоров».

Демократы не должны имитировать поведение республиканцев во время президентства Барака Обамы и выступать против каждой инициативы и любого выдвиженца Белого дома. Абсурдно, что любой из 100 сенаторов может наложить вето на каждое назначение чиновника средней руки, предложенное исполнительной ветвью власти.

В некотором отношении сплоченное правительство устранит ряд слабых мест, существование которых должны признать противники Трампа. В последний раз Конгресс принял все законопроекты о расходах в «обычном режиме» два десятилетия назад.

США отчаянно нуждаются в увеличении военных расходов для противостояния вызовам со стороны Китая и России; но Америка могла позволить себе рост расходов, потому что Министерство обороны действовало в рамках секвестра 2013 года, который, в свою очередь, был следствием застопорившейся работы Конгресса.

Или возьмем инфраструктуру: это та часть программы Трампа, которую я (и многие демократы) охотно поддержали бы.

Здесь страна тоже забуксовала: основным источником возражений оказалось Движение чаепития — крыло партии Трампа, которое точно так же стопорило бы инициативы Хиллари Клинтон, если бы она победила на выборах.

Трамп теперь может порвать с Форумом свобод в Палате представителей и потребовать увеличения расходов на инфраструктуру, заручившись поддержкой демократов во главе с Нэнси Пелоси.

Но такая инициатива столкнется с огромными препятствиями из-за регулирования на федеральном уровне и уровне штатов. Именно эти небольшие институциональные ограничения делают новые инфраструктурные проекты столь дорогостоящими и длительными. Любой человек, серьезно относящийся к этой проблеме, должен понимать необходимость ускорить этот процесс.

Важно

Важно помнить, что одной из причин победы Трампа было ощущение людней (и вполне верное ощущение), что американская политическая система во многих аспектах недееспособна — она стала заложницей групп интересов и парализована из-за своей неспособности принимать или осуществлять ключевые решения.

Именно это, а не внезапное сближение с Россией, привело к тому, что столь же авторитарная личность, как и Путин, неожиданно оказалась у руля в Америке. Партия власти должна иметь возможность управлять, а затем, через два или четыре года, должна отчитываться о результатах своей деятельности.

Продолжающийся паралич системы лишь убедит людей в том, что она настолько неэффективна, что ее сможет спасти только лидер, который может нарушить все правила — если и не Трамп, то его преемник.

Одним словом, я думаю, надо дать Трампу возможность управлять и не выступать против каждой инициативы, которая от него исходит. Я не думаю, что его политика будет эффективной, и я считаю, что американский народ это очень скоро увидит.

Но наиболее опасные злоупотребления властью — это те, которые влияют на подотчетность всей системы. Новое поколение популистских националистов, таких как Путин, Чавес в Венесуэле, Эрдоган в Турции, и Орбан в Венгрии, изменили правила игры так, чтобы никогда больше не потерять власть.

Аналогичный процесс уже идет в Америке — посредством джерримендеринга (махинаций с нарезкой избирательных округов) и законов об удостоверениях для избирателей, ущемляющих право голоса потенциальных демократических избирателей.

В тот момент, когда эти нарушения станут столь серьезными, что власть перестанет быть подотчетной, система перестанет быть реальной либеральной демократией и превратится в электоральный авторитаризм.

Источник: https://theins.ru/politika/42918

Андрей Шитов: Американцы считают, что нет лучшей политической системы, чем у них

В Америке россиян нередко попрекают тотальным цинизмом и недоверием друг к другу.

Помню, пару лет назад меня покоробили печатные рассуждения известного историка-советолога Ричарда Пайпса о том, что люди в России не верят не то что правительству, а вообще никому, кроме родных и близких друзей, и что это способствует закреплению в обществе антидемократических тенденций, поскольку управа друг на друга гражданам все-таки нужна, а обращаться за ней, кроме как к властям, не к кому. С тех пор подобные тезисы стали в США общим местом; недавно они вновь звучали — в предвыборной контексте — на семинаре в вашингтонском Фонде Карнеги.

Конечно, в этих упреках есть доля истины, которая, как говорится, и «колет глаза». Никто не спорит с тем, что россияне не живут по принципу «душа нараспашку», особенно с тех пор, как свернули на столбовую дорогу западной цивилизации и позабыли советский лозунг о том, что «человек человеку друг, товарищ и брат». Но позволительно спросить: а что сами американцы? Они-то верят друг другу? И заслуживают доверия?

