Чем вдохновился алексей толстой? гиперболоиды жизни русского инженера

«Гиперболоид инженера Гарина» и современные инновации

Сегодня буквально все страны стремятся к развитию инновационной экономики, ведь напрямую от этого зависят перспективы их дальнейшего развития. Такую инновационную модель успешно внедряют на протяжении ряда последних лет в стремительно растущем Китае, ставшим за это время новым глобальным игроком планеты.

С научной точки зрения инновацией считается внедрённое новшество, обеспечивающее качественный рост эффективности процессов или продукции, востребованное рынком. Это результат интеллектуальной деятельности человека, его фантазии, творческих возможностей, открытий, изобретений и рационализации.

О том, как используются инновационные разработки в отечественной промышлености, редакция газеты Приморского регионального отделения СМР «ПП» рассказывала не однажды.

Есть много примеров, когда прообразом инновационного прорыва или изобретения служит фантазия авторов художественных произведений. Такие фантасты не только обладают даром провидения, но и в курсе последних достижений исследовательской мысли, хорошо знакомы с необычными по гениальности гипотезами своих современников.

Обратите внимание

Речь идёт об учёных, по смелости идей далеко опережающих собственное время. Один из таких достойных писателей-фантастов в нашей стране — Алексей Николаевич Толстой. Его знаменитый роман «Гиперболоид инженера Гарина» содержал ту самую инновационную направленность инженерной мысли, которая задала вектор развития очень важным для всего человечества изобретениям на целое столетие.

Рядовому читателю романа они казались просто немыслимыми.

В Советской России в 1925 году «Госкино» выпустило фантастический фильм «Луч смерти».

Строго говоря, показанный в фильме прибор в точном смысле не является «лучом смерти», поскольку он не убивает человека непосредственно, а взрывает на большом расстоянии бензин в баках самолетов.

Оружие, основанное на подобных принципах, описал Алексей Толстой в романе «Гиперболоид инженера Гарина». Этот фантастический роман писатель завершил в 1927 году.

Алексей Толстой вспоминал: «Когда писал «Гиперболоид инженера Гарина», старый знакомый Оленин рассказал мне действительную историю постройки такого двойного гиперболоида. Инженер, сделавший это открытие, погиб в Сибири. Пришлось ознакомиться с новейшими теориями молекулярной физики. Много помог мне академик П.П. Лазарев».

Роман повествует о том, как русский инженер Пётр Гарин, воспользовавшись разработками своего учителя Манцева, пропавшего впоследствии с экспедицией в сибирской тайге, создаёт «гиперболоид» — аппарат, испускающий тепловой луч огромной мощности, способный разрушить любые преграды.

Гарин привлекает на свою сторону американского промышленника и финансиста, миллионера Роллинга, уничтожив с помощью своего аппарата заводы его немецких конкурентов. На средства Роллинга Гарин захватывает необитаемый остров в Тихом океане, где с помощью гиперболоида начинает добычу золота из ранее недосягаемых недр Земли.

Важно

Получив доступ к неограниченным запасам золота, Гарин подрывает мировой золотой паритет, чем вызывает в капиталистических странах тяжелейший финансовый кризис. Он скупает промышленность США и становится диктатором под именем Пьер Гарри.

Но вскоре его диктатура рушится в результате захвата гиперболоида группой революционеров, возглавляемых советским агентом, сотрудником уголовного розыска Шельгой, а затем и всеобщего восстания рабочих.

«Лучи Филиппова»

Прообразом же описанного А. Толстым луча послужили так называемые «лучи Филиппова». История этого известного петербургского учёного довольно загадочна. Михаил Филиппов был найден 25 июня 1903 года мёртвым в своей лаборатории.

Из письма, посланного им ранее в редакцию газеты «Санкт-Петербургские ведомости», стало известно, что он работал над способом «электрической передачи на расстояние волны взрыва». Взрывная волна полностью передается вдоль несущей электромагнитной волны.

И, таким образом, заряд динамита, взорванный в Москве, может передать своё воздействие в Константинополь.

В начале ХХ века идея создания таких лучей была весьма популярной. В России подобными исследованиями занимался уже названный петербургский профессор Михаил Филиппов.

В 1913 году итальянский химик Джулио Уливи тоже предложил британскому адмиралтейству способ подрыва мин с помощью невидимых лучей. История с лучами продолжилась после окончания Первой мировой войны.

Англичанин Гарри Гринделл Мэтьюс демонстрировал свои «дьявольские лучи», а европейская пресса заявляла, что немцы вступили в сговор с большевиками и работают над созданием «смертельных лучей» в России.

В 1925 году некий англичанин Грилович предложил Красной Армии свои услуги по разработке отечественных лучей. Однако вскоре он куда-то исчез. В 1930-х годах повальное увлечение лучами пошло на спад.

Совет

Но тут учёный с мировым именем Никола Тесла утверждает, что он тоже создал «лучи смерти», которые назвал «Teleforce».

Американское агентство DARPA в 1958 году якобы попыталось создать легендарные лучи Теслы в ходе проекта Seesaw («Качели»), который проводился в Ливерморской национальной лаборатории. Как сообщается, в 1982 году проект был прерван в связи с рядом неудач и превышением бюджета.

О реальности схемы гиперболоида

Гиперболоид инженера Гарина иногда называют предвестником идеи созданного в 1960 году лазера — квантового генератора оптического диапазона, луч которого, на первый взгляд, похож на «лучевой шнур» гиперболоида. Но многие учёные уверены, что в действительности здесь имеет место лишь чисто внешнее сходство.

Физические принципы работы лазера совершенно иные.

В частности, при некоторых условиях (высокая интенсивность, гауссовый профиль луча) лазер обладает способностью к самофокусировке в воздухе за счет эффектов нелинейной оптики; гиперболоид же является классическим оптическим устройством, луч которого, как говорилось выше, неизбежно должен рассеиваться.

Схема гиперболоида, несмотря на внешнюю логичность и исполнимость, в действительности, как считают эксперты, пример теоретически необоснованной фантазии. Это показал в 1944 году профессор Г. Слюсарев в книге «О возможном и невозможном в оптике», заметив, что Толстой пренебрёг законами оптики и термодинамики. В частности, он писал:

«Независимо от конструкции, в силу первого начала термодинамики мощность «теплового луча» ограничена выделяемой при сгорании термических элементов энергией.

Даже прикидочный расчёт показывает, что для большинства описанных в романе применений (мгновенное разрезание толстых стальных предметов, плавка горных пород) потребуется почти мгновенно сжечь нереально большое количество топлива.

