С каким будущим детским писателем учился в одном классе корней чуковский?

Писал ли Корней Чуковский для взрослых?

Художественных произведений для взрослых Корней Чуковский не оставил, однако за свою жизнь он создал немало серьезных работ по лингвистике, литературоведению и даже детской психологии.

Лингвист, переводчик и теоретик художественного перевода

Благодаря Чуковскому сегодня мы читаем на русском многих зарубежных классиков — Оскара Уайльда, Марка Твена, Артура Конан Дойля, Редьярда Киплинга, Джона Китса, Роберта Льюиса Стивенсона.В 1936 году писатель занимался теорией художественного перевода.

В результате исследований и анализа личного опыта он написал книгу «Искусство перевода», которая в послевоенном переиздании получила название «Высокое искусство».

В ней Чуковский анализировал переводы как иностранной литературы на русский язык, так и русской — на иностранные, которые до сих пор делают этот труд актуальным и практически полезным для переводчиков и литературных редакторов.

«Но, конечно, всех этих переводчиков превзошла американка мисс Мэриан Фелл, которая лет через десять после смерти Чехова опубликовала в США его произведения в своем переводе. Там она сторицей отомстила своим русским коллегам за все их ошибки и промахи. Поэт Батюшков, упоминаемый Чеховым, стал у нее православным попом (она смешала «Батюшков» и «батюшка»), генерал Жомини превращен в Германию (она смешала Jomiini и Germany), а Добролюбов превратился в святого «добролюбца» Франциска Ассизского!»

Корней Чуковский, «Высокое искусство»

Обратите внимание

Как лингвист в 1962 году Чуковский написал остроумную и темпераментную книгу о русском языке «Живой как жизнь», в которой резко раскритиковал так называемые «канцеляриты» — бюрократические речевые штампы.

Историк и литературный критик

Писатель 10 лет жил в финском городке Куоккала, где близко познакомился с художником Ильей Репиным и писателем Владимиром Короленко.

От сочетания фамилии писателя «Чуковский» и названия местечка «Куоккала» Репин образовал слово «Чукоккала» — и именно так Чуковский назвал свой рукописный юмористический альманах, в котором писал о выдающихся деятелях искусства XX века. Чуковский вел «Чукоккалу» с 1914 по 1969 год.

В 1908 году писатель опубликовал серию критических очерков об Антоне Чехове, Константине Бальмонте, Александре Блоке, Александре Куприне, Максиме Горьком, Валерии Брюсове и других русских литераторах — и эти очерки вошли в сборник Чуковского «От Чехова до наших дней».

После революции 1917 года писатель издал серьезные исследования творчества его современников: «Книгу об Александре Блоке» и труд «Ахматова и Маяковский».

В 1917 году Чуковский начал работать над исследованием творчества своего любимого поэта Николая Некрасова, которое длилось целых девять лет. Монография «Мастерство Некрасова», вышедшая в 1952 году, переиздавалась множество раз, а в 1962 году Чуковский был награжден за нее Ленинской премией.

«Настало время суда над Некрасовым, ибо только суд прекратит недомолвки и слухи, чудовищно порочащие его репутацию. Свидетельских показаний накопилось огромное множество, пора подвергнуть их самой внимательной критике, отделить клевету от правды. Посмотрим же, что за человек был Некрасов и в чем обвиняли его».

Корней Чуковский, «Мастерство Некрасова»

Детский психолог

Впервые книгу о детской речи «От двух до пяти» Чуковский издал в 1928 году. Он считал, что детство — это прекрасное время, а вовсе не «непристойная болезнь, от которой ребенка необходимо лечить».Чуковский едва ли не первым использовал психологические методы в изучении языка и стихотворчества детей.

В каждой главе писатель раскрыл одну из граней детской речи и образа мышления. Например, глава «Сто тысяч почему» рассказывает о том, что ребенок с его жадностью к новым знаниям способен в течение двух с половиной минут задавать «с пулеметной скоростью» десятки вопросов.

По мере взросления многочисленные «Почему?», «Зачем?», «Как?» возникают все реже; взрослые и вовсе порой исключают их из своего лексикона. А в главе о детском стихосложении писатель доказал интерес и привязанность детей к созвучным строчкам. Для ребенка игра в рифмы — такая же обычная жизненная потребность, как «кувыркание или махание руками».

— И почему перчатки? Надо пальчатки.— Ты, мама, у меня лучшевсехная!— Я ещё не отсонилась.— Я люблю чеснок: он пахнет колбасой.— Женщина — русалка. Мужчина — русал.

Корней Чуковский, отрывки из книги «От двух до пяти»

Источник: https://www.culture.ru/s/vopros/chukovskiy-dlya-vzroslyh

Корней Чуковский. Рассказ детям

Семьдесят лет удивительный писатель Корней Чуковский отдал литературному труду. Труду, который приносил ему радость. Счастлив человек, когда труд на благо людей доставляет радость и самому человеку.

Труды Корнея Чуковского любимы миллионами детей, и, безусловно, взрослыми. Уважаемый нами автор родился в далёком 1882 году. Давно? Очень давно. Но его работы написаны таким удивительно современным языком, что кажется, будто созданы вчера.

Поэт вставал очень рано и в пять часов утра уже сидел за письменным столом. В шутку он говорил о себе, как о рабочей машине. Терпеть не мог праздности. Все отвлекающие от работы моменты, такие, например, как беседы по телефону, он не любил. Высоко ценил каждую рабочую минуту.

Скажите, вам было когда-нибудь уныло, в то время, когда вы читали Чуковского? Нет! Всё, выходящее из-под его пера, написано «живым» языком, свежо, интересно.

Стихи, потешки, загадки, сказки Чуковского – это классика жанра. Это произведения, дарящие радость, хорошее настроение. У Чуковского было потрясающее чувство юмора, чувство меры. А ведь он не был потомственным интеллигентом. Его мать была прачкой. Отец ушёл из семьи, когда знаменитый поэт был ещё совсем маленький.

Важно

По причине «низкого происхождения» мальчика исключили из пятого класса одесской гимназии, и далее он вынужден был учиться самостоятельно.

В шестнадцатилетнем возрасте Чуковский ушёл из дома. Кстати фамилия Чуковский была дана мальчику не при рождении. Фамилия его матери – Корнейчукова. Сделав в ней определённые преобразования, поэт сверстал себе литературный псевдоним — Корней Чуковский. А на самом деле его звали Николай Васильевич. Но миллионы читателей в нашей стране и за рубежом знают его под именем Корней Чуковский.

Образы, которые создал в своих книгах Корней Иванович – Мойдодыр, Доктор Айболит, Тараканище, Федора, Муха- Цокотуха, – необычайно яркие и хорошо запоминаются детьми.

Когда в семье появляется ребёнок, перед родителями не стоит выбор, какие же книжки выбрать малышу, конечно, те, которые они сами читали в детстве — книги Корнея Чуковского.

