Кто пишет об агрессивных планах ссср и обезглавливании армии накануне войны?

Кто предал Сталина накануне войны?

Концептуал СМИ Почему советские войска оказались не вполне готовы к нападению Германии.

Исследованию последних предвоенных дней в нашей историографии уделено куда меньше внимания, чем первым дням самой войны. Да и основную долю публикаций составляют фантазии Владимира Богдановича Резуна, всклепавшего на себя псевдоним Виктор Суворов, и его единоверцев.

Они поддерживают версию, впервые заявленную ещё в первый день Великой Отечественной войны Адольфом Алоизовичем Хитлером и подробно развитую Йозефом Паулем Фридриховичем Гёббельсом: мол, Союз Советских Социалистических Республик (СССР) сам готовил нападение на Третью Германскую Империю (ТГИ), а она всего лишь защищалась. Конечно, рассказки Резуна опровергнуты и в целом, и во всех подробностях (за что лично я особо благодарен Алексею Валерьевичу Исаеву, вскрывшему основной употребляемый Резуном приём лжи — применение закономерностей тактического уровня событий к стратегическому уровню и наоборот). Но сверх этого опровержения пока сделано немногое.

Обратите внимание

Вдобавок резунисты ищут всё новые лазейки. Например, Михаил Иванович Мельтюхов уверяет: СССР и ТГИ одновременно и независимо готовились к нападению друг на друга, и Хитлер всего лишь опередил Иосифа Виссарионовича Джугашвили.

Правда, по данным, приведённым в трудах самого же Мельтюхова, вполне очевидно: СССР не имел ни малейших шансов на успех наступления ранее середины 1942 года.

Но, по мнению резунистов (в том числе Мельтюхова), восходящему ещё к речи Никиты Сергеевича Хрущёва на первом пленуме Центрального комитета, избранного XX съездом партии, кррррровавый тиррррран™ Сталин считал себя всемогущим и не заморачивался такими мелочами, как соотношение сил и степень обученности войск.

Есть, правда, и противоположная крайность, также восходящая к сказкам дедушки Никиты: всё тот же кррррровавый тиррррран ™ искренне верил в невозможность немецкого нападения, отвергал все сведения разведки, запрещал принимать какие бы то ни было подготовительные меры.

Тут, правда, следует признать: наша разведка действительно сообщила о предстоящем 1941.06.22 германском нападении — как сообщила перед этим о нападениях, предстоящих 1941.06.15, 1941.06.01, 1941.05.15… Вины разведчиков в этом не было. Сами немцы несколько раз переносили намеченную дату первого удара.

Да вдобавок употребили новейшую по тем временам технологию дезинформации — белый шум: перед каждым значимым шагом распространялось столько противоречивых правдоподобных слухов, что в их изобилии практически невозможно было выявить единственный верный вариант. Руководители советской разведки даже не пытались решить эту непосильную задачу.

Они просто предоставляли весь обширный материал для изучения непосредственно главе (с 1941.05.06) правительства в надежде на то, что он сможет соединить его со сведениями, накопленными по иным каналам.

В какой-то мере это ему удалось: сохранилась ругательная резолюция Джугашвили на одном из разведывательных донесений, обычно провозглашаемая примером его веры в добросовестное исполнение Германией договора о ненападении от 1939.08.

23, но, по сути, совершенно точная — источник в германском министерстве авиации доносил всего о двух (а не о трёх, как к тому времени уже было ясно) группировках германского удара, да ещё и в совершенно неправдоподобных направлениях. Но в полной мере отделить истину от шума в данных обстоятельствах мог бы не Иосиф Виссарионович Джугашвили, а разве что Иешуа Иосифович Давидов.

Важно

Правда, в конце концов, советское руководство запустило пробный шар. Телеграфное агентство Советского Союза 1941.06.13 сообщило (в газеты это сообщение попало на следующий день, так что во многих мемуарах его датируют 1941.06.

14): СССР в полной мере соблюдает свои обязательства перед Германией, она же не предъявляет к СССР никаких претензий, а накопление германских вооружённых сил в непосредственной близости от советских границ вызвано, надо полагать (намёк на ожидание объяснения), обстоятельствами, не связанными с возможным конфликтом.

Когда с германской стороны не последовало никакой реакции, стало ясно: Германия уже не намерена вести дипломатическую игру, и нападение состоится в ближайшие дни.