Малое зеркало гиперболоида, находящееся в фокусе большого зеркала, где собирается вся энергия аппарата и формируется луч, должно иметь близкий к единице коэффициент отражения тепловых лучей и сверхвысокую температуру плавления, в противном случае оно мгновенно расплавится. Материала с подобными характеристиками не существует.

В силу чисто оптических эффектов тепловой луч будет неизбежно рассеиваться, поэтому даже при идеально точном изготовлении аппарата и применении описанных в романе фантастических материалов (тугоплавкий «шамонит», из которого изготовлено малое зеркало гиперболоида, и полностью сгорающие термитные «свечи») луч гиперболоида мог бы быть эффективен на расстояниях не более нескольких десятков метров».

Время расставило точки над «i», и в 1969 году другой учёный ответил на эти научные нападки на прообраз лазера в романе Толстого: «Основным заключением, которое, как мне кажется, следует из такого анализа, является то, что человечество систематически ошибается вследствие недостатка воображения и способности предвидеть. Мы постоянно недооцениваем возможности науки и техники в будущем. Великолепно осведомленные специалисты по планированию — ученые, пытаясь ответственно оценить важность исследования и сталкиваясь при этом с тем, что пока ещё непонятно или неизвестно, слишком часто оказываются недальновидными в свои прогнозах. Элемент неожиданности — постоянная составная часть технического прогресса, и это как раз то, что невероятно трудно совместить с любым обычным принципом планирования».

Эти слова принадлежат члену Национальной академии наук США, иностранному члену Российской академии наук Чарльзу Харду Таунсу. В апреле 2014 года он признался журналистке Энни Джейкобсен, что на создание лазера его вдохновил прочитанный роман А.Н. Толстого (английский перевод — «The Garin Death Ray», публиковался в 1936 и 1955 годах).

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 32 (396) от 08.09.2016 г.

Подготовила Марина Благодатская

Источник: http://www.ProgressPrim.ru/news/ecology/2016-09-08-05131.htm

Книга «Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина (сборник)»

Гиперболоид инженера Гарина.

Так называемый «тепловой луч» использовался в романе «Война миров», написанном Гербертом Уэллсом в 1897 году. Толстой перерабатывал роман четыре раза — в 1927, 1934, 1936 и 1939 годах. Более правильное название устройства Гарина — параболоид. Толстой знал об этом, однако выбрал слово «гиперболоид» из-за более внушительного звучания.

Вогнутое зеркало гиперболической формы в действительности рассеивает, а не фокусирует свет и поэтому для данного оружия непригодно.

Описанный в романе взрыв химического завода «Анилиновой компании» в Германии основан на реальном событии, имевшем место 21 сентября 1921 года на анилиновом заводе компании BASF в городе Оппау близ Мангейма (как и в романе, на реке Рейн), где попытка разбить глыбу слежавшихся минеральных удобрений небольшим взрывом повлекла детонацию нескольких сотен тонн аммиачной селитры, разрушившую весь городок и погубившую 560 человек. Кстати, если судить по первым буквам городков, лежащих в непосредственной близости от взорванных Гариным заводов, то, по-видимому, Н… — это Нойвид, а К… — Кобленц. События романа начинаются в 192… году, и из текста следует, что это 1921 год: Ваня Гусев говорит, что Манцев в экспедиции уже 6 лет, тогда как известно, что отбыл он в 1915 году. Некоторая лексика романа (например, «зимогор», «дом терпимости», «дредноут», «москательная лавка», «мыза», а также обращение «дядя») характерна скорее для первых лет после революции, чем для середины — второй половины 1920-х (однако город у Толстого называется Ленинград, хотя Петроград был переименован лишь в 1924 году). Также, в 1921 году Тарашкин, друг Шельги, не мог быть спартаковцем: первые спортивные объединения подобного рода возникают лишь в 1925-1926 годах, а само название «Спартак» появилось лишь в 1935 году. Есть и ещё одно несоответствие: реклама «Ситроена» появилась на Эйфелевой башне (как её видят герои в одном из эпизодов) только в 1925 году. Таким образом, Толстой, с учётом неоднократных переработок романа, не обошёлся без анахронизмов. После открытия советскими физиками Н. Басовым и А. Прохоровым квантового генератора академик Л. Арцимович, выступая на всесоюзном совещании научных работников, сказал: «Для любителей научной фантастики я хочу заметить, что игольчатые пучки атомных радиостанций представляют собой своеобразную реализацию идей „гиперболоида инженера Гарина“». Упомянутый в романе «тайный совет трёхсот, во главе которого стоит Роллинг», — прямая отсылка к популярной по сей день конспирологической теории тайного «Комитета-300». Необитаемый остров Хендерсон в Южной части Тихого океана в романе стал «Золотым островом», на котором Гарин построил шахту, добывающую золото из Оливинового пояса, башню с большим гиперболоидом и свой дворец. Коралловый атолл, на котором в финале романа после кораблекрушения оказались Гарин и Зоя, — может быть островом Оэно, расположенным в 250 км западнее острова Хендерсон. Описанный в романе символ компании «Анилин Роллинг» похож на логотип бренда «БиЛайн», появившийся в 2005 году:

«Анилин Роллинг» — значилось на всех фабриках. Это было клеймо — желтый круг с тремя черными полосками и надписью: наверху — «Мир», внизу — «Анилин Роллинг Компани». Начинало походить на то, что каждый европеец должен быть проштемпелеван этим жёлтым кружочком.

Аэлита.

Обратите внимание

Русский инженер Лось, изобретатель яйцевидных межпланетных летательных аппаратов, прямо упоминается в ещё одном известном фантастическом произведении Алексея Николаевича Толстого — «Союз пяти» (1925).

Виктор Потапов в сборнике «Фантастика-85» (Москва: Молодая гвардия, 1985) опубликовал «Третий рассказ Аэлиты», сюжет которого, однако, косвенно связан с повестью Толстого, а в основном касается событий, происходящих на Земле после бегства магацитлов на Туму-Марс.

Там описаны виманы и применение ядерного оружия в Древней Индии. Кир Булычёв в 1990 году опубликовал рассказ «Тебе, простой марсианин!», однако элементы антуража фантастического Марса использованы там для критики советской системы. Владимир Чекмарев написал «Возвращение Аэлиты.

И водрузим мы над Марсом, Красное Знамя Труда» в 2003 году, опубликовано в 2013 году в сборнике «Валькирия из бездны» YAM Young Authors’ Masterpieces Publishing ISBN 978-3-659-99354-1]

Василий Головачёв написал продолжение «Аэлиты», опубликовав в 2003 году повесть «Магацитлы», одновременно входящую в его цикл «Смутное время».