«Если сложить, — писал Сергей Образцов, — все тропинки радости, которые проложил Чуковский к детским сердцам, получится дорога до Луны».

Работы писателя: «Мойдодыр», «Телефон», «Федорино горе», «Доктор Айболит», «От двух до пяти», энциклопедия детской речи, пересказы «Барона Мюнхаузена», «Робинзона Крузо», «Золотой ключик», переводы Редьярда Киплинга, «Тома Сойера», литературные, критические статьи – всё это попадание «в десятку». Кстати, по профессии Чуковский был критиком. Его пера опасались многие писатели.

«Цель людей, пишущих сказки, заключается в том, чтобы «какой угодно ценою воспитать в ребёнке дивную способность волноваться чужим несчастьям, радоваться радостям другого человека», — писал Корней Чуковский.

Сам он в жизни повидал немало. Приходилось и голодать. Но он не растерял доброту на дорогах жизни. Добр был сам и учил доброте других.

Составитель текста: Ирис Ревю

Источник: http://DetskiyChas.ru/rasskazy/chukovskii_rasskaz_detyam/

Корней Чуковский — биография, информация, личная жизнь

Корней Иванович Чуковский (наст. имя — Николай Васильевич Корнейчуков). Родился 19 (31) марта 1882 года в Санкт-Петербурге — умер 28 октября 1969 года в Москве. Русский советский поэт, публицист, литературный критик, переводчик и литературовед, детский писатель, журналист. Отец писателей Николая Корнеевича Чуковского и Лидии Корнеевны Чуковской.

Николай Корнейчуков, позже взявший себе литературный псевдоним «Корней Чуковский», родился в Санкт-Петербурге 31 марта по новому стилю; часто встречающаяся дата его рождения 1 апреля появилась в связи с ошибкой при переходе на новый стиль (прибавлено 13 дней, а не 12, как должно для XIX века). Тем не менее сам Корней праздновал свой день рождения именно 1 апреля.

Матерью Николая была крестьянка из Полтавской губернии Екатерина Осиповна Корнейчукова, работавшая горничной в Санкт-Петербурге в семействе Левенсонов.

Она проживала в гражданском браке с сыном семейства, студентом Эммануилом Соломоновичем Левенсоном. У родившегося мальчика уже была трёхлетняя сестра Мария от этого же союза.

Совет

Вскоре после рождения Николая студент Левенсон оставил свою незаконную семью и женился на женщине «своего круга». Екатерина Осиповна была вынуждена переехать в Одессу.

Детство Николай Корнейчуков провёл в Одессе и Николаеве.

В Одессе семейство поселилось во флигеле, в доме Макри на Новорыбной улице, № 6. В 1887 году Корнейчуковы сменили квартиру, переехав по адресу: дом Баршмана, Канатный переулок, № 3.

Пятилетнего Николая отдали в детский сад мадам Бехтеевой, о пребывании в котором он оставил следующие воспоминания: «Мы маршировали под музыку, рисовали картинки. Самым старшим среди нас был курчавый, с негритянскими губами мальчишка, которого звали Володя Жаботинский.

Вот когда я познакомился с будущим национальным героем Израиля — в 1888 или 1889 годах!!!».

Какое-то время будущий писатель учился во второй одесской гимназии (впоследствии стала пятой).

Одноклассником его в ту пору был Борис Житков (в будущем также писатель и путешественник), с которым у юного Корнея завязались дружеские отношения.

Окончить гимназию Чуковскому так и не удалось: его отчислили, по его собственным утверждениям, из-за низкого происхождения. Эти события он описал в автобиографической повести «Серебряный герб».

Обратите внимание

По метрике у Николая и его сестры Марии, как незаконнорождённых, не было отчества; в других документах дореволюционного периода его отчество указывалось по-разному — «Васильевич» (в свидетельстве о браке и крещении сына Николая, впоследствии закрепилось в большинстве поздних биографий как часть «настоящего имени» — дано по крёстному отцу), «Степанович», «Эммануилович», «Мануилович», «Емельянович», сестра Маруся носила отчество «Эммануиловна» или «Мануиловна».

С начала литературной деятельности Корнейчуков использовал псевдоним «Корней Чуковский», к которому позже присоединилось фиктивное отчество — «Иванович». После революции сочетание «Корней Иванович Чуковский» стало его настоящим именем, отчеством и фамилией.

По воспоминаниям К. Чуковского, у него «никогда не было такой роскоши, как отец или хотя бы дед», что в юности и в молодости служило для него постоянным источником стыда и душевных страданий.

Его дети — Николай, Лидия, Борис и умершая в детстве Мария (Мурочка), которой посвящены многие детские стихи отца — носили (по крайней мере, после революции) фамилию Чуковских и отчество Корнеевич/Корнеевна.

С 1901 года Чуковский начал писать статьи в «Одесских новостях». В литературу Чуковского ввёл его близкий гимназический друг, журналист В. Е. Жаботинский. Жаботинский также был поручителем жениха на свадьбе Чуковского и Марии Борисовны Гольдфельд.

Затем в 1903 году Чуковский, как единственный корреспондент газеты, знающий английский язык (которому обучился самостоятельно по «Самоучителю английского языка» Олендорфа), и соблазнившись высоким по тем временам окладом — издатель обещал 100 рублей ежемесячно — отправился корреспондентом «Одесских новостей» в Лондон, куда выехал с молодой женой. Кроме «Одесских новостей» английские статьи Чуковского публиковались в «Южном обозрении» и в некоторых киевских газетах. Но гонорары из России поступали нерегулярно, а затем и вовсе прекратились. Беременную жену пришлось отправить обратно в Одессу.

Чуковский подрабатывал перепиской каталогов в Британском музее. Зато в Лондоне Чуковский основательно ознакомился с английской литературой — прочитал в оригинале Диккенса, Теккерея.

Вернувшись в Одессу в конце 1904 года, Чуковский поселился с семьёй на улице Базарной № 2 и окунулся в события революции 1905 года.

Чуковский оказался захвачен революцией. Он дважды посетил восставший броненосец «Потёмкин», кроме прочего приняв письма к близким у восставших моряков.

В Петербурге начал издавать сатирический журнал «Сигнал». Среди авторов журнала были такие известные писатели как Куприн, Фёдор Сологуб и Тэффи. После четвёртого номера его арестовали за «оскорбление величества». Его защищал знаменитый адвокат Грузенберг, добившийся оправдания. Чуковский находился под арестом 9 дней.

Важно

В 1906 году Корней Иванович приехал в финское местечко Куоккала (ныне Репино, Курортный район (Санкт-Петербург)), где свёл близкое знакомство с художником Ильёй Репиным и писателем Короленко. Именно Чуковский убедил Репина серьёзно отнестись к своему писательству и подготовить книгу воспоминаний «Далёкое близкое».

В Куоккале Чуковский прожил около 10 лет. От сочетания слов Чуковский и Куоккала образовано «Чукоккала» (придумано Репиным) — название рукописного юмористического альманаха, который Корней Иванович вёл до последних дней своей жизни.