Советы бывалого

Один мой новый знакомый, перебравшийся в США из России полтора десятка лет назад на постоянное жительство и считающий, что хорошо изучил «изнутри» местные нравы, горячо божится, что верить здесь никому нельзя ни на грош. Самого, дескать, тысячу раз обманывали и «подставляли», особенно на работе. С ходу приводит конкретные примеры, на слух — вполне убедительные. И жена его, работавшая в нескольких американских компаниях, согласно кивает.

Американцы, несомненно, искренне верят в то, что нигде в мире нет политической системы лучше, чем у них

Признаюсь, это меня смутило. Я, правда, и сам писал не так давно, что в английском языке нет точного аналога слова «совесть», но именно для того, чтобы затем рассказать, как глубоко почитаются в Америке честность и правдивость, как они прививаются детям с младых ногтей.

Совет

Кстати, мой десятилетний сын на вопрос об отношении американцев друг к другу ответил, что насчет доверия он не уверен, но вот взаимное уважение присутствует точно. Так его учат в местной школе, это же он видит там и на практике. Естественно, спрашивал я не только родных и друзей.

Стал заводить разговоры на эту тему со встречными-поперечными, интересоваться: неужто и впрямь средний американец, например, «заложит» сослуживца начальству, если увидит в этом какую-то свою выгоду? Люди пожимали плечами, делали разные оговорки, но в принципе соглашались: дескать, скорее всего да, заложит. Других мнений не было.

Выходит, что между честностью и порядочностью просматривается внушительный зазор. Но это на мой взгляд.

А тот же приятель уверяет, что для «нормального американца» такого зазора не существует, поскольку ему соображения морали в подобной ситуации будто бы вообще и в голову не приходят.

Ты, мол, почитай книжку «Мысля стратегически» — и поймешь, как они в подобных случаях, да и вообще по жизни рассуждают.

Доминантная стратегия

Я почитал. Книжка в самом деле занятная. Популярное изложение теории игр для массового читателя. «Международный бестселлер» (это с обложки, отсылка к японскому изданию). В американской печати и продаже — с 1991 г. Главный рекламный слоган (опять же с обложки» — «Не беритесь конкурировать, не читав!»

О морали речи действительно нет. Авторы — профессора Принстонского и Йельского университетов Авинаш Диксит и Барри Нейлбафф — сами об этом сразу честно предупреждают.

Дескать, их дело — не вдаваться в моральные тонкости, а объяснить, как определить выигрышную линию поведения в той или иной стратегической ситуации (это когда ваши действия сталкиваются с чьим-то противодействием — от шахмат до международных переговоров о ядерном разоружении, из которых, собственно, во многом и выросла теория игр).

Подобраны любопытные примеры из сферы бизнеса, спорта, поп-культуры.

Обратите внимание

Описывается, в частности, учебная игра в Техасском университете «Эй энд Эм», где студентам были предложены на выбор две стратегии развития условного бизнеса: «коллективистская», сулящая каждому гарантированную скромную отдачу, и «индивидуалистическая», обещающая чуть больший барыш в случае предательства общих интересов. Публично все заранее сговаривались играть сообща на общее благо, на деле большинство играло на свой карман — пусть в конечном счете и себе в убыток!

64 процента американцев оценили уровень честности законодателей как «низкий или очень низкий»

После игры лидер «коллективистов» сказал: «Никогда в жизни больше никому не буду верить». Его спросили, как он сам-то играл. Он ответил: «По второму варианту», т.е. на себя.

Мне это, между прочим, напомнило собственную поездку в тот же техасский вуз и примерно в то же время — во второй половине 1980-х гг. Я тогда без всякой теории игр провел там заведомо ненаучный опрос и получил по сути те же результаты.

Знакомясь со студентами, я их всех подряд спрашивал: если после выпуска придется выбирать между любимой работой при плохом заработке и обратным вариантом, что предпочтете? Все отвечали одинаково: я-то лично за идеалы, но уверен, что все остальные выберут деньги…

А в «международном бестселлере» на самом деле есть и более показательный эпизод.

Авторы разбирают под своим специфическим углом зрения развязку приключенческого фильма «Индиана Джонс и последний крестовый поход» и приходят к выводу, что герой в исполнении Гаррисона Форда допустил стратегическую ошибку.

Выбирая наугад чашу с живой водой среди множества чаш с мертвой, он попробовал воду сам. А надо было, оказывается, дать напиться… смертельно раненому отцу, ради спасения которого он и спешил.

Авторов «смущает» этот пример, но знаете почему? Потому что «столь видный профессор, как д-р Индиана Джонс», конечно же, не должен был «проглядеть свою доминантную стратегию». А об очевидной аморальности «выигрышного» решения они упоминают вскользь — в примечании.