В повести указан адрес дома в Петрограде, в котором жил инженер Лось и близ которого 18 августа 1921 года состоялся запуск его ракеты — Ждановская набережная, 11. Этот дом действительно существует и сохранился до XXI века. Интересно, что это место по нескольким причинам имеет отношения и к реальной истории российской космонавтики.

Читайте также:  Кто и когда поставил первую пьесу в россии?

В соседнем доме № 13 в 1920-е годы находилась школа авиационных техников им. Ворошилова, в которой преподавал возможный прототип героя романа Юзеф Доминикович Лось, позднее ставший разработчиком ракетных двигателей. Позднее, в 1930-х годах, неподалёку расположилась лаборатория ГИРДа, занимавшаяся исследованиями реактивного движения, и её испытательный полигон.

Наконец, рядом находится Военно-космическая академия имени А. Ф. Можайского.

Так называемый «тепловой луч» использовался в романе «Война миров», написанном Гербертом Уэллсом в 1897 году.

Более правильное название устройства Гарина — параболоид. Толстой знал об этом, однако выбрал слово «гиперболоид» из-за более внушительного звучания.

Описанный в романе взрыв химического завода «Анилиновой компании» в Германии основан на реальном событии, имевшем место 21 сентября 1921 года на анилиновом заводе компании BASF в городе Оппау близ Мангейма, как и в романе, на реке Рейн, где попытка разбить глыбу слежавшихся минеральных удобрений небольшим взрывом повлекла детонацию нескольких сотен тонн аммиачной селитры, разрушившую весь городок и погубившую 560 человек. Кстати, если судить по первым буквам городков, лежащих в непосредственной близости от взорванных Гариным заводов, то, по-видимому, Н… — это Нойвид, а К… — Кобленц.

Источник: https://www.livelib.ru/book/1000163532/quotes-aelita-giperboloid-inzhenera-garina-sbornik-aleksej-tolstoj

Читать

Этот роман написан в 1926–1927 годах. Переработан, со включением новых глав, в 1937 году.

А.Т.

В этом сезоне деловой мир Парижа собирался к завтраку в гостиницу «Мажестик». Там можно было встретить образцы всех наций, кроме французской. Там между блюдами велись деловые разговоры и заключались сделки под звуки оркестра, хлопанье пробок и женское щебетанье.

В великолепном холле гостиницы, устланном драгоценными коврами, близ стеклянных крутящихся дверей, важно прохаживался высокий человек, с седой головой и энергичным бритым лицом, напоминающим героическое прошлое Франции.

Он был одет в черный широкий фрак, шелковые чулки и лакированные туфли с пряжками. На груди его лежала серебряная цепь.

Важно

Это был верховный швейцар, духовный заместитель акционерного общества, эксплуатирующего гостиницу «Мажестик».

Заложив за спину подагрические руки, он останавливался перед стеклянной стеной, где среди цветущих в зеленых кадках деревьев и пальмовых листьев обедали посетители. Он походил в эту минуту на профессора, изучающего жизнь растений и насекомых за стенкой аквариума.

Женщины были хороши, что и говорить. Молоденькие прельщали молодостью, блеском глаз: синих – англосаксонских, темных, как ночь, – южноамериканских, лиловых – французских. Пожилые женщины приправляли, как острым соусом, блекнущую красоту необычайностью туалетов.

Да, что касается женщин, – все обстояло благополучно. Но верховный швейцар не мог того же сказать о мужчинах, сидевших в ресторане.

Откуда, из каких чертополохов после войны вылезли эти жирненькие молодчики, коротенькие ростом, с волосатыми пальцами в перстнях, с воспаленными щеками, трудно поддающимися бритве?

Они суетливо глотали всевозможные напитки с утра до утра. Волосатые пальцы их плели из воздуха деньги, деньги, деньги… Они ползли из Америки по преимуществу, из проклятой страны, где шагают по колена в золоте, где собираются по дешевке скупить весь добрый старый мир.

К подъезду гостиницы бесшумно подкатил рольс-ройс – длинная машина с кузовом из красного дерева. Швейцар, бренча цепью, поспешил к крутящимся дверям.

Первым вошел желтовато-бледный человек небольшого роста, с черной коротко подстриженной бородой, с раздутыми ноздрями мясистого носа. Он был в мешковатом длинном пальто и в котелке, надвинутом на брови.

Совет

Он остановился, брюзгливо поджидая спутницу, которая говорила с молодым человеком, выскочившим навстречу автомобилю из-за колонны подъезда. Кивнув ему головой, она прошла сквозь крутящиеся двери. Это была знаменитая Зоя Монроз, одна из самых шикарных женщин Парижа.

Она была в белом суконном костюме, обшитом на рукавах, от кисти до локтя, длинным мехом черной обезьяны. Ее фетровая маленькая шапочка была создана великим Колло. Ее движения были уверенны и небрежны. Она была красива, тонкая, высокая, с длинной шеей, с немного большим ртом, с немного приподнятым носом.

Синевато-серые глаза ее казались холодными и страстными.

– Мы будем обедать, Роллинг? – спросила она человека в котелке.

– Нет. Я буду с ним говорить до обеда.

Зоя Монроз усмехнулась, как бы снисходительно извиняя резкий тон ответа. В это время в дверь проскочил молодой человек, говоривший с Зоей Монроз у автомобиля.

Он был в распахнутом стареньком пальто, с тростью и мягкой шляпой в руке. Возбужденное лицо его было покрыто веснушками. Редкие жесткие усики точно приклеены.

Он намеревался, видимо, поздороваться за руку, но Роллинг, не вынимая рук из карманов пальто, сказал еще резче:

– Вы опоздали на четверть часа, Семенов.

– Меня задержали… По нашему же делу… Ужасно извиняюсь… Все устроено… Они согласны… завтра могут выехать в Варшаву…

– Если вы будете орать на всю гостиницу, вас выведут, – сказал Роллинг, уставившись на него мутноватыми глазами, не обещающими ничего доброго.

– Простите – я шепотом… В Варшаве все уже подготовлено: паспорта, одежда, оружие и прочее. В первых числах апреля они перейдут границу…

– Сейчас я и мадемуазель Монроз будем обедать, – сказал Роллинг, – вы поедете к этим господам и передадите им, что я желаю их видеть сегодня в начале пятого. Предупредите, что, если они вздумают водить меня за нос, – я выдам их полиции…

Этот разговор происходил в начале мая 192… года.

В Ленинграде на рассвете, близ бонов гребной школы, на реке Крестовке остановилась двухвесельная лодка.