В 1907 году Чуковский опубликовал переводы Уолта Уитмена. Книга стала популярной, что увеличило известность Чуковского в литературной среде. Чуковский стал влиятельным критиком, громил бульварную литературу (статьи о Лидии Чарской, Анастасии Вербицкой, «Нате Пинкертоне» и др.

), остроумно защищал футуристов — как в статьях, так и в публичных лекциях — от нападок традиционной критики (познакомился в Куоккале с Маяковским и в дальнейшем с ним приятельствовал), хотя сами футуристы далеко не всегда были ему за это благодарны; вырабатывал собственную узнаваемую манеру (реконструкция психологического облика писателя на основании многочисленных цитат из него).

Читайте также:  Джек николсон: что общего между актёром и его отцом, которого он не знал?

В 1916 году Чуковский с делегацией Государственной думы вновь посетил Англию. В 1917 году вышла книга Паттерсона «С еврейским отрядом в Галлиполи» (о еврейском легионе в составе британской армии) под редакцией и с предисловием Чуковского.

После революции Чуковский продолжал заниматься критикой, издав две наиболее знаменитые свои книги о творчестве современников — «Книга об Александре Блоке» («Александр Блок как человек и поэт») и «Ахматова и Маяковский». Обстоятельства советского времени оказались неблагодарны для критической деятельности, и Чуковскому пришлось этот свой талант «зарыть в землю», о чём он впоследствии сожалел.

В 1908 году опубликованы его критические очерки о писателях Чехове, Бальмонте, Блоке, Сергееве-Ценском, Куприне, Горьком, Арцыбашеве, Мережковском, Брюсове и других, составившие сборник «От Чехова до наших дней», выдержавший в течение года три издания.

С 1917 года Чуковский принялся за многолетний труд о Некрасове, его любимом поэте. Его стараниями вышло первое советское собрание стихотворений Некрасова.

Чуковский закончил работу над ним только в 1926 году, переработав массу рукописей и снабдив тексты научными комментариями.

Совет

Монография «Мастерство Некрасова», вышедшая в 1952 году, много раз переиздавалась, а в 1962 году Чуковский был удостоен за неё Ленинской премии.

После 1917 года удалось опубликовать значительную часть стихов Некрасова, которые либо были ранее запрещены царской цензурой, либо на них было наложено «вето» правообладателями.

Примерно четверть известных в настоящее время стихотворных строк Некрасова была введена в оборот именно Корнеем Чуковским.

Кроме того, в 1920-е годы им были обнаружены и изданы рукописи прозаических сочинений Некрасова («Жизнь и похождения Тихона Тросникова», «Тонкий человек» и других).

Помимо Некрасова, Чуковский занимался биографией и творчеством ряда других писателей XIX века (Чехова, Достоевского, Слепцова), чему посвящена, в частности, его книга «Люди и книги шестидесятых годов», участвовал в подготовке текста и редактировании многих изданий. Самым близким себе по духу писателем Чуковский считал Чехова.

Увлечение детской словесностью, прославившее Чуковского, началось сравнительно поздно, когда он был уже знаменитым критиком. В 1916 году Чуковский составил сборник «Ёлка» и написал свою первую сказку «Крокодил».

В 1923 году вышли его знаменитые сказки «Мойдодыр» и «Тараканище».

В жизни Чуковского было ещё одно увлечение — изучение психики детей и того, как они овладевают речью. Он записал свои наблюдения за детьми, за их словесным творчеством в книге «От двух до пяти» (1933).

Все другие мои сочинения до такой степени заслонены моими детскими сказками, что в представлении многих читателей я, кроме «Мойдодыров» и «Муха-Цокотуха», вообще ничего не писал.

Обратите внимание

В феврале 1928 года в «Правде» была опубликована статья заместителя народного комиссара просвещения РСФСР Н. К. Крупской «О „Крокодиле“ Чуковского»: «Такая болтовня — неуважение к ребёнку.

Сначала его манят пряником — весёлыми, невинными рифмами и комичными образами, а попутно дают глотать какую-то муть, которая не пройдёт бесследно для него.

Я думаю, „Крокодила“ ребятам нашим давать не надо».

По мнению исследователя Л. Сильного, выступление вдовы В. И. Ленина означало в то время фактически «запрет на профессию», а в среде партийных критиков и редакторов вскоре возник термин — «чуковщина».

В декабре 1929 года в «Литературной газете» публикуется письмо Чуковского с отречением от сказок и обещанием создать сборник «Весёлая колхозия». Чуковский тяжело переживал отречение (у него к тому же заболела туберкулёзом дочь): он действительно после этого не напишет ни одной сказки (до 1942 года), как, впрочем, и упомянутый сборник.

1930-е годы ознаменованы двумя личными трагедиями Чуковского: в 1931 году умерла после тяжёлой болезни его дочь Мурочка, а в 1938 году был расстрелян муж его дочери Лидии физик Матвей Бронштейн. В 1938 году Чуковский переезжает из Ленинграда в Москву.

В 1930-е годы Чуковский много занимался теорией художественного перевода («Искусство перевода» 1936 года переиздали перед началом войны, в 1941 году, под названием «Высокое искусство») и собственно переводами на русский язык (М. Твен, О. Уайльд, Р. Киплинг и другие, в том числе в форме «пересказов» для детей).

Начинает писать мемуары, над которыми работал до конца жизни («Современники» в серии «ЖЗЛ»). Посмертно опубликованы «Дневники 1901-1969».

Как доносило НКГБ в ЦК, в годы войны Чуковский высказывался: «Всей душой желаю гибели Гитлера и крушения его бредовых идей. С падением нацистской деспотии мир демократии встанет лицом к лицу с советской деспотией. Будем ждать».

Важно

1 марта 1944 года в газете «Правда» вышла статья П. Юдина «Пошлая и вредная стряпня К. Чуковского», в которой был устроен разбор изданной в 1943 году в Ташкенте книги Чуковского «Одолеем Бармалея» (Айболития ведёт войну со Свирепией и её царем Бармалеем), и книга эта признавалась в статье вредной.

Сказка К. Чуковского — вредная стряпня, которая способна исказить в представлении детей современную действительность. «Военная сказка» К. Чуковского характеризует автора, как человека, или не понимающего долга писателя в Отечественной войне, или сознательно опошляющего великие задачи воспитания детей в духе социалистического патриотизма.

В 1960-е годы К. Чуковский затеял пересказ Библии для детей. К этому проекту он привлёк писателей и литераторов и тщательно редактировал их работу.

Сам проект был очень трудным в связи с антирелигиозной позицией Советской власти.

В частности, от Чуковского потребовали, чтобы слова «Бог» и «евреи» не упоминались в книге; силами литераторов для Бога был придуман псевдоним «Волшебник Яхве».

Книга под названием «Вавилонская башня и другие древние легенды» была издана в издательстве «Детская литература» в 1968 году. Однако весь тираж был уничтожен властями.