С верой в свой строй

В целом, на мой взгляд, американцы доверяют друг другу не больше нашего. Вот чему они действительно верят в отличие от нас — так это своей системе. Что при нарушении ПДД полицейский честно выпишет штраф, а не слупит взятку. Что суд рассудит по закону, а не по звонку. Что на выборах важно, кто и как голосует, а не кто и как считает.

Правда, и тут сразу возникают оговорки. Вот, к примеру, американцы с гордостью именуют свою родину «страной законов».

Они и в самом деле склонны чуть ли не любые отношения с окружающими вплоть до самых интимных оформлять юридически (как, например, в брачных контрактах), а в случае возникновения споров прибегать к помощи полиции, адвокатов и иных посредников, обращаться в суд. Это удобно, поскольку позволяет не переходить без нужды на личности и избегать лишних скандалов.

Важно

Но, с другой стороны, разве это как раз и не доказывает со всей очевидностью, что вне зависимости от чувств на слово здесь никто никому не верит? Собственно, американцы стараются и не тратить попусту друг на друга этих самых слов. Личный контакт с посторонними сознательно сводится до минимума.

Читайте также:  Как воспользоваться общественным транспортом будапешта?

Да что посторонние: мне доводилось слышать от американских знакомых искреннее удивление по поводу того, как много личного времени люди в других странах «тратят на других», т.е. на общение с друзьями. Как ни парадоксально, не столько сближают, сколько разобщают людей нередко и современные средства коммуникации.

В Америке, кажется, уже никто ни с кем почти не разговаривает даже по телефону — все переписываются. К тому же рожденная Интернетом доступность практически безграничных, но при этом по сути анонимных контактов порождает широкие возможности для мошенничества и обмана. Все понимают, что за излишнюю доверчивость можно серьезно поплатиться, и делают соответствующие выводы.

С политикой тоже не все гладко. Американцы, несомненно, искренне верят в то, что нигде в мире нет политической и экономической системы лучше, чем у них. Но войны и экономический кризис последних лет расшатывают эту веру.

Вместе с углубляющимся имущественным неравенством растет и идеологическая поляризация общества, доводящая порой оппонентов до взаимных упреков в «антиамериканизме». Не случайно президент-демократ Барак Обама в недавней речи «О положении страны» призывал сограждан прежде всего крепить сплоченность и взаимовыручку — как у солдат на поле боя.

О необходимости восстановления национального единства — естественно, на собственных условиях — постоянно трубит и республиканская оппозиция.

Чума на оба ваши дома

Между тем рядовые американцы, судя по опросам и рейтингам, все меньше доверяют всем вообще политикам и партиям. В декабрьском исследовании института Гэллапа они впервые поставили членов Конгресса США на низшую ступень в рейтинге общественного доверия — ниже лоббистов и автодилеров.

64 проц респондентов оценили уровень «честности и этичности» федеральных законодателей, как «низкий или очень низкий». На фоне непрерывной череды скандалов в «коридорах власти» подобное отношение никого не удивляет. Кстати, поскольку это прямо относится к обсуждаемой теме, можно привести и некоторые другие результаты опроса Гэллапа.

С наибольшим доверием американцы относятся к медикам — медсестрам, фармацевтам и врачам. Социологи утверждают, что такое положение сохраняется по итогам всех последних лет за исключением 2001 г, когда в выборку на разовой основе включили пожарных — в ознаменование их героизма в день чудовищных терактов 11 сентября.

Совет

Ранее были годы, когда пальма первенства доставалась также священникам, но вот уже более четверти века такого не случалось. В нынешнем перечне «высоко и очень высоко» большинством оценен также уровень честности и порядочности школьных учителей и полицейских. Близки к этому показателю бухгалтера и владельцы погребальных контор.

У остальных охваченных профессий, включая журналистов, показатели скорее «средние». Впрочем, банкирам, агентам по торговле недвижимостью, руководителям бизнеса, юристам по нынешним временам, наверное, можно радоваться и этому.

Особенно в сравнении с профсоюзными вожаками, биржевыми брокерами, простыми и телефонными рекламными агентами, у которых доля негативных отзывов в 2 и более раз выше, чем положительных. Наконец, автодилерам, лоббистам и конгрессменам вполне доверяют лишь по 7 проц американцев.

Об основных системных «исключениях из правил» в представлениях о честности в США, включая коммерческую рекламу и государственную пропаганду, я в свое время уже писал. От этих сфер соблюдения норм морали, наверное, никто и не ждет. Хорошо еще, если не нарушается общий принцип — «разрешено все, что прямо не запрещено» законом.