Из нее вышли двое, и у самой воды произошел у них короткий разговор, – говорил только один – резко и повелительно, другой глядел на полноводную, тихую, темную реку. За чащами Крестовского острова, в ночной синеве, разливалась весенняя заря.

Затем эти двое наклонились над лодкой, огонек спички осветил их лица. Они вынули со дна лодки свертки, и тот, кто молчал, взял их и скрылся в лесу, а тот, кто говорил, прыгнул в лодку, оттолкнулся от берега и торопливо заскрипел уключинами. Очертание гребущего человека прошло через заревую полосу воды и растворилось в тени противоположного берега. Небольшая волна плеснула на боны.

Обратите внимание

Спартаковец Тарашкин, «загребной» на гоночной распашной гичке, дежурил в эту ночь в клубе. По молодости лет и весеннему времени, вместо того чтобы безрассудно тратить на спанье быстролетные часы жизни, Тарашкин сидел над сонной водой на бонах, обхватив коленки.

В ночной тишине было о чем подумать. Два лета подряд проклятые москвичи, не понимающие даже запаха настоящей воды, били гребную школу на одиночках, на четверках и на восьмерках. Это было обидно.

Но спортсмен знает, что поражение ведет к победе. Это одно, да еще, пожалуй, прелесть весеннего рассвета, пахнущего острой травкой и мокрым деревом, поддерживали в Тарашкине присутствие духа, необходимое для тренировки перед большими июньскими гонками.

Сидя на бонах, Тарашкин видел, как пришвартовалась и затем ушла двухвесельная лодка. Тарашкин относился спокойно к жизненным явлениям. Но здесь показалось ему странным одно обстоятельство: двое высадившиеся на берегу были похожи друг на друга, как два весла. Одного роста, одеты в одинаковые широкие пальто, у обоих мягкие шляпы, надвинутые на лоб, и одинаковая остренькая бородка.

Но в конце концов в республике не запрещается шататься по ночам, по суху и по воде, со своим двойником. Тарашкин, наверно, тут же бы и забыл о личностях с острыми бородками, если бы не странное событие, происшедшее в то же утро поблизости гребной школы в березовом леску в полуразвалившейся дачке с заколоченными окнами.

Когда из розовой зари над зарослями островов поднялось солнце, Тарашкин хрустнул мускулами и пошел во двор клуба собирать щепки. Время было шестой час в начале. Стукнула калитка, и по влажной дорожке, ведя велосипед, подошел Василий Витальевич Шельга.

Шельга был хорошо тренированный спортсмен, мускулистый и легкий, среднего роста, с крепкой шеей, быстрый, спокойный и осторожный. Он служил в уголовном розыске и спортом занимался для общей тренировки.

– Ну, как дела, товарищ Тарашкин? Все в порядке? – спросил он, ставя велосипед у крыльца. – Приехал повозиться немного… Смотри – мусор, ай, ай.

Он снял гимнастерку, закатал рукава на худых мускулистых руках и принялся за уборку клубного двора, еще заваленного материалами, оставшимися от ремонта бонов.

– Сегодня придут ребята с завода, – за одну ночь наведем порядок, – сказал Тарашкин. – Так как же, Василий Витальевич, записываетесь в команду на шестерку?

– Не знаю, как и быть, – сказал Шельга, откатывая смоляной бочонок, – москвичей, с одной стороны, бить нужно, с другой – боюсь, не смогу быть аккуратным… Смешное дело одно у нас навертывается.

– Опять насчет бандитов что-нибудь?

– Нет, поднимай выше – уголовщина в международном масштабе.

– Жаль, – сказал Тарашкин, – а то бы погребли.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=166478&p=1

Алексей Толстой — Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина

«Библиотека Фантастики» в 24 томах

02 Алексей ТОЛСТОЙ «Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина»

На все есть мода. И на фантастику тоже. И нет ничего убийственнее скуки, обычного удела тех произведений, авторы которых пишут лишь в угоду читающей публике своего времени. Дерзость, не освященная талантом, на поверку оказывается манерничанием.

Счастливое сочетание необыкновенного таланта, знания жизни и художнической дерзости неотъемлемо от огромного, нимало не потускневшего с годами литературного наследия Алексея Николаевича Толстого.

Великого фантастического дара был исполнен этот человек. Читаешь самые его реалистические вещи и удивляешься… непостижимой игре воображения. Писатель признавался жене, Наталии Крандиевской, что с детства любил сказки, легенды, предания, мечтал написать «роман с привидениями, с подземельем, с зарытыми кладами, со всякой чертовщиной…».

Важно

Фантазировать любят многие, особенно в молодые годы. Но фантазировать тоже нужно умеючи и вдохновенно. Иной писатель, избравший фантастику делом своей жизни, вымучивает выдумку так, что самому становится скучно.

Нелегко писать, чтобы казалось, будто слово само «с языка скатилось». Для этого надо много думать, настраивать себя, надо замахиваться дерзко и трудиться до испарины, хотя вроде бы писательское дело и малоподвижное.

Кажущаяся легкость письма Алексея Николаевича Толстого обманчива. Зато дерзость его в обращении со словом очевидна.

Но доскажем то, в чем признавался Алексей Толстой жене: «Насчет привидений это, конечно, ерунда. Но знаешь, без фантастики скучно все же художнику, благоразумно как-то… Художник по природе — враль — вот в чем дело!»

Разве не согласуется это с народным: «Сказка — ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок»? Впрочем, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается…

Не счесть изданий научно-фантастических произведений Алексея Толстого. В иные годы их тираж приближался к миллиону экземпляров. Резко увеличилось число книг и статей о жизни и творчестве писателя.

И, может быть, еще одна была бы лишней, если бы во многих работах о Толстом его фантастика не упоминалась вскользь, а в специальных изданиях не освещалась несколько однобоко, вне связи со всем строем и стилистикой его творчества.

Обычно читатель ищет в предисловиях прежде всего соотнесенности творчества писателя с его жизнью, равнодушно скользя глазами по критическим разборам и социальным оценкам, меняющимся со временем.

Жизнь Алексея Толстого пришлась на самую бурную эпоху в истории России и Европы. Три революции и две кровавые войны. Именно они оказали решающее воздействие на все его творчество, включая исторические и научно-фантастические произведения.

Громадный заряд великой русской культуры он пронес через все испытания, не опускал рук, не предавался отчаянию, постигал и предугадывал новое, был в своих книгах всегда на острие времени, стал явлением, связующим прошлое и будущее, не дающим прерваться току живительной влаги национального самосознания.