За пределами хрущёвщины и резунистики подробно исследует предвоенный период, насколько я могу судить, разве что Олег Юрьевич Козинкин. Цикл его трудов «Кто проспал начало войны?», «Сталин. Кто предал вождя накануне войны?», «Мифы и откровенная ложь о русской истории, сфабрикованная нашими врагами», «Адвокаты Гитлера.

Правда о войне, или Почему врут историки» уже доказал «за пределами всякого разумного сомнения»: 1941.06.12 и 1941.06.18 Народный комиссариат обороны и Генеральный штаб СССР отправили в пять приграничных военных округов директивы о повышении боевой готовности.

Содержание этих директив реконструировано усилиями многих энтузиастов, но их тексты по сей день не обнародованы.

Более того, официальные военные историки долгое время вовсе отрицали само их существование.

Правда, вскоре после войны один из сотрудников Генерального штаба разослал многим десяткам высших советских военачальников список из пяти вопросов, по сути, нацеленных на выяснение порядка прохождения этих директив по ступеням воинской служебной лестницы и формата их исполнения в разных местах.

Совет

Увы, публикация ответов начата только в 1990-м — и опубликованы только ответы на первые два вопроса: следующие ответы, по сей день засекреченные, могли довольно точно указать на виновных в неисполнении предписаний центра. Впрочем, даже в этих вопросах директивы не упомянуты открыто. Но сомнений в самом их наличии уже не остаётся.

Почему существование директив отрицается — понятно. Картина, известная по многим источникам и сведённая Козинкиным в одно панорамное полотно, весьма выразительна.

Во фланговых округах — Ленинградском (им командовал Маркиан Михайлович Попов) и Одесском (Никандр Евлампиевич Чибисов) — указания исполнены практически в полном объёме.

В промежуточных — Киевском Особом (Михаил Петрович Кирпонос) и Прибалтийском Особом (Фёдор Исидорович Кузнецов) — сделаны далеко не все пункты, да и то, за что всё же взялись, сделано не вполне.

В центральном же — Белорусском, или Западном Особом (Дмитрий Григорьевич Павлов) — округе не только не брались за предписанные меры, но зачастую делали прямо противоположное: от снятия прицельных приборов с орудий (под предлогом поверки в лабораториях, хотя обычно её делают совершенно иначе и прямо на стрельбищах) до вывода войск на учения без штатного снаряжения и даже демонтажа оружия с истребителей 1941.06.21 — прямо перед немецким ударом.

Козинкин делает из этой картины логичный вывод. Командующие ключевыми — Особыми! — округами в разной мере изменили присяге и воинскому долгу, приготовили пути для перехода на сторону противника и воспрепятствовали подготовке отражения вражеского удара.

Более того, высшие советские военачальники — народный комиссар обороны Семён Константинович Тимошенко и начальник Генерального штаба Георгий Константинович Жуков — также повели себя перед самой войной довольно странно: непомерно затянули передачу в войска последней — подготовленной вечером 1941.06.

21 — предвоенной директивы (с подачи Жукова её в отечественной историографии обычно именуют директивой №1, хотя, скорее всего, она изначально входила в довоенную нумерацию), да ещё и сформулировали её столь двусмысленно, что как за её исполнение, так и за неисполнение можно было с равной лёгкостью попасть под военный трибунал.

Очевидно, их тоже можно заподозрить в заговоре или по меньшей мере неисполнении служебных обязанностей.

Обратите внимание

Правда, последующая судьба всех упомянутых не даёт дополнительных оснований для обвинений.

Разве что Кузнецов в октябре 1941-го, командуя 51-й Отдельной армией, провалил оборону перешейка, соединяющего Крым с материком, и немцы ворвались на полуостров почти беспрепятственно (что вынудило эвакуировать войска из Одессы для обороны Крыма: в случае падения Севастополя мой родной город оказывался отрезан от снабжения и обречён на скорый захват противником).

Но Кирпонос действовал довольно грамотно, оборонял Украину достаточно упорно, чтобы основную часть промышленности успели эвакуировать, и погиб 1941.09.20 при попытке вывода нескольких армий из окружения. Павлов же хотя и казнён через месяц после начала войны, но не за измену, а за утрату управления вверенными ему войсками.

Формулировку приговора зачастую объясняют нежеланием порождать подозрения в массовом предательстве генералов.