Обстоятельства запрета издания позже описывал Валентин Берестов, один из авторов книги: «Был самый разгар великой культурной революции в Китае. Хунвейбины, заметив публикацию, громогласно потребовали размозжить голову старому ревизионисту Чуковскому, засоряющему сознание советских детей религиозными бреднями.

Запад откликнулся заголовком „Новое открытие хунвейбинов“, а наши инстанции отреагировали привычным образом». Книга была опубликована в 1988 году.

В последние годы Чуковский — всенародный любимец, лауреат ряда государственных премий и кавалер орденов, вместе с тем поддерживал контакты с диссидентами (Александр Солженицын, Литвиновы, видным правозащитником была также его дочь Лидия).

Совет

На даче в Переделкине, где он постоянно жил последние годы, он устраивал встречи с окрестными детьми, беседовал с ними, читал стихи, приглашал на встречи известных людей, знаменитых лётчиков, артистов, писателей, поэтов. Переделкинские дети, давно ставшие взрослыми, до сих пор вспоминают эти детские посиделки на даче Чуковского.

В 1966 году подписал письмо 25 деятелей культуры и науки генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу против реабилитации Сталина.

Умер Корней Иванович 28 октября 1969 года от вирусного гепатита. На даче в Переделкине, где писатель прожил большую часть жизни, ныне действует его музей.

Семья Корнея Чуковского:

Жена (с 26 мая 1903 года) — Мария Борисовна Чуковская (урождённая Мария Арон-Беровна Гольдфельд, 1880-1955). Дочь бухгалтера Арона-Бера Рувимовича Гольдфельда и домохозяйки Тубы (Таубы) Ойзеровны Гольдфельд.

Сын — поэт, прозаик и переводчик Николай Корнеевич Чуковский (1904-1965). Его жена — переводчица Марина Николаевна Чуковская (1905-1993).

Дочь — писательница и диссидент Лидия Корнеевна Чуковская (1907-1996). Её первым мужем был литературовед и историк литературы Цезарь Самойлович Вольпе (1904-1941), вторым — физик и популяризатор науки Матвей Петрович Бронштейн (1906-1938).

Сын — Борис Корнеевич Чуковский (1910-1941), погиб вскоре после начала Великой Отечественной войны, осенью 1941 года, возвращаясь из разведки недалеко от Бородинского поля.

Дочь — Мария Корнеевна Чуковская (Мурочка) (1920-1931), героиня детских стихов и рассказов отца. Внучка — Наталья Николаевна Костюкова (Чуковская), Тата (род. 1925), микробиолог, профессор, доктор медицинских наук, Заслуженный деятель науки России.

Внучка — литературовед, химик Елена Цезаревна Чуковская (1931-2015).

Внук — Николай Николаевич Чуковский, Гуля (род. 1933), инженер-связист.

Внук — кинооператор Евгений Борисович Чуковский (1937-1997).

Внук — Дмитрий Чуковский (род. 1943), муж известной теннисистки Анны Дмитриевой. Правнучка — Мария Ивановна Шустицкая (род. 1950), врач-анестезиолог-реаниматолог.

Правнук — Борис Иванович Костюков (1956-2007), историк-архивист.

Правнук — Юрий Иванович Костюков (род.1956), врач.

Правнучка — Марина Дмитриевна Чуковская (род.1966).

Обратите внимание

Правнук — Дмитрий Чуковский (род. 1968), главный продюсер дирекции спортивных каналов «НТВ-Плюс».

Правнук — Андрей Евгеньевич Чуковский (род. 1960), химик.

Правнук — Николай Евгеньевич Чуковский (род. 1962).

Племянник — математик Владимир Абрамович Рохлин (1919-1984).

Источник: http://stuki-druki.com/authors/Chukovskiy.php

Корней Чуковский: Для детей и не только

Петербуржца Николая Корнейчукова весь мир знает под именем Корнея Чуковского, знаменитого автора детских стихов и сказок. 31 марта, в день рождения писателя, Souyz.ru вспоминает самого издаваемого детского автора — его жизнь и его книги.

0 10

Ваша оценка 0.0 <\p>

То, что жизнь Корнея Чуковского будет сложной, можно было предугадать ещё при рождении. Незаконнорожденный Коля взял фамилию матери, крестьянки Екатерины Корнейчуковой, а не отца — почётного гражданина Эммануила Левенсона. В последствии у него даже не было отчества. В некоторых документах фигурирует «Васильевич», в других «Степанович», «Емельянович» и т.д.

Портрет Корнея Чуковского работы Ильи Репина

Своё детство Николай проводит в Одессе и Николаеве. Будущий писатель поступил в Одесскую гимназию, однако, отучившись в ней всего до 5 класса, его исключают из-за низкого происхождения.

Но именно здесь он знакомится с Борисом Житковым, с помощью которого Корней Иванович и приобрёл свою любовь к литературе. Родительская библиотека нового друга была велика, и Чуковский стал читать взахлёб. Однако жить становилось всё труднее.

Материнская работа не приносила достаточно средств, но, несмотря на все тяжбы, Чуковский стал заниматься самостоятельно, сдал экзамены и получил аттестат зрелости.

Корней Чуковский и Илья Репин, читающий сообщение о смерти Льва Толстого

В 1901 году Чуковского первый раз публикуют в газете «Одесские новости», и он начинает писать для неё на регулярной основе. Спустя два года Корней Чуковский отправляется в родной Петербург, где пробует себя на писательском поприще.

В редакциях он получает отказ за отказом, но не унывает – пробует снова и снова. В итоге он становится специальным корреспондентом «Одесских новостей», для которых пишет заметки из Петербурга.

Важно

Удачно зарекомендовав себя в качестве спецкора, Чуковский получает первое интересное предложение – его командируют в Лондон. Столица Великобритании становится его лабораторией. Чуковский много пишет, самостоятельно учит английский и постоянно сидит в библиотеках.

Здесь он знакомится с первыми в своей жизни действительно великими зарубежными писателями — Артуром Конан-Дойлем и Гербертом Уэллсом. Спустя несколько лет Корней Иванович возвращается в Россию. Он сразу же берётся за любимую литературу. Теперь, правда, его тексты идут нарасхват.

Критические статьи печатаются в петербургских журналах и газетах, активнее всего он сотрудничает с журналом «Весы». Но вскоре писатель опять уедет, теперь в Одессу, где он окунётся в события революции 1905 года и дважды посетит восставший броненосец «Потёмкин».

Вернувшись в Петербург, Чуковский берётся за создание собственного журнала. При финансовой поддержке оперного певца Собинова он открывает еженедельный сатирический журнал «Сигнал», в котором публикуются карикатуры и заметки антиправительственного характера.

Для «Сигнала» писали Куприн, Сологуб, Тэффи и многие другие. Материалы «Сигнала» были неугодны властям, журнал был вскоре закрыт, а Чуковского отправили под стражу на шесть месяцев. Тогда его защищал знаменитый адвокат Грузенберг, добившийся оправдания.