Совет

Надо было иметь достаточную гибкость мышления и живой характер, чтобы справиться с сомнениями и предубеждениями той среды, из которой он вышел, хотя не следует забывать, что та же среда относилась весьма критично к порядкам обветшавшей империи.

Читайте также:  Как разбогатеть, наливая кофе? история starbucks

Теперь как-то забывается, что либеральная русская интеллигенция в большинстве своем приветствовала пролетарскую революцию, что немалую часть командиров Красной Армии составляли бывшие офицеры, в прошлом инженеры, учителя, земские деятели, которые прошли ад мировой войны и считали своим патриотическим долгом служение новому, социалистическому отечеству.

Даже в Америке прошли времена, когда новоиспеченный миллионер гордо заявлял, что он «сам себе предок».

Теперь миллионеры покупают родословные, доказывающие их происхождение от «отцов-основателей» Соединенных Штатов или, на худой конец, от личностей, запечатленных в истории Европы. У нас северные крестьяне помнят имена двадцати поколений своих предков.

Пушкин усердно изучал свою родословную, гордился предками и говорил: «Уважение к минувшему — вот черта, отличающая образованность от дикости…»

Бунин называл Алексея Николаевича «третьим Толстым», напоминая о принадлежности писателя к роду, оставившему неизгладимый след в отечественной истории и культуре. В книге о «первом Толстом», рыцарственно-благородном и бесконечно талантливом Алексее Константиновиче, мне уже довелось пересказать легенду о том, как Петр Андреевич Толстой наделил своих потомков графским титулом.

Он получил его за выполнение весьма щекотливого задания Петра Первого, вернув в Россию царевича Алексея и обещав ему, что у того волос с головы не упадет. И будто бы царевич Алексей на дыбе осевшим от мук голосом проклял весь род Толстых до двадцать пятого колена.

Потому, мол, в роду Толстых и рождались либо гении, либо великие негодяи, либо слабоумные, но по большей части люди одержимые.

Обратите внимание

И как тут не вспомнить «второго Толстого», гениального Льва Николаевича, или Федора Петровича Толстого, замечательного художника и медальера, вице-президента Академии художеств. В истории литературы непрерывно склоняется Толстой-Американец, человек необузданного нрава и необыкновенных способностей.

Что же касается отца Алексея Николаевича Толстого, то, по словам исследователя В. В. Петелина, он был способен на «поступки, которые одних шокировали своей буйной силой, а другим служили лакомой пищей для сплетен и анекдотов».

Алексей Толстой родился 10 января 1883 года в городе Николаевске (ныне Пугачевск Куйбышевской области).

Мать его Александра Леонтьевна (урожденная Тургенева) ушла от мужа к любимому человеку, либеральному земскому деятелю и помещику Алексею Аполлоновичу Бострому, оставив на руках у Николая Александровича Толстого трех маленьких детей и беременная четвертым — будущим писателем.

Детство Алексей Толстой провел в имении отчима, степном хуторе Сосновке Самарской губернии. Отторгнутая от сплетничающего «общества» из-за скандальности семейной драмы (граф Толстой стрелял в Бострома и ранил его), чета мало выезжала, много времени посвящала воспитанию Алексея.

Мать была писательницей (детские рассказы ее, кстати, отчасти навеяны заботой о сыне), отчим — книгочеем. Лучше, чем «Детство Никиты», ничто не дает представления о годах жизни на хуторе. И еще строки из «Краткой автобиографии»:

«Сад. Пруды, окруженные ветлами и заросшие камышом. Степная речонка Чагра. Товарищи — деревенские ребята. Верховые лошади. Ковыльные степи, где лишь курганы нарушали однообразную линию горизонта… Смены времен года, как огромные и всегда новые события. Все это и в особенности то, что я рос один, развивало мою мечтательность…»

Конец ознакомительного отрывка
Вы можете купить книгу и

Прочитать полностью

Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Источник: https://libking.ru/books/sf-/sf/612191-aleksey-tolstoy-aelita-giperboloid-inzhenera-garina.html

Сочинение «Алексей Толстой «Гиперболоид инженера Гарина»»

В начале мая 192… года в Ленинграде на заброшенной даче на реке Крестовке происходит убийство. Сотрудник уголовного розыска Василий Витальевич Шельга обнаруживает зарезанного человека со следами пыток.

В просторном подвале дачи проводились какие-то физико-химические опыты. Высказывается предположение, что убитый — это некий инженер Петр Петрович Гарин.

Важно

Между тем настоящий инженер Гарин, тщеславный и аморальный тип, но необычайно талантливый ученый, разработавший тепловой чудо-луч (подобие нынешнего лазера), спасается от иностранных убийц, а гибнет его сотрудник, двойник Гарина.

Василий Шельга, случайно столкнувшийся с живым Гариным на почтамте, принимает его именно за двойника. Гарин не спешит переубеждать Шельгу, представляясь неким Пьянковым-Питкевичем; они заключают устный пакт о взаимопомощи.

Скоро Шельга понимает, что его одурачили, но поздно: Гарин ускользнул за границу, в Париж. В это время в Париже находится американский химический король, миллиардер Роллинг, скупающий химическую промышленность старушки Европы. Он и его любовница русского происхождения шикарная Зоя Монроз давно проявляли интерес к изобретению инженера Гарина.

Именно их люди совершили убийство в Ленинграде, безуспешно пытаясь завладеть чудо-аппаратом. В Париже Гарин встречается со своим сотрудником Виктором Ленуаром, который как раз завершил работу над эффективным топливом (спрессованным в небольшие пирамидки) для гариновского гиперболоида.

Опасающийся за свою жизнь Гарин уговаривает Ленуара, загримировавшись, стать его двойником.