Но после 1937 года вряд ли можно было удивить советских граждан тем, что ещё один соучастник военного заговора временно ускользнул от правосудия и наконец схвачен (был ли сам заговор — отдельная тема; судя по всему массиву доступных сегодня сведений, скорее всего, было даже несколько заговоров разного размаха — от желания заменить политика Климента Ефремовича Ворошилова на посту народного комиссара обороны кем-то более лояльным к генералам до намерения совместно с немцами свергнуть политиков в обеих странах и создать союз против Антанты). Утрата же управления несомненна: с первых же дней войны Павлов носился по всему округу, пытаясь лично командовать каждой дивизией и почти не отдавая распоряжений, охватывающих сразу заметную долю подчинённых ему войск. На мой взгляд, это, увы, естественно: Павлов не командовал соединениями более бригады, а до звания генерала армии добрался через руководство Главным бронетанковым управлением РККА (где на основе опыта, накопленного по ходу гражданской войны в Испании, поддержал противоснарядное бронирование танков — ценой отказа от колёсного хода, ибо уже появились износостойкие гусеницы из марганцевой стали, а по анализу опыта боёв с японцами в августе 1939-го на реке Халхин предложил эффективную структуру организации бронетанковых войск, близкую к той, что сложилась уже в ходе Великой Отечественной), так что просто не знал, каковы реальные возможности общевойсковых армий (не говоря уж о фронте в целом) и как их использовать.

Подозревать же Тимошенко с Жуковым и вовсе незачем: после начала войны они вели себя именно так, как следовало людям с их боевым и политическим опытом, и давали не больше поводов к нареканиям, чем любой другой советский военачальник того же уровня.

Читайте также:  Ирена сендлер. кто этот старенький ангел на фотографии?

Впрочем, главная причина к сомнениям в существовании заговора, вычисленного Козинкиным, даже не в последующих боевых доблестях знаменитых командиров, а в отсутствии каких бы то ни было возможных выгод для них в случае военного поражения СССР.

Вряд ли хоть один из советских генералов мог надеяться на включение в замкнутую и общеизвестно высокомерную касту германских военачальников.

Важно

Не от кого было ждать и денег, способных возместить обширные материальные льготы (от служебных автомобилей и обширной прислуги до загородных дач, иной раз более напоминающих поместья средней руки: фильм Никиты Сергеевича Михалкова «Утомлённые солнцем», живописующий превращение заслуженного командира Гражданской войны в нового боярина, в этой части сюжета не слишком далёк от истины). Предыдущих политических перекосов, грозящих суровыми карами, за этими военачальниками тоже не наблюдалось: все контакты с казнёнными Михаилом Николаевичем Тухачевским и Ионой Эммануиловичем Якиром — альтернативными потенциальными руководителями любых возможных в тогдашнем СССР военных заговоров — уже давно изучили специалисты соответствующего профиля и признали безобидными, так что незачем было Павлову и Кирпоносу прятаться от грозного правосудия (к 1941-му оно уже не раз доказало стране и миру, что покончило с беспределом 1937–1938-го). По крайней мере, моей фантазии так и не хватило, чтобы придумать хоть один способ получения столь высокопоставленными деятелями пользы от измены.

а возможные (и в значительной мере осуществившиеся) последствия такого поведения грозят всей стране, обеспечивающей — помимо прочего — их личное благополучие и процветание, причём альтернативных источников благополучия и процветания у них не предвидится. Это уже трудно квалифицировать даже как измену. Это скорее безумие.

Но, как заметил Полоний о принце Хамлете, «если это безумие, то в нём всё же есть система». Вряд ли Кирпонос, Кузнецов и Павлов могли сойти с ума не просто одновременно, но ещё и единообразно — вплоть до того, что Козинкин находит в действиях Кирпоноса и Кузнецова очевидные повторы и параллели.

Более того, в советских вооружённых силах действовала довольно плотная система взаимоконтроля.

Правда, как раз в начале 1941-го одно из ключевых её звеньев — особые отделы — перешло из ведения Народного комиссариата внутренних дел в ведение самого Наркомата обороны, то есть все рапорты на подозрительную деятельность подлежали рассмотрению внутри самого же НКО.

Но сохранялась возможность рапорта по партийной линии, да и простые сообщения в НКВД о подозрениях невозможно было перехватить. В таких условиях ещё можно плести заговор среди нескольких давно и хорошо знакомых генералов.

Но открытые действия, в лучшем случае непонятные окружающим, неизбежно влекли расследование. И вряд ли можно было надеяться на медлительность НКВДистов: снятие вооружения с истребителей утром 21 июня должно было уже к вечеру того же дня стать предметом уголовного дела.

Всё вышеизложенное приводит к выводу: непонятные нам события в приграничных округах должны быть частью замысла, санкционированного на самом верху — не только в НКО, но и в политбюро ЦК ВКП(б), и в Совете народных комиссаров. Остаётся лишь понять, в чём состоял этот замысел.