Но даже арест не мешает поэту, журналисту, переводчику и литературоведу работать. Его вновь приглашают работать в «Весы».

Кроме того, Чуковский начинает писать литературную критику для множества других изданий — в будущем его статьи будут собраны в книгах «От Чехова до наших дней» (1908), «Критические рассказы» (1911), «Лица и маски» (1914) и др.

У него уже трое детей – Николай, Лидия (впоследствии оба стали известными писателями, а Лидия – еще и известным правозащитником) и Борис (погиб на фронте в первые месяцы Великой Отечественной войны). В 1920 году в Петербурге родится дочь Мария (Мура – она была героиней многих детских стихов Чуковского), умершая в одиннадцать лет от туберкулеза.

Корней Чуковский и Александр Блок

В 1916 году Чуковский вновь уезжает из России. В качестве военного корреспондента газеты «Речь» он отправляется в Великобританию, Францию и Бельгию. Но к концу года он опять приезжает домой и пишет работу, которая навсегда изменит всю его литературную жизнь – первую детскую сказку «Крокодил».

Читайте также:  Черными или белыми сыграем в этот раз? шахматная жизнь в книге в.в. набокова «защита лужина»

Даже Максим Горький предлагает ему писать для детей и в итоге приглашает Чуковского возглавить детский отдел издательства «Парус».

После революции Чуковский продолжал заниматься критикой, издав две наиболее знаменитые свои книги о творчестве современников — только-только завершив работу над «Крокодилом», он сразу же берётся за книгу о Некрасове.

0 0.0

Ваша оценка 0.0 <\p>

Совет

Пройдёт несколько лет, и имя Корнея Ивановича навсегда войдёт в историю благодаря двум историям, написанным в 20-х. Обе они знакомы любому российско-советскому школьнику, обе принесли автору колоссальную популярность — «Мойдодыр» и «Тараканище».

Несмотря на безумную известность, дополнительные тиражи и множество изданий, менее чем через 10 лет сказки попадают «под раздачу». Именно они стали причиной начатой в 30-е годы травли Чуковского, так называемой борьбы с «чуковщиной», инициированной Надеждой Крупской. В 1929 его заставили публично отречься от своих сказок.

Чуковский был подавлен пережитым событием и долго после этого не мог писать, а сказок так вообще больше не написал ни одной.

«Такая болтовня — неуважение к ребёнку. Сначала его манят пряником — весёлыми, невинными рифмами и комичными образами, а попутно дают глотать какую-то муть, которая не пройдёт бесследно для него. Я думаю, «Крокодила» ребятам нашим давать не надо…» — пишет Крупская про его сочинения.

Источник: https://www.soyuz.ru/articles/607

Биография Корнея Чуковского

Чуковский Корней Иванович (1882-1969) – русский поэт и детский писатель, журналист и литературовед, переводчик и литературный критик.

Детские и юношеские годы

Корней Чуковский – это псевдоним поэта, его настоящее имя – Корнейчуков Николай Васильевич. Родился он в Санкт-Петербурге 19 марта 1882 года. Его мать, полтавская крестьянка Корнейчукова Екатерина Осиповна, работала прислугой в семье богатого врача Левенсона, приехавшего в Санкт-Петербург из Одессы.

Горничная Катерина три года жила в незаконном браке с хозяйским сыном студентом Эммануилом Соломоновичем, родила от него двоих детей – старшую дочь Марусю и мальчика Николая.

Однако отношениям своего сына с крестьянкой воспротивился отец Эммануила. Левенсоны были владельцами нескольких типографий в разных городах, и такой неравный брак никогда не мог стать законным. Вскоре после того, как родился будущий поэт, Эммануил Соломонович оставил Екатерину и сочетался браком с женщиной своего круга.

Мама Корнея Чуковского с двумя малыми детьми была вынуждена уехать в Одессу. Здесь на Новорыбной улице они поселились в небольшом флигеле. Всё детство маленького Николая прошло в Николаеве и Одессе.

Как вспоминает поэт о своих ранних годах: «Мать воспитывала нас демократически – нуждою».

Много лет Екатерина Осиповна хранила и часто рассматривала фотографию бородатого мужчины в очках и приговаривала при этом детям: «Не сердитесь на своего папку, он хороший человек». Эммануил Соломонович иногда помогал Катерине деньгами.

Однако маленький Коля очень стеснялся своей незаконнорожденности и страдал от этого. Ему казалось, что он самый нецельный человечек на земле, что он один-единственный на планете, рождённый вне закона.

Обратите внимание

Когда другие дети рассказывали про своих отцов, бабушек и дедушек, Коля краснел, начинал что-то придумывать, лгать и путаться, и тогда ему казалось, что за спиной все шепчутся о его незаконном происхождении.

Он так и не смог простить отца за своё нерадостное детство, бедность и клеймо «безотцовщины».

Маму свою Корней Иванович очень любил и всегда вспоминал о ней с теплотой и нежностью. С раннего утра до позднего вечера она стирала и гладила другим людям, чтобы заработать денег и прокормить детей, при этом умудрялась успевать вести дом и вкусно готовить еду.

В их комнатке во флигеле всегда было уютно и чисто, даже нарядно, потому что стояло много цветов и повсюду висели расшитые узорами занавески и полотенца. Всё всегда сверкало, мама была необыкновенной чистюлей и в их маленькое жилище вкладывала свою широкую украинскую душу.

Она была неграмотной крестьянкой, но приложила все усилия, чтобы её дети получили образование.

В пятилетнем возрасте мать отдала Колю в детский сад мадам Бехтеевой. Он хорошо запомнил, как там рисовали картинки и маршировали под музыку.

Потом мальчик пошёл учиться во вторую одесскую гимназию, но после пятого класса его отчислили из-за низкого происхождения. Тогда он занялся самообразованием, изучал английский язык и очень много читал книг.

Литература вторглась с его жизнь и полностью завладела мальчишеским сердцем. Каждую свободную минуту он бежал в библиотеку и читал запоем без разбора.

У Николая было очень много друзей, с которыми он бегал на рыбалку или запускал воздушного змея, лазил по чердакам или, спрятавшись в больших мусорных ящиках, мечтал о путешествиях в дальние страны. Он пересказывал мальчишкам прочитанные книги Жюля Верна и романы Эмара.

Чтобы помочь матери, Николай пошёл работать: чинил рыбацкие сети, расклеивал театральные афиши, красил заборы. Однако чем старше он становился, тем менее нравилась ему мещанская Одесса, он мечтал уехать отсюда в Австралию, для чего и учил иностранный язык.

Журналистская деятельность

Став юношей и отрастив усы, Николай пытался заняться репетиторством, но у него никак не получалось напустить на себя должную солидность.

С детьми, которых он обучал, вступал в споры и беседы о тарантулах и способах изготовления стрел из камышей, учил их играть в разбойников и пиратов.