Чья пословица?

Кумир и моральный авторитет для многих американцев Рональд Рейган в свое время с удовольствием говорил о своих отношениях с советскими лидерами: «Доверьяй, но проверьяй». Чем уж так полюбилась ему эта фраза, теперь, наверное, доподлинно не узнать, но что из всего богатства русского языка он выбрал и выучил наизусть ее одну, — это факт.

А я, например, до него этой поговорки вообще не слышал, а позже встречал только в его цитатах. Честно говоря, как жизненный принцип, эта формула недоверия и теперь кажется мне по духу скорее не русской, а как раз американской.

Источник: https://rg.ru/2012/02/03/shitov.html

Липовая демократия США: взгляд изнутри

Американские правящие круги всё время пытаются представить США как идеал и оплот демократии. Любые операции, проводимые США, проходят под лозунгом демократизации. И все претензии к другим странам они тоже предъявляют, ссылаясь на недостаток демократии. Хотя у главного союзника Вашингтона Саудовской Аравии демократии отродясь не бывало, но об этом не принято говорить. Союзникам можно.

Я спросил у Гэллапа

В любой стране мира, и наша – не исключение, находятся люди, которые чуть ли не молятся на американскую демократию.

Эти люди под руководством американских кураторов готовы даже устроить государственный переворот в своей стране, как это было, например, на Украине, чтобы насадить столь чаемый ими идеал демократии.

Но является ли американская демократия идеалом? Является ли Конгресс США храмом народовластия?

Лучше всего на этот вопрос ответят сами граждане США. Недавно Институт Гэллапа, занимающийся опросами общественного мнения, решил узнать у американцев их мнение о работе Конгресса. Для этого Институт Гэллапа провёл телефонный опрос во всех пятидесяти штатах и в федеральном округе Колумбия, где находится столица страны.

Какие вопросы задавали социологи людям? В первом вопросе Институт Гэллапа попросил указать, кто из четырёх групп: лоббисты, спонсоры, лидеры партии и избиратели, — оказывает наибольшее влияние на решения Конгресса, расставив их по степени влияния. Дальше респондентов спросили, об их партийных симпатиях и о том, насколько они интересуются политической жизнью.

Спонсоры

В США нет никаких ограничений на спонсирование политических партий коммерческими корпорациями. И корпорации очень щедро отсыпают от своих богатств политикам. Некоторые компании традиционно поддерживают только республиканцев или демократов, но большинство предпочитает, как говорится, не класть все яйца в одну корзину, а спонсировать то одну партию, то другую, а то и обе вместе.

Как видим, никакого значения идеология не имеет. Джаст бизнес! И несмотря на это, демократическая партия Обамы, имеющая не меньше крупных спонсоров, чем республиканцы, всё время позиционирует себя как партия среднего класса и наёмных работников. Республиканцы честно представляют интересы крупного бизнеса. Но разницы-то нет, на самом деле.

Даже невооружённым глазом видно, что эта практика спонсирования политических партий очень похожа на коррупцию и подкуп членов Конгресса. В Европе легально такое просто невозможно. А в США, пожалуйста.

Обратите внимание

Очевидно, что для компаний вложение в партии — это своего рода инвестиции. Отдав деньги партии-победительнице выборов, компания может рассчитывать на улучшение своего состояния в ближайшие четыре года.

Все эти выкрутасы давно видны и ясны простым американцам, поэтому 64% опрошенных поставили на первое место спонсоров. Это означает, что, по мнению большинства опрошенных, именно спонсоры определяют решения Конгресса.

Ещё 21% считают, что спонсоры оказывают существенное влияние на Конгресс.

Итого, 85% американцев уверены, что крупные корпорации, спонсирующие политические партии, либо прямо диктуют законопроекты Конгрессу, либо оказывают значительное влияние на решения, принимаемые конгрессменами.

Лоббисты

В Европе слово «лоббизм» — ругательное. В России, кстати, тоже. Когда хотят опорочить какого-либо политика, про него начинают распространять слухи о том, что он лоббирует интересы той или иной компании. В США лоббизм является легальной деятельностью, регулируемой законодательством штатов и федеральным.

Лоббистские группы делятся на профессиональные и этнические. Лоббистами могут быть как американцы, так и иностранцы. Нужно только официально зарегистрироваться. На это дело в Штатах тратятся огромные деньги. Только с 2010 по 2014 год расходы на лоббирование выросли с 1.2 до 3.3 млрд. долларов.