Сам по себе этот вывод довольно очевиден. Например, новейшая (2013) книга Бориса Николаевича Шапталова озаглавлена «Военный заговор Сталина. Зачем Вождь спланировал катастрофу 1941 года». Я эту книгу пока не читал.

Совет

Но, полагаю, некоторое представление о ней может дать предыдущая книга того же автора «Испытание войной — выдержал ли его Сталин?» (М., «Яуза», «ЭКСМО», 2012), где выдвинуты сразу две гипотезы странного поведения Джугашвили. На стр.

279–285 размещён параграф «Теория искусственных трудностей», где сама теория состоит из трёх пунктов:

«1. Создаваемые правителями искусственные трудности призваны повышать тонус народа и расцвечивать отечественную историю яркими красками.

2. В силу первого постулата правитель вынужден в начале своего правления разбираться с трудностями предыдущего, после чего городить сложности для преемника.

3. Величие правителя прямо пропорционально созданным трудностям и спорам историков о смысле содеянного».

А на стр. 285–300 — «Заявка на очередную историческую сенсацию», где на стр. 289 Джугашвили объявлен бывшим тайным агентом охранного отделения, мечтающим о реставрации капитализма. Понятно, обе гипотезы не выдерживают даже самой снисходительной критики.

Всерьёз говорить об искусственных трудностях может разве что тот, кто отродясь не имел ни малейшего представления о бесчисленных естественных трудностях отечественной истории, а все обвинения Джугашвили в сотрудничестве со службами внутренней безопасности Российской империи (их не раз выдвигали и в имперское, и в советское время) давно, подробно и доказательно опровергнуты.

Источник: http://xn--80ajoghfjyj0a.xn--p1ai/kto-predal-stalina-nakanune-voyny

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Отношение к репрессиям в рядах РККА, проведенных Иосифом Сталиным до сих пор неоднозначно. Одна сторона утверждает, что Сталин «обезглавил» армию, другая — что «чистка армии» принесла пользу.

«Обезглавливание» армии Один из тезисов, часто используемых сегодня в политологической риторике, звучит так: «Сталин перед самой войной «обезглавил» армию, поэтому такие были большие потери в первые месяцы боевых действий. Тезис убедителен тем, что в числе репрессированных оказались командиры весьма известные, стяжавшие себе славу ещё в Гражданскую. Этот тезис убедителен также и потому, что он по определению неопровержим.

История не знает сослагательного наклонения, поэтому как доказать, так и опровергнуть его не представляется возможным. Цифры Историк Герасимов в своей работе «Действительное влияние репрессий 1937-1938 гг.

на офицерский корпус РККА», опубликованной в «Российском историческом журнале» в 1999 году, пишет о том, что анализ влияния репрессий на основные показатели состояния командно-начальствующего состава может опровергнуть тезис об «обезглавливании».

В 1937 году было репрессировано 11034 человек, или 8% списочной численности начальствующего состава, в 1938 году — 4523 человек или 2,5%. В то же время некомплект начсостава в эти годы достигал 34 тыс. и 39 тыс. соответственно, т.е. доля репрессированных в некомплекте начсостава составляла 32% и 11%.

В последующие годы некомплект вырос и составил в 1940 и 1941 годах — 60 и 66 тыс. соответственно, но никаких репрессий в эти годы, как известно, не было, зато было развертывание армии, создание новых формирований, требовавших все больше кадров командиров и начальников. «Демон революции»

Одним из «участников заговора» был Михаил Тухачевский. Лев Троцкий называл Тухачевского «демоном революции». Чтобы заслужить такое «почетное» звание от самого Льва Давидовича, надо было постараться. Сталин же называл Тухачевского «красным милитаристом».

Глобальные планы Михаила Николаевича в 1927 году о выпуске 50-100 тысяч танков в год были не просто нереальными, но и губительными для промышленности, обороноспособности и экономики СССР. До 100 тыс. в год за все время войны не смогли дотянуть все страны вместе взятые. Советскому Союзу не удалось построить за год даже 30 тыс.

танков – для этого все заводы (в том числе сугубо мирные) нужно было бы перестроить на выпуск бронетехники.

Индустриализация в 1927 году была ещё впереди, промышленность была полукустарной, стали выплавлялось примерно 5 млн. тонн. Если считать, что вес одного танка того времени был 30 тонн, то Тухачевский предлагал половину стали отдать на танки. Также «красный милитарист» предлагал выпускать 40000 самолетов в год, что было чревато не менее большими проблемами для страны.

Вернемся к танкам.