Учителя из него не получилось, но тут на помощь пришёл друг ─ журналист Володя Жаботинский, с которым они были «не разлей вода» ещё с самого садика. Он помог Николаю устроиться на работу в популярную газету «Одесские новости» в качестве репортёра.

Важно

Когда Николай пришёл в редакцию в первый раз, на его прохудившихся штанах зияла огромная дырка, которую он прикрывал большой и толстой книгой, взятой с собой именно для этой цели.

Но совсем скоро его публикации стали такими популярными и любимыми среди читателей газеты, что он стал зарабатывать по 25-30 рублей за месяц. По тем временам это были весьма приличные деньги.

Сразу же под первыми своими статьями молодой автор стал подписываться псевдонимом – Корней Чуковский, позднее присоединил ещё фиктивное отчество – Иванович.

Командировка в Англию

Когда выяснилось, что во всей редакции только один Корней знает английский язык, руководство предложило ему поехать в качестве корреспондента в командировку в Лондон. Молодой человек совсем недавно женился, семье нужно было становиться на ноги, и его соблазнил предложенный оклад – 100 рублей ежемесячно. Вместе с супругой Чуковский отправился в Англию.

Его английские статьи публиковали издательства «Одесские новости», «Южное обозрение» и несколько киевских газет. Со временем гонорары из России стали приходить в Лондон на имя Чуковского нерегулярно, а потом и вовсе прекратились. Жена была беременна, но из-за нехватки денежных средств, Корней отправил её к родителям в Одессу, а сам остался в Лондоне, подыскивая подработку.

Очень сильно понравилась Чуковскому Англия. Правда, поначалу его язык, изученный самостоятельно, никто не понимал. Но для Корнея это была не проблема, он улучшал его, с утра до вечера занимаясь в библиотеке Британского музея. Здесь же он нашёл подработку в том, что переписывал каталоги, а заодно в оригинале прочитал Теккерея и Диккенса.

Творческий литературный путь

К революции 1905 года Чуковский вернулся в Россию и полностью окунулся в происходящие события. Два раза он побывал на восставшем броненосце «Потёмкин». Затем уехал в Петербург и занялся там издательством сатирического журнала «Сигнал». Был арестован за «оскорбление величества», провёл под арестом 9 дней, но вскоре его адвокат добился оправдания.

Выйдя на свободу, Корней какое-то время издавал журнал подпольно, но вскоре понял, что издательское дело ему не подходит. Он посвятил свою жизнь писательству.

Сначала он больше занимался критикой. Из-под его пера вышли очерки о Блоке и Бальмонте, Куприне и Чехове, Горьком и Брюсове, Мережковском и Сергееве-Ценском. С 1917 по 1926 годы Чуковский трудился над работой о своём любимом поэте Некрасове, в 1962 году он получил за неё Ленинскую премию.

И когда он был уже довольно известным критиком, к Корнею пришло увлечение детским творчеством:

  • В 1916 году вышел в свет его первый сборник детских стихов «Ёлка» и сказка «Крокодил».
  • В 1923 году были написаны «Тараканище» и «Мойдодыр».
  • В 1924 году был опубликован «Бармалей».

Впервые в детских произведениях прозвучала новая интонация – малышей никто не поучал. Автор шутливо, но при этом всегда искренне радовался вместе с маленькими читателями красоте окружающего мира.

В конце 1920-х годов у Корнея Ивановича появилось новое увлечение – изучение психики детей и наблюдение за тем, как они овладевают речью. В 1933 году это вылилось в словесный творческий труд «От двух до пяти».

Советские дети выросли на его стихах и сказках, потом читали их своим детям и внукам. До сих пор многие из нас помнят наизусть:

  • «Федорино горе» и «Муху-цокотуху»;
  • «Краденое солнце» и «Путаницу»;
  • «Телефон» и «Айболит».

Практически на все сказки Корнея Чуковского сняты мультипликационные фильмы.
Корней Иванович вместе со старшим сыном очень много занимались переводами. Благодаря их труду в Советском Союзе смогли прочитать «Хижину дяди Тома» и «Приключения Тома Сойера», «Робинзона Крузо» и «Барона Мюнхгаузена», «Принца и нищего», сказки Уайльда и Киплинга.

За свои творческие достижения Чуковский имел награды: три ордена Трудового Красного Знамени, орден Ленина, многочисленные медали и степень доктора Оксфордского университета.

Личная жизнь

Первая и единственная любовь пришла к Корнею Ивановичу совсем в юном возрасте. В Одессе на соседней улице проживала еврейская семья Гольдфельд. У главы семейства бухгалтера Арона-Бера Рувимовича и его супруги домохозяйки Тубы Ойзеровны подрастала дочь Мария. Черноглазая и пухленькая девушка очень нравилась Чуковскому.

Когда выяснилось, что и он Маше не безразличен, Корней сделал ей предложение. Однако родители девушки были против этого брака. Отчаянная Мария сбежала из дома, и в 1903 году влюблённые обвенчались. Это был первый, единственный и счастливый брак для обоих.

В семье родилось четверо детей, троих из них отец Корней Иванович Чуковский пережил.

В 1904 году появился на свет их первенец – сын Коля. Как и отец, всю жизнь он занимался литературной деятельностью, став знаменитым советским писателем Николаем Корнеевичем Чуковским. Во время Отечественной войны участвовал в обороне Ленинграда, оставался в блокадном городе. В 1965 году он скончался внезапно во сне. Смерть сына стала для 83-летнего Корнея Ивановича тяжелейшим ударом.

Совет

В 1907 году в семье Чуковских родилась дочь Лидия, которая тоже стала писательницей. Самые известные её произведения – повести «Софья Петровна» и «Спуск под воду», а также значительное произведение «Записки об Анне Ахматовой».

В 1910 году родился сын Борис. В 31-летнем возрасте он погиб недалеко от Бородинского поля, возвращаясь из разведки. Это случилось практически сразу после начала Отечественной войны, осенью 1941 года.

Самая младшенькая дочь Мария в семье Чуковских родилась в 1920 году. Поздний ребёнок был всеми безумно любим, её ласково называли Мурочка, именно она стала героиней большинства детских рассказов и стихов отца.

Но ближе к 10 годам девочка заболела, у неё был неизлечимый костный туберкулёз. Малышка ослепла, перестала ходить и сильно плакала от боли.

В 1930 году родители отвезли Мурочку в Алупкинский санаторий для детей-туберкулёзников.

Два года Корней Иванович жил, как во сне, ездил к больной дочери, вместе с ней сочинял детские стихи и сказки. Но в ноябре 1930 года девочка умерла на руках у отца, он собственноручно сделал для неё гроб из старого сундука. Мурочку похоронили там же, в Крыму.

Именно после её смерти свою любовь к дочери он перенёс на всех детишек Советского Союза и стал всеобщим любимцем – дедушкой Корнеем.