В США есть даже целые лоббистские фирмы, которые занимаются продвижением в Конгрессе нужных заказчикам законов. А заказчиками иногда становятся целые страны. Например, правительства Эстонии, Латвии и Грузии заплатили лоббистским фирмам по 360 тыс., 750 тыс. и 630 тыс. долларов за продвижение своих стран в НАТО.

Учитывая размах лоббистской деятельности, неудивительно, что в 55% анкет американцы поставили лоббистов на первое место по влиянию на решения Конгресса. 24% сочли влияние лоббистов значительным. Даже лидеры партий не оказывают такого влияния. Решающим его назвали лишь 45% опрошенных.

А что народ?

Вы ещё не забыли после прочтения предыдущих пунктов, что США — демократическая страна? А может вы забыли, что демократия — это власть народа? Немудрено о таком забыть, если всё время видеть, как крупные компании и лоббисты проталкивают нужные им законопроекты.

Вот и граждане США тоже рискуют забыть о демократии в своей стране. По результатам опроса только 14% считают, что решающее влияние на решения Конгресса оказывают избиратели, но 49% считают это влияние мизерным. Вот вам и хвалёная демократия, которая даже в глазах американцев перестала быть народовластием.

Любопытно, что результаты ответов никак не коррелировали с политическими предпочтениями респондентов. И сторонники республиканцев, и сторонники демократов отвечали примерно одинаково. Но зато очень хорошая корреляция обнаружилась со степенью информированности респондентов.

Чем больше человек интересуется политикой, а следовательно, чем больше он знает о политической жизни страны, тем хуже он оценивает деятельность Конгресса. Если в среднем влияние народа на своих представителей считают решающим 14%, то среди наиболее информированных оптимистов только 8%.

Занимайтесь собой

Опрос, проведённый Институтом Гэллапа, показывает неприглядную картину коррумпированности американской демократии, которая никак не тянет на пример справедливого устройства общества.

И очень важно, что, согласно этому опросу, только крайнее невежество может заставить считать США идеально демократическим государством. Те, кто знает американскую политическую кухню лучше всех, ничего хорошего сказать о ней не могут.

А потому, когда Госдеп в очередной раз начнёт заявлять о недостатке демократии в какой-либо стране, нужно ему просто ответить: «На себя посмотрите. Займитесь лучше собой».

Источник: https://slovodel.com/489708-lipovaya-demokratiya-ssha-vzglyad-iznutri

8 пороков американской демократии

К тому, что сегодня США де факто являются единственной мировой супердержавой, так или иначе влияющей на все мировые процессы, можно относиться по-разному.

 Мне пока не попадалось ни одного убедительного рейтинга этого союза бывших колоний среди народов мира, но исходя из моего личного опыта многочисленных путешествий, проживаний в разных странах и общения с их обитателями, могу сказать что “Америку” в большей или меньшей степени недолюбливают везде. Но по-разному.

 В демократических странах люди, как правило, делятся на тех, кого США просто бесят, и тех, кто считает США наименьшим среди возможных зол. К первой группе чаще всего относятся люди, придерживающиеся либо крайне правых, либо крайне левых взглядов: националисты, консерваторы, социалисты, зелёные и разного рода антиглобалисты.

Важно

Во второй группе обычно обитают центристы, либералы, христианские демократы и социал-демократы правого толка. Встречаются также те, кто от США в безмерном восторге. Как правило, это дети, подростки, ветераны второй мировой и рэперы. 

Что касается стран недемократических, то тут разделение, как правило, совершенно иное. В своём презрительном отношении к США с западноевропейскими националистами и коммунистами солидарны, как правило, все сторонники действующего в стране авторитарного режима.

Зато представители демократической оппозиции (если она не полностью раздавлена), вне зависимости от идеологической принадлежности, почти всегда солидарны с рэперами и возносят США к небесам как неоспоримый эталон идеальной демократии.

(Тут есть исключения: в мусульманских странах, где против диктатуры выступают происламские силы, эти силы обычно соревнуются с правящим режимом в том, кто больше ненавидит США.)

И тех, и других можно понять. Сторонники авторитаризма в принципе склонны ретранслировать всё, что говорит их излюбленный авторитарный режим через, как правило, подконтрольные ему СМИ.

А такие режимы, за исключением отдельных арабских стран вроде Саудовской Аравии, всегда ощущают угрозу от США, где защита прав человека уже давно вышла за пределы внутренней политики на уровень международной миссии.