Тухачевский предлагал выпускать танки Т-35 и Т-28, которые к началу войны с Германией морально устарели. Брось СССР все силы на производство этих машин, поражение в войне было бы неминуемым.

Обратите внимание

Тухачевский планировал государственный переворот в 1937 году. Вопреки хрущевской риторике, обеляющей Тухачевского, современные историки единодушны в своем вердикте: заговор действительно имел место быть.

Надо отдать должное Тухачевскому: он не стал отрицать обвинений.

Интересно, что версия с подлогом так называемой «папки Бенеша», которая, якобы, ввела Сталина в заблуждение, подтверждалась мемуарами бригадефюрера СС Шелленберга. Честь мундира Когда говорят о проблемах армии в первый год войны, то неизменно говорят о недостатке квалифицированных офицеров.

Однако если мы проверим цифры, то увидим, что недостатка не было. В 1941 году процент числа офицеров, имевших академическое образование, был наивысшим за весь межвоенный период и равнялся 7,1 %. В 1936 году эта цифра составляла 6,6%. Большое число офицеров без высшего образования объясняется тем, что в офицерский корпус пришли офицеры запаса.

Интересна и другая цифра.

Если сравнивать состав Красной армии с другими армиями, то окажется, что наша армия была самой насыщенной начсоставом. В 1939 году на 1-го офицера РККА приходилось 6 рядовых, в вермахте — 29, в английской армии -15, во французской — 22, японской — 19.

Также нужно сказать, что репрессии дали молодым офицерам хороший «карьерный лифт».

30-летний военный лётчик старший лейтенант Иван Проскуров меньше чем за год стал комбригом, ещё через год возглавил ГРУ в звании генерал-лейтенанта.

Генерал Немо В отличии от Тухачевского, который был известен своими боевыми «подвигами» с применением газа, о том, как «поднялся» Блюхер известно очень мало. Его называли «генералом Немо».

По одной версии, прадеда Василия Блюхера – крепостного крестьянина, вернувшегося с Крымской войны с наградами, помещик окрестил Блюхером в честь Герхарда Либерехта фон Блюхера. Прозвище впоследствии превратилось в фамилию. Немцы и вовсе узнали в первом маршале СССР ротмистра австро-венгерской армии, графа Фердинанда фон Галена, который официально погиб на Русском фронте в 1915 году.

То есть непонятно даже, кто перед нами, перебежчик или правнук героического дедушки-крестьянина. Генерал Блюхер попал в немилость к Сталину после проведения не самой удачной боевой операции на границе с Японией. Его стали обвинять в пораженческой позиции и саботаже.

31 июля 1938 года японцы вытеснили русские войска с захваченных территорий. Лишь сконцентрировав на границе колоссальные силы, РККА удалось выйти на нужный Сталину рубеж лишь к 11 августа. Операцией руководил лично Блюхер, пресекая непрофессиональные попытки Мехлиса, командовать войсками.

Важно

Однако все равно потери РККА составили 950 человек – немалое число для такой операции. Для сравнения, японская армия потеряла в три раза меньше солдат.

Блюхера арестовали и также предъявили обвинение в участии в антиправительственном заговоре, а также в попытке сепаратизма — отделении Дальнего Востока от СССР.

Его арестовали и подвергли пыткам. Блюхер обвинения признал, но в 1956 году был реабилитирован. Во время XX съезда Хрущев рассказал про то, как лично Берия избивал его, крича: «Говори, как продал Восток».

Атмосфера страха Конечно, мы не станем утверждать, что от сталинской «чистки армии» были одни плюсы. Ими был нанесен моральный урон престижу армии. Внутри командного состава прошел раскол, который подогревался общей атмосферой страха и недоверия.

Однако этот фактор не может быть оценен объективно, поскольку в цифрах нельзя показать, какой была эта атмосфера страха.

Также нужно сказать и о том, что эта самая атмосфера сковывала в 1930-е годы не только командный состав Красной армии, но и простых советских граждан. В целом оценить принесенный вред и пользу сталинской «чистки» можно только со временем. Разбор этой темы требует самой объективной оценки.

Источник: https://newsland.com/community/politic/content/zachem-stalin-chistil-krasnuiu-armiiu-nakanune-voiny/5826433

Миф о «обезглавливании армии» Сталиным

Распространено мнение, что одной из причин поражения СССР на начальном этапе войны стали репрессии Сталина в отношении офицерского корпуса государства в 1937-1938 годы.Это обвинение использовал ещё Хрущёв в знаменитом докладе «О культе личности».