В это время в Ленинграде появляется бездомный мальчик Ваня, добравшийся сюда из Сибири; на спине у него чернильным карандашом написано письмо для Гарина от ученого Николая Манцева, который еще до революции отправился в экспедицию на Камчатку, чтобы найти подтверждение теоретической догадки Гарина о существовании в глубине Земли так называемого Оливинового пояса, в котором в расплавленном состоянии находятся металлы, в том числе и вожделенное золото. Золото нужно Гарину для власти над миром. Чтобы пробиться к золоту, нужен гиперболоид. Чтобы построить огромный гиперболоид и шахту, нужны большие деньги, то есть Роллинг. Поэтому, представляясь все тем же Пьянковым-Питкевичем, Гарин отправляется прямо к миллиардеру, предлагая ему от имени инженера Гарина сотрудничество, но самодовольный Роллинг не принимает незнакомца всерьез и в конце концов выгоняет из кабинета. Получив тревожную телеграмму от Гарина, опасающегося наемных убийц, смелый Шельга выезжает прямо в Париж, надеясь заинтересовать гениального авантюриста информацией от Манцева. А в это время в Париже неугомонная Зоя Монроз заказывает очередное убийство Гарина, на этот раз бандиту Гастону УТИНЫЙ Нос; но погибает опять двойник — на этот раз Виктор Ленуар. Зоя становится подругой и союзницей Гарина, который обещает ей в будущем владение Оливиновым поясом и власть над миром. Роллинг и Гастон УТИНЫЙ Нос, оба ослепленные ревностью и алчностью, пытаются окончательно убить Гарина; тот обороняется маленьким гиперболоидом.И уже через некоторое время могущественный Роллинг становится пленником и вынужденным партнером Гарина и Зои на яхте «Аризона». Сюда же, на яхту, привозит Гарин и другого пленника и временного союзника — Шельгу. Руководствуясь принципом: хорошо то, что полезно для установления Советской власти во всем мире, благородный сотрудник уголовного розыска еще надеется вернуть изобретение Гарина в СССР.

Гарин взрывает гиперболоидом немецкие химические заводы, открывая путь монополии Роллинга в Европе. На деньги Роллинга закупается по всему миру необходимое оборудование. Отправленная Гариным экспедиция обнаруживает стоянку Манцева на Камчатке. Манцев гибнет, но его документы об Оливиновом поясе переправлены к Гарину. Гарин, Зоя и Роллинг захватывают остров в южной части Тихого океана.

Здесь строится большая шахта с гиперболоидом для бурения. Со всех концов света набраны рабочие и служащие. Полиция составлена из бывших белых офицеров. Американцы посылают эскадру, чтобы уничтожить Гарина. Гарин уничтожает эскадру большим гиперболоидом. Достигнув Оливинового пояса, то есть безграничных запасов дешевого золота, Гарин начинает продавать золотые слитки по смехотворным ценам.

Наступает финансовая и экономическая катастрофа капиталистического мира. Но Гарин не собирается разрушать капитализм. Он договаривается с наиболее влиятельными капиталистами о власти в обмен за стабилизацию общества. Американский сенат провозглашает Гарина диктатором. Зоя Монроз становится королевой Золотого острова.

Совет

Но против ожидания «романтик абсолютой власти» сам попадает во власть «буржуазной скуки».

К счастью, на Золотом острове вспыхивает восстание рабочих под предводительством «коммуниста» Шельги. Временно передав власть своему очередному двойнику, Гарин хочет овладеть большим гиперболоидом и шахтой. Яхта «Аризона» плывет к Золотому острову, но попадает в тайфун.

Гарин и Зоя выброшены на необитаемый коралловый островок. Тянутся месяцы. В тени шалаша из пальмовых листьев Зоя перелистывает уцелевшую книгу с проектами дворцов на Золотом острове.

Собрав раковины и наловив рубашкой рыбу, Гарин, накрывшись истлевшим пиджачком, ложится спать на песок, должно быть переживая во сне разные занимательные истории.

Источник: http://litsochinenie.ru/aleksey-tolstoy-giperboloid-inzhenera-garina.html

Мемория. Алексей Толстой — ПОЛИТ.РУ

10 января 1883 года родился писатель Алексей Толстой. 

Личное дело

Алексей Николаевич Толстой (1883—1945) родился в Николаевске Самарской губернии в семье графа Николая Александровича Толстого.

К моменту его рождения мать Александра Леонтьевна покинула супруга, уйдя к Алексею Аполлоновичу Бострому. В имении последнего, также находившемся под Самарой,  и прошли детские годы писателя.

Курс реального училища Толстой  проходил в Сызрани и Самаре, а затем поступил в Петербургский технологический институт.

К этому времени относятся его первые литературные опыты — книга стихов «За синими реками». В 1907 году, незадолго до защиты диплома, он оставил институт, решив посвятить себя литературному труду. В 1909 году Толстой написал первую повесть «Неделя в Туреневе», затем появились романы «Чудаки» и «Хромой барин», обратившие на себя благосклонное внимание Максима Горького.

В Первую мировую войну писатель работал военным корреспондентом; в частности, в 1916-м совершил поездку по Франции и Англии.

К Октябрьской революции Толстой отнесся враждебно и осенью 1918 года уехал в Одессу, а оттуда в Париж. В эмигрантский период написаны повести «Детство Никиты», «Черная пятница», «Рукопись, найденная под кроватью» и роман «Аэлита».

Переехав в 1921-м в Берлин, Толстой сблизился с авторами сборника «Смена вех», стоявшими на позициях признания власти большевиков. Результатом идейной эволюции Толстого стало возвращение в Россию в 1923 году.

Здесь появляется на свет вторая фантастическая книга Толстого — «Гиперболоид инженера Гарина», а затем трилогия «Хождение по мукам».

В 1929 году писатель начинает работу над последней крупной книгой — масштабным историческим романом «Петр I», который так и не был закончен.

В 1927 году принял участие в коллективном романе «Большие пожары», публиковавшемся в журнале «Огонек» —  тогда Михаил Кольцов привлек к амбициозному проекту (каждый писатель пишет по одной главе) 25 человек.

Обратите внимание

В августе 1933 года участвовал в знаменитой «экскурсии» группы писателей на Беломорско-Балтийский канал и стал одним из авторов известного опуса «Беломорско-Балтийский канал имени Сталина», вышедшего в следующем году.

Толстой активно участвовал в общественной жизни — на Первом съезде писателей в 1934 году он выступил с докладом о драматургии. Будучи членом союза писателей, весной 1936 года принял активное участие в литературной дискуссии «О борьбе с формализмом и натурализмом».

Активно представлял Советский Союз за границей — в 30-е годы выезжал в Германию, Италию, Францию, Англию, Чехословакию и Испанию. В 1935 и 1937-м годах участвовал в Первом и Втором конгрессах писателей в защиту культуры. В 1936—1938 годах после смерти Максима Горького Толстой возглавлял Союз писателей СССР.

С 1937 года писатель был депутатом ВС СССР 1-го созыва; в 1939 году ему было присвоено звание академика.

В 1936 году вышел «ремейк» сказки Карло Коллоди про Пиноккио — «Золотой ключик, или Приключения Буратино». Хотя оригинал истории про деревянного человечка с растущим от вранья носом был к тому моменту переведен на русский, версия Толстого оказалась в Советской России значительно популярнее. На ее материале Толстой пишет киносценарий и пьесу для детского театра.