Его супруга Мария умерла в 1955 году, раньше мужа на 14 лет. Каждый день Корней Иванович ходил на её могилу и вспоминал счастливые моменты их жизни. Он отчётливо помнил её бархатную кофточку, даже запах, их свидания до рассвета, все радости и беды, которые им приходилось переживать вместе.

Обратите внимание

Две внучки и три внука продолжили род знаменитого детского поэта, очень много правнуков у Корнея Ивановича. Кто-то из них связал свою жизнь с творчеством, как дедушка, но есть в родословном древе Чуковских и другие профессии – доктор медицинских наук, продюсер дирекции спортивных каналов «НТВ-Плюс», инженер-связист, химик, кинооператор, историк-архивист, врач-реаниматолог.

В последние годы жизни Корней Иванович проживал в Переделкино на даче. Часто у себя он собирал детишек, приглашал на такие встречи известных людей – артистов, лётчиков, поэтов и писателей. Детвора обожала эти посиделки с чаем на даче у дедушки Корнея.

Читайте также:  Как проходят домашние вечеринки у подростков?

28 октября 1969 года Корней Иванович скончался от вирусного гепатита. Похоронили его на кладбище в Переделкине.

На этой даче сейчас действующий музей писателя и поэта дедушки Корнея.

Источник: https://stories-of-success.ru/korneya-chukovskogo

Как сказки сделали Корнея Чуковского любимым детским писателем, но испортили ему жизнь

Автор: Алина Терехова

Корней Иванович Чуковский — ярчайший пример того, что сейчас называют self-made.

Он родился в 1882 году, звали его в то время Николаем Корнейчуковым, а отчества у него не было, потому что он был незаконнорожденным ребёнком. Мать была прачкой и сутками стирала белье.

А в 16 лет его исключили из гимназии по закону о «кухаркиных детях», который запрещал учиться детям низкого происхождения.

Будущий писатель расклеивал афиши, а на обратной стороне старых объявлений (другой бумаги у него не было) писал философский трактат.

«Я был в то время очень сумбурным подростком: прочтя Михайловского, Спенсера, Шопенгауэра, Плеханова, Энгельса, Ницше, я создал свою собственную „философскую систему“ — совершенно безумную, которую я проповедовал всем, кто хотел меня слушать. Но никто не хотел меня слушать, кроме пьяного дворника Савелия, у которого я жил, и одной девушки, на которой я впоследствии женился».

С этой девушкой, Марией Гольдфельд, Чуковский проживёт вместе больше 50 лет, до самой её смерти в 1955 году. У них родится четверо детей — Николай, Лидия, Борис и Мария (Мурочка).

Портрет Корнея Чуковского кисти Ильи Репина, 1910 год

Тогда, в конце XIX века, он перебивался случайными заработками — например, шпаклевал крыши в артели маляров. Но прежде чем закрасить жестяную поверхность, писал на ней мелом английские слова. Английским он занимался по самоучителю, купленному на барахолке. В книге не хватало страниц — к примеру, раздела фонетики, и Чуковский сидел на крыше, декламировал стихи и фразы с несусветным акцентом.

К слову, любовь к простому физическому труду сохранилась в нём с тех времён на всю жизнь. Дети вспоминают, что заборы он красил по Тому Сойеру — с таким азартом, что всем непременно хотелось взять кисть в руки.

Увлечение английским языком пригодилось ему уже в юности. В 1901 году Чуковский стал писать заметки в газету «Одесские новости» и сменил своё имя на псевдоним. А в 1903 году как единственный англоговорящий сотрудник издания поехал корреспондентом в Лондон. Всё свободное время Чуковский проводил в библиотеке Британского музея.

Полтора года спустя он вернулся в Одессу, но ненадолго — в 1905 году переехал в Петербург. Со своими лёгким нравом, эрудицией и талантом он скоро сошёлся с известнейшими людьми столицы. Чуковский работал фанатично.

Всегда над несколькими вещами одновременно.

Важно

Публиковал критические заметки в газетах и журналах, редактировал собрание сочинений Оскара Уайльда, переводил Уолта Уитмена, писал книгу и статьи о Чехове, исследовал творчество Некрасова — около четверти его стихов известны нам благодаря Чуковскому.

Осип Мандельштам, Корней Чуковский, Бенедикт Лившиц и Юрий Анненков. 1914 год

Кроме того, он выступал с публичными лекциями на литературные темы. Лидия Чуковская вспоминала, как отец взял её на одно такое выступление в Петербург (семья жила в пригороде), но вместо обещанных развлечений, оставил её на несколько часов в коридоре гостиницы, а сам заперся в номере и исправлял места лекции, которые показались ему вдруг слабыми.

Дети Чуковского

Когда Чуковский работал, то требовал абсолютного покоя: «От нас, детей, требовалась теперь одна-единственная дружеская услуга: провалиться сквозь землю».

Это не мешало детям обожать отца безгранично: «Серьёзной угрозой из его уст считали мы в детстве одну: „Не возьму с собой“. „Завтра не возьму с собой“. Куда не возьмёт? Это уже и не важно. С собой не возьмёт, вот куда. Оставит дома. Расстанется».

В Куоккалу, маленький финский посёлок близ Петербурга, Чуковский впервые приехал в 1907 году. Сначала недолго там гостил, потом снимал домик на всё лето, а вскоре перебрался туда окончательно.

Почти с самого приезда в Куоккале он подружился с Репиным, который в 1912 году одолжил ему денег на первую (и единственную) покупку собственного жилья, дачи «Золотой рог». Впрочем, дети Чуковского обиделись бы, если бы их назвали дачниками.

Они считали себя местными: знали все тропинки, понимали финский язык, в любую погоду бегали купаться и выходили на лодке в море. Грести их научил сам Чуковский — недаром провёл детство в Одессе. Он часто ходил с детьми на веслах и под шум волн читал стихи.

Корней Чуковский (слева) в студии Ильи Репина в Куоккалу, 1910 год

Лидия Чуковская вспоминала: «Он шёл к людям и звал людей к себе, как зовут на спектакль, на лекцию, на выставку, на диспут… Идти же в гости чайку попить и посудачить — к этому он был неспособен.

Совет

Дом наш был для него прежде всего рабочее место, где он терзался трудом: не удаётся, не удаётся, не удаётся — какие уж тут гости? отчаянье! — показалось наконец, что удалось, вот тебе и именины. Тогда лыжи, или море, или лодка, и дети, и костёр на берегу, и люди.

Слушатели: проверить, в самом ли деле удалось? и скорее в мастерскую Репина — взглянуть, как продвинулся портрет Короленко, или, по соседству, к Ценскому, или к тому же Короленко: послушать написанное ими, почитать своё. Вот и праздник!»

Английский язык, смелость и карточные игры

Английским языком Чуковский тоже занимался с детьми сам. Задавал шестилетней Лиде и девятилетнему Коле учить слова, а потом составлял из них абсурдные предложения и давал переводить. «Старая дева, объевшись замазкой, упала в пруд.