Что касается политиков-демократов в авторитарных странах, то их любовь к США часто обусловлена американской финансовой поддержкой демократических движений с надеждой на свержение авторитарного режима изнутри. Странно было бы кусать руку, которая тебя безвозмездно кормит.

Ну а среди просто демократически настроенного населения таких стран образ США просто наиболее ярок среди прочих демократических государств, в которые им так хотелось бы уехать и растить там своих детей, если бы их пустили.

Все они смотрели голливудские фильмы, где женщины ходят без паранджи (иногда даже в бикини), где журналисты пишут что хотят, где за гомосексуализм не наказывают, где девушки сами выбирают, за кого выходить замуж и выходить ли вообще, и где на работу можно ходить в джинсах. Когда всю жизнь живёшь под метлой, все эти картинки действительно могут сформировать образ идеального демократического общества.

Читайте также:  Мужик и водка. а в чем, собственно, связь?

Даже если не верить регулярным антиамериканским информационным вбросам государственных СМИ, в объективности образа США как эталона демократии заставляет усомниться не явно лидирующее место США в Международном индексе демократии.

И хотя 21 место из 167 стран и 8,11 баллов из 10 – это очень высокий показатель, квалифицирующий США как одну из всего 26 “полноценных демократий” мира, тем не менее это не 9,93, как у Норвегии, и даже не 9,08, как у Канады.

Так что же с американской демократией не так? Если отталкиваться от достаточно универсального определения демократии в Википедии (самой демократической энциклопедии в мире), в демократии США можно обнаружить следующие проблемы:

1. Сомнительная электоральная система

Источник: http://antimif.com/archives/240

Выдержит ли американская демократия мерзавца Трампа? — Politico – Экономика от Пророка

Как американский гражданин я, подобно многим другим, был шокирован победой Дональда Трампа. Мне трудно представить себе человека, который по своему темпераменту и квалификации еще меньше подходил бы на должность главы самой передовой демократии в мире.

С другой стороны, как политолог я с огромным интересом жду его президентства, поскольку оно должно стать проверкой устойчивости американских институтов.

Американцы искренне верят в легитимность своей конституционной системы, и во многом эта вера объясняется тем, что ее издержки и противовесы были разработаны так, чтобы защитить людей от тирании и чрезмерной концентрации исполнительной власти.

Однако во многих смыслах эта система никогда не подвергалась опасности со стороны лидера, который поставил перед собой задачу бросить вызов всем существующим нормам и правилам. Таким образом, мы начинаем величайший естественный эксперимент, который покажет нам, являются ли США страной законов или страной людей.

Совет

Президент Трамп отличается от всех 43 своих предшественников во многих важных смыслах. Его карьера в бизнесе наглядно продемонстрировала его решительное стремление максимизировать собственную выгоду и готовность обходить неудобные правила, если таковые попадаются ему на пути, к примеру, заставляя подрядчиков подавать на него в суд, чтобы получить оплату.

Он был избран в результате классической популистской кампании, мобилизовавшей вспыльчивое ядро преимущественно рабочего класса, представители которого считают — зачастую вполне обоснованно — что система не учитывает их интересы. Он критиковал элиту Вашингтона, включая членов его собственной партии, называя ее коррумпированной кликой, которую он надеется свергнуть.

Он уже нарушил множество неформальных норм и правил, касающихся поведения президента, в том числе открыто и вопиюще лгал и попытался оспорить легитимность традиционных институтов — от разведывательного сообщества (которое он сравнил с нацистами) и Федеральной резервной системы (которую он обвинил в попытках избрать Хиллари Клинтон) до американской системы управления выборами (которую он обвинял в фальсификациях вплоть до момента своего избрания).

В тему — Трамп начал свое президентство с тотальной лжи — Deutsche Welle

Дарон Аджемоглу, экономист, специализирующийся на изучении недееспособных государств, считает, что американская система сдержек и противовесов не так сильна, как американцы обычно считают. Конгресс контролируется партией Трампа и поэтому будет выполнять его распоряжения.

На судебную систему можно повлиять, назначив новых людей в Верховный суд и в суды федерального уровня. А 4 тысячи политических ставленников внутри исполнительной власти сумеют склонить свои агентства к выполнению воли президента.

Представители элиты, которые прежде выступали против него, постепенно приходят к тому, чтобы принять его как нормального президента.

Аджемоглу также мог бы напомнить, что ведущие СМИ, которые считают себя четвертой ветвью власти, способной привлекать президента к ответственности, сейчас подвергаются безжалостным нападкам со стороны Трампа и его последователей, обвиняющих их в распространении «фальшивых новостей».