С первых дней войны Толстой активно выступает как публицист — ему принадлежит около  60 публицистических материалов (очерки, статьи, обращения, зарисовки о героях, военных операциях). В них он обращается к фольклору, страницам русской истории, последовательно апеллирует к русскому характеру. В 1942 году участвует в работе Комиссии по расследованию злодеяний фашистских оккупантов.

Конца войны писатель не увидел: он скончался от рака 23 февраля 1945 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище. 

Читайте также:  Кто остановил немецкие войска под москвой в ноябре 1941 года?

Чем знаменит

Один из символов советской литературы, которого еще можно назвать наследником XIX века.

«Аэлита» и «Гиперболоид инженера Гарина» сделали Толстого одним из основателей советской фантастики как таковой; «Петр I», хотя и незавершенный, стал одним из самых значительных русских исторических романов XX века, а советское детство непредставимо без Буратино.

Важно

Повесть «Хлеб» (1937), по мнению исследователей, отражает точку зрения на оборону Царицына в годы Гражданской войны, бытовавшую в кругу Сталина и его соратников. В известном смысле текст стал одной из предпосылок формирования культа личности.

Многие произведения Толстого экранизировались, некоторые («Гиперболоид инженера Гарина», «Золотой ключик», «Хождение по мукам») — неоднократно. Одним из самых известных стал фильм Марка Захарова «Формула любви», снятый по мотивам повести «Граф Калиостро». 

О чем надо знать

Есть предположения, что настоящим отцом Толстого был Алексей Бостром. В частности, существует письменное свидетельство его матери о том, что в этом она поклялась протоиерею самарской церкви.

Предположительно впоследствии она поняла, что ребенку «выгоднее» быть законнорожденным графом, и начала тяжбу о законности его рождения. Процесс завершился успехом в 1901 году, когда Толстому было уже 17 лет.

После революции, однако, графский титул скорее вредил репутации Толстого; зачастую скептическое отношение к «красному графу» в СССР усугублялось и его образом жизни — писатель привык жить на широкую ногу. 

Толстой трижды был женат; первой его избранницей была Юлия Рожанская, с которой он жил в годы своего студенчества. Сын Юрий, родившийся в этом браке, умер в пятилетнем возрасте.

Художница Софья Дымшиц отказалась от иудейского вероисповедания, чтобы вступить с писателем в законный брак, который распался в 1914 году — у четы родилась дочь Марианна.

В 1915 году Толстой женится на поэтессе Наталье Крандиевской; в этом браке рождаются сыновья Дмитрий и Никита, ставшие соответственно композитором и физиком. Одна из дочерей Никиты — Татьяна Никитична Толстая — также стала писательницей; ее сын Артемий Лебедев — известным дизайнером. 

Прямая речь

Совет

О «Хождении по мукам»: «Это хождение совести автора по страданиям, надеждам, восторгам, падениям, унынию, взлетам — ощущение целой огромной эпохи».

Об эмиграции: «Жизнь в эмиграции была самым тяжелым периодом моей жизни. Там я понял, что значит быть парией, человеком, оторванным от родины… не нужным никому…»

О роли искусства: «В искусстве всегда и во все времена два побуждающих начала — познание и утверждение: познание психической природы человека и утверждение этой природы в действительности. Искусство выполняет работу памяти: оно выбирает из потока времени наиболее яркое, волнующее, значительное и запечатлевает это в кристаллах книг».

О смехе: «Смеху, как влюбленности, не научишь».

Иван Бунин о происхождении Толстого: «Вчера Алданов рассказал, что сам Алешка Толстой говорил ему, что он, Толстой, до 16 лет носил фамилию Бостром, а потом поехал к своему мнимому отцу графу Ник. Толстому и упросил узаконить его — графом Толстым».

Михаил Веллер об Алексее Толстом: «В Русском музее висит портрет Алексея Толстого работы Кончаловского. Висит себе и висит. Портрет страшный, то есть это обвинение всей советской литературе конца 30-х годов. Сидит Алексей Толстой такой утробистый, такой брыластый, с такой салфеточкой, заткнутой за ворот, распахнутый на жирной шее.

Он сидит у бревенчатой стены дачи. Где-то сбоку кустик сирени, а перед ним стол, а на столе бутылки, бутылки, и закуска, закуска… И он собирается много выпить и плотно закусить. В одной руке у него что-то вроде фужера винища, а в другой — что-то вроде, допустим, индюшачьей ножки.

Страшный портрет, который очень соответствует действительности».

Александр Феденко о сказке Толстого: «Буратино — история про кукол, которых соблазняют идеей внешнего освобождения, а на самом деле из одного театра заманивают в другой, но тоже театр, мир иллюзии. И они в нем по прежнему куклы. И единственное изменение во всей истории: вместо Карабаса Барабаса над ними теперь возвышается Папа Карло. Отец Карло. Отец народов». 

8 фактов об Алексее Толстом

  • На раннее творчество Толстого оказал влияние Максимилиан Волошин, который в те годы был с ним дружен
  • Травля Леонида Добычина, в которой в 1936 году принял участие Толстой, привела предположительно к самоубийству последнего (после заседания Союза писателей Добычин бесследно исчез)
  • Слово «гиперболоид» было выбрано Толстым из-за более внушительного звучания — более правильным был бы «параболоид»
  • Толстой был лауреатом трех Сталинских премий первой степени, в том числе одной посмертно
  • В связи со смертью Алексея Толстого был объявлен государственный траур
  • Толстому приписывается авторство анонимного порнографического рассказа «Баня»
  • Раз в два года в Сызрани вручается Всероссийская премия имени А.Н. Толстого
  • В апреле 2014 года нобелевский лауреат Чарльз Таунс сообщил, что на создание лазера его вдохновил прочитанный роман Толстого 

Материалы об Алексее Толстом

Статья об Алексее Толстом в Википедии

Выступление Алексея Толстого о единстве славянских народов (1941 год, видео)

Алексей Толстой в Библиотеке Мошкова

Источник: http://polit.ru/news/2018/01/10/m_tolstoy/

«Гиперболоид инженера Гарина», Алексей Толстой

«Гиперболоид инженера Гарина», Алексей Толстой [апр. 19, 2016|03:55 pm]

leo_80

«Гиперболоид» я читал единственный раз лет 20 назад. Многое забылось. Сейчас с удовольствием осилил аудиокнигу.

Гарин — привлекательный типаж, но не до фанатения. Самовлюблённый авантюрист и циник, немного напомнил Остапа Бендера, только глобальнее масштабом и без позёрства. Кроме того, Бендер, думаю, не дошёл бы до массовых убийств.