Бурный южный ветер гнал её прямо на скалы. Но в эту минуту прилетела ласточка и клювом вцепилась в её волосы». Дети были в восторге.

Слова были выбраны неслучайно: вскоре они попадались детям на страницах английских книг, предложенных отцом.

У Чуковского была привычка между делом спрашивать, что значит то или иное английское слово. И наоборот, просить назвать английские эквиваленты русских слов. А потом изменить их время или число.

К школьным успехам и неудачам своих детей он был практически равнодушен. Считал, что преподаватели, в большинстве своём, не могут увлечь, а без живого интереса ученье бесполезно.

Когда выяснилось, что Лидии с трудом даётся математика, он просто стал решать задачи за неё.

Обратите внимание

Зато когда Николай заинтересовался географией, Чуковский привозил ему из города карты и атласы и сам сидел над ними с не меньшим увлечением, чем сын.

Чуковский играл с детьми в шашки и шахматы, ставил пьесы, строил из песка крепости, загадывал загадки и заставлял придумывать свои.

Устраивал соревнования — кто выше прыгнет, кто дальше пройдёт по забору, лучше спрячется.

Превращал в приключение и уборку письменного стола, и поход за водой к колодцу на участке Репина (они должны были двигаться очень тихо, чтобы не мешать художнику, но выходило, будто «крали» воду).

Корней Чуковский с дочкой Мурой, 1925 год

Всей душой он ненавидел только одно развлечение — карточные игры. Они ассоциировались у него с мещанской Одессой, из которой он вырвался с таким трудом и которую как-то в письме другу назвал «фабрикой пошляков».

Однажды, вернувшись раньше обычного из города, он увидел, что Лида с Колей играют в «пьяницу». «Если бы он застал нас за изготовлением фальшивых ассигнаций, гнев его не мог быть более бурным.

Не смягчило его даже то, что мы сами нарисовали всех королей и валетов», — вспоминала Лидия Чуковская.

Отец учил детей смелости — под его руководством они забирались на самые высокие деревья.

Однажды, когда на них из-за забора выскочила огромная собака, Чуковский вместе с детьми опустился на четвереньки и стал громко на неё лаять. Собака убежала, поджав хвост

Важно

Не удивительно, что первое произведение для детей, поэма «Крокодил», тоже родилось в игре, почти случайно. Он ехал с больным сыном в поезде, пытался развлечь его стихами и импровизировал под стук колёс. Два года спустя, в 1917, сказка была опубликована в детском приложении к журналу «Нива».

Обложка книги «Крокодил», 1927 год

Детский сказочник

В годы после революции Чуковский работал в англо-американском отделе издательства «Всемирная литература». А чтобы прокормить большую семью, вёл занятия для желающих писать стихи: «Забуду ли те осенние месяцы, когда вместе с беллетристкой Даманской я вёл на станции Разлив по Финляндской железной дороге литературный кружок в общежитии двухсот проституток, собранных с проспектов Петрограда?».

С литературой для детей дела тогда обстояли совсем плохо — актуальных произведений тогда просто не было. Чуковский стал вдохновителем детской периодики и писал сам. И снова соединял высокое с обыденным: традиции сказок Пушкина и басен Крылова с фольклором и советским бытом.

«Мои детские книги неожиданно стали пользоваться огромным успехом…„Мойдодыр“, „Крокодил“, „Мухина свадьба“, „Тараканище“ — самые ходкие книги в России. Их ставят в кинематографе…», — писал в 1924 году Чуковский Репину. Но нельзя сказать, что эти публикации давались автору легко.

То и дело возникали проблемы с цензурой. Придирались, например, к тому, что Мойдодыр выбегает из маминой спальни — в то время, когда люди ютились в коммуналках и не помышляли о личном пространстве.

А фразу «жуки рогатые — мужики богатые» расценивали как «сочувствие кулацким элементам деревни».

Чуковский много лет наблюдал за тем, как дети осваивают речь, и в 1928 году вышла его книга о детском словотворчестве «Дети говорят» (в следующих изданиях — «От двух до пяти»).

Шарж Владимира Маяковского на Корнея Чуковского,1915 год

Чуковщина

В том же году началась травля. Крупская опубликовала в «Правде» статью, в которой называла произведения Чуковского буржуазными, неуважительными к ребёнку, абсурдными. Она увидела в сюжетах политический подтекст.

Интонацию быстро подхватили — и даже придумали ругательный термин «Чуковщина». Сказки оказались под запретом, а автор — без денег.

Совет

В начале 30-х годов ему пришлось написать в «Литературную газету» отречение от своих детских произведений и он пообещал сочинить новую, идеологически верную поэму — «Страну Колхозию».

Но муза замолчала. «В голове у меня толпились чудесные сюжеты новых сказок, но эти изуверы убедили меня, что мои сказки никому не нужны — и я не написал ни одной строки», — вспоминал Чуковский.

Через какое-то время он потерял музу и в буквальном смысле — дочь Мурочка, которой были посвящены сказки Чуковского и которая была героиней многих из них, смертельно заболела туберкулёзом. Он считал это возмездием за малодушие.

Писать для детей Чуковский снова начал только в 40-е годы, но прежнего взлёта и вдохновения уже не повторилось. Тем не менее, сказки остались его «визитной карточкой». Чуковский жаловался, что он — журналист, литературовед, теоретик художественного перевода, автор многих книг, — для большинства читателей он так и остался создателем «Мухи-Цокотухи».

В 1938 году Чуковский получил в аренду дачу в Переделкине. Он каждый день в одно и то же время выходил на прогулку, к нему стали присоединяться дети — не только писателей, но и строителей, работавших в посёлке.

Некоторым из них негде было заниматься, и Чуковский разрешал им делать уроки в своём доме. Со временем он завёл для таких посетителей этажерку с детскими книгами. А потом — построил рядом со своим участком целую библиотеку.

И хотя общение с детьми всегда вдохновляло и радовало, образ доброго «дедушки Корнея» его тяготил — как и слава детских книжек, которая оставила в тени серьёзные произведения. Он был слишком многогранным человеком, чтобы ужиться в этом немного слащавом и плоском образе.

Любопытно, что на единственном доступном видео Чуковский именно такой — читает стихи и загадывает загадки обступившим его восторженным детям.

Обратите внимание

В 1962 году Оксфордский университет присудил Чуковскому степень доктора литературы. После этого художник Малаховский нарисовал шарж: Чуковский в профессорской мантии прыгает со скамейки на скамейку на глазах у Переделкинской ребятни. Публичного образа не удалось избежать и здесь. Впрочем, Чуковскому рисунок очень нравился. В конце концов, седой профессор в полёте — это совсем неплохой итог.

Источник: https://www.livelib.ru/articles/post/34065-kak-skazki-sdelali-korneya-chukovskogo-lyubimym-detskim-pisatelem-no-isportili-emu-zhizn

Ссылка на основную публикацию