По мнению Аджемоглу, главным источником сопротивления сейчас стало гражданское общество, то есть мобилизация миллионов простых граждан, протестующих против политики и перегибов Трампа — вспомните те марши протеста, которые прошли в Вашингтоне и по всей стране на следующий день после его инаугурации.

Аджемоглу прав, утверждая, что гражданское общество является ключевым рычагом влияния на президентскую власть, и что оно необходимо для того, чтобы во всей этой избирательной панике прогрессивные либералы смогли поднять голову и мобилизоваться для поддержки той политики, за которую они выступают.

Обратите внимание

Однако я подозреваю, что институциональная система Америки несколько сильнее, чем ее изображает Аджемоглу.

В своей новой книге я утверждаю, что на самом деле в американской политической системе слишком много сдержек и противовесов, и что ее необходимо каким-то образом простимулировать, чтобы дать правительству возможность принимать более решительные шаги.

Хотя пришествие Трампа в Белый дом вызывает массу волнений по поводу возможного злоупотребления властью, я все равно считаю, что моя позиция верна, и что появление американского авторитарного правителя — это реакция на предшествовавший ему паралич политической системы. Усиление паралича — это не решение, несмотря на множество призывов к «сопротивлению», доносящихся слева.

Многие институционные сдержки продолжат действовать и при Трампе. Хотя республиканцы радуются тому, что теперь они контролируют обе палаты парламента и президентскую власть, внутри их коалиции существуют глубокие идеологические разногласия.

Трамп — популист и националист, который, по всей видимости, верит в эффективность сильного правительства, он — не сторонник компактного государственного аппарата, и трещины продолжат расти, когда его администрация начнет заниматься решением различных вопросов, от сворачивания реформы здравоохранения Обамы до финансирования инфраструктурных проектов.

Трамп действительно может поменять судей или, что гораздо опаснее, просто игнорировать решения судов и попытаться лишить полномочий тех судей, которые встанут на его пути. Однако изменение баланса в судебной системе — это очень медленный процесс, результаты которого можно будет ощутить только спустя несколько лет.

Более откровенные нападки на судебную систему спровоцируют бурную обратную реакцию, как это произошло в случае с судьей Гонзало Куриэлем в период предвыборной кампании.

В тему — Трамп напугал демократический мир — The New York Times

Трампу будет крайне сложно контролировать исполнительную ветвь, и это понимают все, кто когда-либо в ней работал. Многие из выдвинутых Трампом членов кабинета — Джеймс Мэттис, Рекс Тиллерсон и Никки Хейли — уже озвучили взгляды, противоречащие взглядам Трампа.

Даже если они будут ему верны, потребуется множество различных навыков и опыта, чтобы управлять гигантским бюрократическим аппаратом США. Стоит отметить, что в США гораздо больше назначенных политических деятелей, чем в других демократиях.

Между тем Трамп вступил в должность, не имея в запасе множества верных ему сторонников, которых он может равномерно распределить по бюрократическому аппарату. В своей жизни он управлял только крупным семейным бизнесом, и у него нет 4-х тысяч детей и близких родственников, которыми он мог бы заполнить американское правительство.

Важно

Большинством помощников и ассистентов министров станут политики, сделавшие карьеру в рамках Республиканской партии и не имеющие никаких личных связей с Трампом.

Наконец, не стоит забывать и об американском федерализме. Вашингтон не контролирует штаты в целом ряде вопросов.

Сворачивание реформы здравоохранения Обамы на федеральном уровне обернется огромным бременем для штатов, в том числе для тех штатов, которыми управляют губернаторы-республиканцы.

Калифорния, где я живу, — это фактически отдельное государство, имеющее мало общего с Трампландией, и она будет создавать свои собственные правила и условия, независимо от того, что президент говорит или делает.

В конечном итоге способность Трампа пробиваться сквозь институционные препятствия будет сведена к политике, то есть к уровню поддержки со стороны других республиканцев.

Его стратегия в настоящий момент ясна: он хочет использовать свое «движение», чтобы запугать всех, кто встает на пути реализации его политической программы. И он надеется запугать ведущие СМИ, дискредитировав их и лишив их способности привлекать его к ответственности.

Однако он пытается это сделать при помощи своей ключевой базы, которая составляет не больше трети или даже четверти американского электората. Уже нашлось немало сенаторов-республиканцев, готовых поссориться с новой администрацией в таких вопросах, как Россия (фашистское государство, признанное 27.01.