В нём он обвинил лично Сталина в «подозрительности», его вере «клевете», из-за чего были уничтожены многочисленные кадры командиров и политработников, вплоть до уровня рот и батальонов. По его же утверждению Сталин уничтожил практически все кадры, которые получили опыт ведения войны в Испании и на Дальнем Востоке.

Касаться темы обоснованности репрессий не будем, изучим только два основных утверждения, на которых основывается весь «черный миф»:- Первый: Сталин уничтожил практически весь командный корпус Красной Армии, в итоге к 1941 году у СССР не осталось опытных командиров.

— Второй: Многие из репрессированных были «гениальными полководцами» (например ,Тухачевский), и их ликвидация нанесла огромный урон армии и стране, они бы пригодились в Великой Отечественной войне и, возможно, катастрофы начального периода не произошло бы.

Вопрос о числе репрессированных офицеров

Чаще всего упоминается цифра в 40 тысяч человек, её запустил в оборот Д. А. Волкогонов, причем Волкогонов уточнил, что в число репрессированных входят не только расстрелянные и посаженные, но и просто уволенные без последствий.После него пошел уже «полёт фантазии» — число репрессированных у Л. А.

Совет

Киршнера увеличивается до 44 тысяч, и он говорит, что это была половина офицерского корпуса. Идеолог ЦК КПСС, «прораб перестройки» А. Н. Яковлев говорит о 70 тысячах, причём утверждает, что всех убили. Рапопорт и Геллер увеличивают цифру до 100 тысяч, В. Коваль утверждает, что Сталин уничтожил почти весь офицерский корпус СССР.

Что же было на самом деле? Согласно архивным документам, с 1934 по 1939 год из рядов РККА было уволено 56785 человек. За 1937-1938 годы уволены 35020 человек, из них 19,1% (6692 человека) — естественная убыль (умершие, уволенные по болезни, инвалидности, пьянству и т. п.

), 27,2 % (9506) арестованных, 41,9% (14684) уволены по политическим мотивам, 11,8% (4138) — иностранцы (немцы, финны, эстонцы, поляки, литовцы и др.), уволенные по директиве 1938 года. Были позднее восстановлены, смогли доказать, что уволены необоснованно, 6650 человек.

Довольно много было уволено за пьянство, таких по приказу комиссара обороны от 28 декабря 1938 годы требовали изгонять беспощадно. В итоге цифра около 40 тыс. оказывается верной, но только не всех можно считать «жертвами». Если исключить из списков репрессированных пьяниц, умерших, уволенных по болезни, иностранцев, то масштабы репрессий становятся значительно меньшими.

В 1937-1938 гг. было арестовано 9579 человек командиров, из них в 1938-1939 годы были восстановлены в звании 1457 человек; уволены по политическим мотивам 19106 человек, восстановлены 9247 человек.Точная цифра репрессированных (причем не все были расстреляны) в 1937-1939 годы – 8122 человека и 9859 человек уволенных из рядов армии.

Численность офицерского корпуса

Некоторые болтуны любят утверждать, что был репрессирован весь, или почти весь, офицерский корпус СССР. Это наглая ложь. Приводят даже цифры нехватки командных кадров.

Но «забывают» упоминать, что в конце 30-х годов произошёл резкий рост численности РККА, создавались десятки тысяч офицерских новых командных должностей. В 1937 году, по словам Ворошилова, в рядах армии было 206 тысяч командного состава.

К 15 июня 1941 года численность командного, начальствующего состава армии (без политсостава, ВВС, ВМФ, НКВД), составляла 439143 человека, или к штату 85,2%.

Миф о «гениальных полководцах»

Понятно, что некомплект офицерского состава был вызван резким ростом численности армии, репрессии оказали на него незначительное влияние.По утверждению того же Волкогонова, из-за репрессий произошло резкое понижение интеллектуального потенциала армии.

Обратите внимание

Он утверждает, что к началу 1941 года лишь 7,1 % командиров имели высшее образование, 55,9 % – среднее, 24,6% прошли командные курсы, 12,4% вообще не имели военного образования.Но эти утверждения имеют мало общего с действительностью.

Согласно архивным документам, падение доли офицеров, имеющих среднее военное образование, объясняется значительным притоком в армию офицеров запаса, из сверхсрочников, прошедших курсы младших лейтенантов, а не репрессиями. В предвоенные годы происходит увеличение доли офицеров, получивших академическое образование.

В 1941 году их процент был высшим за весь предвоенный период – 7,1%, до массовых репрессий в 1936 году он составлял 6,6%. В период репрессий наблюдался устойчивый рост численности командиров, получивших среднее и высшее военное образование.