Исходя из внешнего сходства, авантюрной жилки и стремления к власти, не ограниченного никакой моралью — Гарин также вызывает ассоциации с Наполеоном III. А ещё, внезапно, с Лениным.

Тут и эта постоянно акцентируемая бородка, и малый рост (странно: помнилось, будто Гарин высок), а заодно неиссякаемый оптимизм, быстрота в принятии решений, отчаянность, легкомыслие, плюс заимствование основных своих идей у учителя-предшественника.

Обратите внимание

По части заимствования, между прочим, в романе чувствуется некоторый контраст: то Гарин преподносится как гениальный изобретатель, развращённый, но оригинальный острейший ум. А то вдруг сообщается, что все свои коронные идеи Гарин на самом деле украл у геолога Манцева.

Но, похоже, дело объясняется просто: в википедии сказано, что Толстой четырежды переделывал роман, в том числе кардинально, вплоть до воскрешения ключевых персонажей. И однозначное указание на кражу Гариным идей Манцева появилось только в последней редакции.

Вероятно, до этого Гарин и вправду был гением, а затем автор решил принизить его роль.

Революционный пафос главного положительного персонажа, инспектора Шельги, и полнейшее бессердечие героев отрицательных (белоэмигрантского генерала Субботина и акулы капитализма Роллинга) — сейчас уже воспринимается как гротеск. Впрочем, автору удалось показать злодеев не картонно-однотонными персонажами, а живыми людьми со своей, пусть и чудовищной системой взглядов, стремлений, помыслов.

Задумался я попутно о секрете обаяния Гарина.

Ещё Евгений Неёлов, ссылаясь на критика Бенедикта Сарнова, отмечал: «читатель-подросток искренне и безоговорочно сочувствует авантюристу Гарину, постоянно желает ему успеха во всех его авантюристических начинаниях…

Потому что он — один против всего мира, он борется и побеждает». Неёлов даже усматривал сходство между Гариным и Урфином Джюсом — оба героя реализуют сюжетную схему «властелин мира».

Мне однако тут видятся существенные различия. Урфин привлекателен ещё и потому, что воплощает черты байронического героя, «снейпоида». А у инженера Гарина иной тип обаяния.

Отталкиваясь от терминологии Стругацких, я бы обозначил Гарина как homo ludens, «человека играющего» — в самом прямом значении этого слова. Вся его авантюра от начала и до конца — игра, азарт, танец об руку со смертью.

Важно

Игра словно бы снимает всякую ответственность: играющие дети невинны, и таким же невинным подсознательно кажется Гарин несмотря на все свои преступления: разве можно обижаться на ребёнка? разве можно принимать игру всерьёз?

А проиграв, Гарин реагирует с обезоруживающей лёгкостью. Потеряв всё, лишившись поста диктатора, едва ускользнув от гибели, от преследования разъярённой толпы, Гарин ничуть не теряет оптимизма:

«Он спрыгнул в шлюпку, с улыбочкой, как ни в чём не бывало, сел рядом с Зоей, потрепал её по руке:
— Рад тебя видеть. Не грусти, крошка. Сорвалось, — наплевать. Заварим новую кашу… Ну, чего ты повесила нос?..».

В самом деле, трудно не сочувствовать такому персонажу))

Comments:
From: nvugo566
2016-04-20 07:00 pm

(Link)

Я читал этот роман давно (в смысле — в последний раз), вряд ли мне было тогда больше 30 лет.Гарин был для меня несомненно привлекателен. Но чем? Своей несомненной большой смелостью и непревзойденным мастерством хитроумных комбинаций. И действительно, пожалуй, своей непринадлежностью к миру тех людей. с которыми он вступает в единоличную борьбу.Его образ близок к образу разведчика в тылу врага. Ведь Гарин не стремится стать новым Роллингом, или заработав миллион-другой стать просто благополучным респектабельным Гариным. Он. как и разведчик(или даже диверсант) пришел в чужой по определению мир, чтобы выполнить здесь очень сложную операцию, а потом навсегда его покинуть.Гарин презирает западный мир не хуже ярого коммуниста, но и советские порядки презирает не меньше. Он своего рода утопист, считающий для себя единственным путем, полностью перекроить образ жизни на Земле и слепить его заново по своему усмотрению. Правда не знает, каким образом, но абсолютно уверен, что он и только он на это способен.То есть, по замашкам это фигура вселенская. И непрерывная цепь гаринских удач невольно убеждает читателя, что эти замашки имеют под собой серьезное основание. И к интересу слежения за ловкими ходами Гарина добавляется еще больший — а получится ли у него? И что именно получится, если это будет не Восток и не Запад?И тут надо сказать, что собственно Гарин закончился для меня в сцене окончательного поражения Роллинга. В той встрече на яхте, когда перед Роллингом вдруг оказываются разом Зоя, Гарин и Шельга. Роман здесь по сути закончился, точнее резко и неотвратимо пошел на убыль своего масштаба.Я тогда собственно не удивился, когда прочел в комментариях, что Толстой, планировал еще одну часть — возвращение Гарина после бегства из Америки, и ведение войны во главе Америки со всем остальным миром (где к тому времени победил социализм)за мировое господство. Комментатор отмечал, что эта часть не была написана, поскольку художественно и концептуально оказывалась на несколько шагов позади начала. Только я про себя отметил, что откат по уровню пошел еще раньше — после сцены на яхте.Таким образом, Гарин второй половины (особенно диктатор) для меня был уже не Гарин. И его слова к Зое -сорвалось,наплевать — как бы приляпанными на безрыбье. Надо же было как-то завершить роман и судьбу его персонажа.

А достойным завершением исходного уровня (на мой взгляд) был бы пожалуй просчёт на оливиновой шахте и как следствие, взрыв всей планеты. а роман бы окончился на последней секунде, когда Гарин увидел, что он натворил, и как-то прокомментировал-подытожил свою жуткую жизнь.

From: leo_80
2016-04-20 10:28 pm

(Link)

У меня некоторое разочарование позже наступило — там, где выяснилось, что утопия Золотого острова, подразумевающая мировое переустройство, была лишь дымовой завесой, а на самом деле Гарин стремился как раз в Роллинги: стать суперкапиталистом, диктатором земного шара и т.д. То есть по сути подтвердил тезис Шельги, но попутно ещё и растерял масштаб.

From: nvugo566
2016-04-20 09:52 pm

(Link)

Между прочим, в фильме (не в старом,с Евстигнеевым, а новом, пятисерийном) , найден, мне кажется, остроумный выход. Гарину противопоставлен сопоставимый по силе противник — фашистская партия и государство.

Источник: https://leo-80.livejournal.com/177942.html

Ссылка на основную публикацию