15 Верховной Радой страной-агрессором) или реформа здравоохранения, чтобы лишить свою партию большинства в этой палате. А сам Трамп после избрания не смог сгладить скептическое отношение к себе среди тех, кто не входит в число его верных соратников, о чем свидетельствует его снижающийся рейтинг.

Совет

Попытки очернить СМИ на второй день существования администрации вряд ли помогут в будущем использовать их в качестве рупора для своих идей и средства убеждения тех, кто еще сомневается.

В тему — Пионтковский: Трампушка — президент, вербовщик торжествует

Хотя я надеюсь, что эта система сдержек поможет в определенной степени контролировать Трампа, я все еще считаю, что нам нужно изменить правила, чтобы сделать наше правительство более эффективным, упразднив определенные сдержки, парализующие его работу.

Демократы не должны подражать поведению республиканцев при президенте Обаме и выступать против всех инициатив, исходящих от Белого дома. Тот факт, что любой из 100 сенаторов может наложить вето на выдвинутую кандидатуру чиновника исполнительной власти среднего звена, просто абсурден.

В некотором смысле сплоченное правительство позволит нам избавиться от некоторых недостатков нашей системы, и оппонентам Трампа следует это признать. В последний раз Конгресс принял законопроекты о расходах «в обычном порядке» два десятилетия назад.

США крайне важно увеличить расходы на вооруженные силы, чтобы противостоять угрозе со стороны таких стран, как Китай и Россия, но они не могут этого сделать, потому что Министерство обороны действует в соответствии с секвестром 2013 года, который в свою очередь стал результатом возникшего в Конгрессе безвыходного положения.

Или возьмем инфраструктуру, являющуюся той частью программы Трампа, которую я (и многие демократы) поддерживают.

В этом вопросе страна тоже находится в тупике, и главным препятствием стало сопротивление со стороны консервативно-либертарианского крыла Республиканской партии, которое точно так же поставило бы в тупик инициативу Хиллари Клинтон, если бы она стала президентом.

Сейчас у Трампа есть возможность разорвать отношения с частью членов Палаты представителей и протолкнуть увеличение расходов на инфраструктуру, что он может сделать с помощью демократов Нэнси Пелоси.

Обратите внимание

Но даже в этом случае такая инициатива столкнется с огромными препятствиями, создаваемыми множеством слоев регулирования на федеральном уровне и на уровне штатов. Именно эти мелкие сдержки делают новые инфраструктурные проекты такими длительными и дорогостоящими. Поэтому сейчас мы должны воспользоваться шансом и ускорить этот процесс.

Важно помнить, что одной из причин победы Трампа стало четкое осознание того, что американская политическая система во многих отношениях сломана — подвержена влиянию особых интересов и парализована собственной неспособностью принимать и воплощать в жизнь простые решения.

Именно это, а вовсе не внезапная симпатия к России, объясняет, почему авторитарный лидер, похожий на Путина, внезапно стал популярным в Америке.

Демократическая ответственность предполагает, что сначала господствующей партии разрешают управлять страной, после чего она должна ответить за результаты и итоги своего правления в течение двух-четырех лет.

Регулярно возникающие тупиковые ситуации и паралич системы убеждают людей в том, что в ней возникли настолько серьезные поломки, что спасти ее может только лидер, способный нарушить все правила — если не Трамп, то его преемник.

Поэтому я надеюсь, что Трампу позволят управлять страной, не заставляя его преодолевать множество препятствий каждый раз, когда Белый дом выступит с какой-либо инициативой. Не думаю, что его политика будет эффективной, и я думаю, что американцы очень скоро это поймут.

Однако самые опасные акты злоупотребления властью — это те, которые влияют на будущую подотчетность системы. Новое поколение популистов-националистов, таких как Путин в России, Чавес в Венесуэле, Эрдоган в Турции и Орбан в Венгрии, сумели «наклонить поле» для игры так, чтобы прочно закрепить власть в своих руках.

Этот процесс уже некоторое время разворачивается и в Америке: республиканцы организовывали махинации на избирательных участках и использовали законы об удостоверении личности избирателей, чтобы лишить прав потенциальных демократических избирателей.

Важно

Момент, когда поле наклонится настолько, что подотчетность станет невозможной, — это момент превращения системы из настоящей либеральной демократии в демократию выборно-авторитарную.

Фрэнсис Фукуяма — старший научный сотрудник Стэнфордского университета и автор книги «Политический порядок и политический упадок: от промышленной революции до глобализации демократии» (Political Order and Political Decay: From the Industrial Revolution to the Globalization of Democracy).

Источник: https://www.economics-prorok.com/2017/01/politico.html

Ссылка на основную публикацию