Как отразились репрессии на генералитете?

Перед началом репрессий 29% высшего командного состава имели академическое образование, в 1938 году – 38%, в 1941 году – 52%. Если посмотреть цифры по арестованным и назначенным на их место военачальникам, то они свидетельствуют о росте людей с академическим образованием.

В целом по «генералитету» количество назначенных с высшим образованием превышает число арестованных на 45%. Например: было арестовано три заместителя наркома, ни один не имел высшего военного образования, а двое из назначенных на их место имели; из арестованных начальников военных округов трое имели «академию», из вновь назначенных – 8.

То есть, уровень образованности высшего командования после репрессий только повысился.Есть и ещё один интересный аспект репрессий «генералитета»: арестованные Гамарник, Примаков, Тухачевский, Федько, Якир, все, кроме Тухачевского, который провоевал несколько месяцев до плена, не участвовали в Первой мировой войне.

А Жуков, Конев, Малиновский, Буденный, Малиновский, Рокоссовский, Толбухин начали её простыми солдатами. Первая группа заняла высокие посты, скорее, по идеологическим причинам, а не военным, а во второй медленно (вспоминаем Суворова и Кутузова) поднимались, благодаря своим талантам и умению.

Они получали реальный опыт управления армией, пройдя с низов до вершин военной карьеры.В итоге, «гениальные военачальники» стали таковыми, потому что вовремя примкнули к большевикам: Примаков в 1914 году, Гамарник в 1916 году, Уборевич, Якир, Федько в 1917 году, Тухачевский в 1918 году.

Важно

Другая группа вступила в партию, уже став военачальниками: Конев в 1918 году, Жуков, Рокоссовский в 1919 году, Малиновский в 1926 году, Василевский, Толбухин в 1938 году.

Источники:Волкогонов Д. А. Триумф и трагедия/ Политический портрет И. В. Сталина. В 2-х книгах. М., 1989.Канун и начало войны: Документы и материалы. Сост.

Л. А. Киршнер. Л., 1991.Пыхалов И. Великая оболганная война. М., 2006.Рапопорт В. Н., Геллер Ю. А. Измена Родине. М., 1995.

Черушев Н. С. 1937 год: Элита Красной армии на голгофе. М., 2003.

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://topwar.ru/4026-mif-o-obezglavlivanii-armii-stalinym.html

В конце 40-х — первой половине 50-х годов Военно-научное управление Генерального Штаба Вооруженных Сил СССР (начальник генерал-полковник А.П. Покровский) обобщало опыт сосредоточений и развертывания войск западных приграничных военных округов военных округов по плану прикрытия государственной границы 1941 года накануне Великой Отечественной войны.

С этой целью были заданы вопросы участникам указанных событий, занимавшим в начальный период войны различные должности в войсках военных округов.

Анализ воспоминаний ветеранов показывает, что основной чертой планов прикрытия было то, что они исходили из варианта войны, при котором удастся без помех со стороны вероятного противника выдвинуться к границе, занять назначенные полосы прикрытия, подготовиться к отражению нападения, провести отмобилизование. Поэтому объединения и соединения округов делились на два эшелона: в первый входили войска, расположенные вблизи границы и составлявшие эшелоны прикрытия, во второй — сосредоточенные в глубине.

Позиции армий прикрытия располагались вдоль границы, что увеличивало их протяженность. При этом силы Западного особого округа находились на белостокском выступе, а Киевского — на львовском выступе, что создавало угрозу их охвата противником.

Особенностью всех армейских планов прикрытия было отсутствие в них оценки возможных действий противника, в первую очередь варианта внезапного перехода в наступление превосходящих вражеских сил.

Ветераны вспоминают, что общаясь с представителями штабов погранотрядов, они знали за несколько дней до начала войны об угрожающем положении на границе.

В ряде случаев агентурная разведка прямо указывала не только на прибытие и развертывание вблизи границы массы вражеских войск, но и на подготовку территории к началу боевых действий (занятие огневых позиций артиллерией, выселение из приграничной зоны жителей, выкладка снарядов на грунт и т.д.).

Совет

О взаимодействии же с пограничниками и войсками укрепрайонов в планах прикрытия сказано лишь то, что с началом мобилизации они входят в подчинение соответствующих соединений. Такие важные вопросы взаимодействия, как разрушение мостов на реках вблизи границы, были забыты. Во многих случаях вражеским войскам удалось захватить их целыми.

Следовательно, план прикрытия являлся в сущности планом обороны, при котором все было подчинено идее построения боевого порядка, что давало возможность быстро и удобно развернуться на заранее подготовленных позициях, использовать прежде всего мощь своего огня и выгодные условия местности.

Вопросы Военно-научного управления Генерального Штаба
Вооруженных Сил СССР:

1. Был ли доведен до войск в части их касающейся план обороны государственной границы. Если этот план был доведен до войск, то когда и что было сделано командованием армии и войсками по обеспечению выполнения этого плана.

2. С какого времени и на основании какого распоряжения войска прикрытия начали выход на государственную границу и какое количество из них было развернуто для обороны границы до начала военных действий.

3. Когда было получено в штабе армии распоряжение штаба округа о приведении войск армии в боевую готовность в связи с ожидающимся нападением фашистской Германии с утра 22.6. Какие и когда были отданы войскам указания во исполнение этого распоряжения и что было сделано войсками.

4. Почему большая часть артиллерии корпусов и дивизий находилась в учебных лагерях.

5. Насколько был штаб армии подготовлен к управлению войсками и в какой степени это отразилось на ход ведения операций первых дней войны.

Ответы на поставленные вопросы бывшего командующего 11 армией Прибалтийского Особого военного округа генерал-лейтенанта В.И. Морозова. Подлинник. Машинописный текст.

Ответы на поставленные вопросы бывшего начальника штаба Киевского особого военного округа генерала армии М.А. Пуркаева. Подлинник. Машинописный текст.

Обратите внимание

Ответы на поставленные вопросы генерал-майора Н.С. Фомина. Подлинник. Машинописный текст.

Ответы на поставленные вопросы бывшего начальника оперативного отдела штаба Киевского особого военного округа генерала армии И.Х. Баграмяна. Подлинник. Машинописный текст.

Ответы на поставленные вопросы бывшего командующего 8-й армией Прибалтийского Особого военного округа генерал-лейтенанта П.П. Собенникова. Подлинник. Машинописный текст.

Ответы на поставленные вопросы бывшего корпусной инженер 34 стрелкового корпуса 19 армии генерал-майора Ю.М. Милова. Подлинник. Машинописный текст.

Ответы на поставленные вопросы бывшего начальника штаба 28 стрелкового корпуса 4 армии Западного особого военного округа генерал-лейтенанта М.Ф. Лукина. Подлинник. Машинописный текст.

1. Был ли доведен до Вас и частей Вашего Соединения в части их касающейся план обороны государственной границы. Если этот план был известен Вам как командиру соединения, то когда и что было сделано Вами по обеспечению выполнения этого плана.

2. В какой мере был подготовлен оборонительный рубеж по линии государственной границы и в какой степени он обеспечивал развертывание и ведение боевых действий частями вверенного Вами соединения.

3. С какого времени и на основании какого распоряжения части вверенного Вам соединения начали выход на государственную границу и какое количество из них было развернуто для обороны границы до начала военных действий и какую задачу они получили.

Важно

4. Когда было получено Вами распоряжение о приведении частей вверенного Вам соединения в боевую готовность. Какие и когда были отданы частям соединения указания во исполнение этого распоряжения и что было ими сделано.

5. В каких условиях обстановки части вверенного Вам соединения вступили в бой с немецко-фашистскими войсками.

6. Где находилась артиллерия вверенных Вам частей и соединения к моменту начала боевых действий. Если она находилась в учебных артиллерийских лагерях, то когда она присоединилась к своим частям и соединению. Какова была обеспеченность боеприпасами частей и в целом соединения к началу боевых действий.

Ответы на поставленные вопросы бывшего командующего 11 стрелкового корпуса 8 армии Прибалтийского Особого военного округа генерал-полковника М.С. Шумилова. Подлинник. Машинописный текст.

Ответы на поставленные вопросы бывшего командира 45 стрелковой дивизии 15 стрелкового корпуса 5 армии Киевского Особого военного округа генерал-майора Шерстюка. Подлинник. Машинописный текст.

Ответы на поставленные вопросы бывшего командира 72 горно-стрелковой дивизии 8-го стрелкового корпуса 26 армии Киевского Особого военного округа генерал-майора П.И. Абрамидзе. Подлинник. Машинописный текст.

Ответы на поставленные вопросы бывшего начальника штаба 15 стрелкового корпуса 5 армии Киевского Особого военного округа генерал-майора З.З.Рогозного. Подлинник. Машинописный текст.

Источник: http://mil.ru/files/files/camo/gallery_1.html

Ссылка на основную публикацию