Барбара вильерс. чего ей стоило добиться любви короля?

Барбара Вилльерс, графиня Каслмейн

Продолжаем истории из жизни двора Реставрации by Эльвюна.“I know well enough she is a whore”
Samuel Pepys
История Барбары Палмер, урожденной Вилльерс, будущей графини Кастлмейн и герцогини Кливленд,началась в тот момент, когда умер ее отец, виконт Грандисон.

По одним сведения, он скончался от ран, полученных при Эджхилле, по другим — под Ньюбери.

Поскольку практически все его имущество было истрачено на снаряжение и лошадей для кавалерийского полка, вдова и единственная дочь покойного оказались в крайне стесненных обстоятельствах, как, впрочем, подавляющее большинство верных роялистов.

Вскоре виконтесса сочеталась вторым браком — опять же, с джентльменом из клана Вилльерсов, однако для Барбары это ничего не изменило.

Обратите внимание

Несмотря на громкую фамилию и родство (довольно дальнее) с герцогом Бэкингэмом, девушка завидной невестой не была — приданое значило гораздо больше, чем призрачные связи в среде высшей аристократии и хорошенькое личико.

Тем временем был казнен Карл I, и Вилльерсы тайно присягнули на верность новому королю, Карлу II.

Существует сентиментальная байка о том, что юная Барбара вместе со своими родственниками каждый год, в день рождения монарха, спускалась в погреб, где в полной темноте и шепотом возглашалась здравицу королю — не дай Бог, услышат… В пятнадцать лет Барбара стала любовницей Филипа Стэнхоупа, графа Честерфилда. Чувство было, кажется, обоюдным, и настолько сильным, что даже несколько лет спустя Честерфилда называли среди потенциальных отцов ее первого ребенка. Граф был холост, но беден, поэтому благоразумно воздержался от предложения руки и сердца.

Граф Честерфилд

Роджер Палмер

Лучшей добычей в охоте на жениха оказался Роджер Палмер, с которым Барбара обвенчалась в 1659 году. Это был спокойный, тихий человек, преданный католической церкви книжник. Его семья была против этого союза; на свадьбе отец Роджера мрачно напророчил, что эта женщина сделает его одним из самых несчастных людей в мире. Барбара и в самом деле имела мало общего с мужем — начиная от вероисповедания и заканчивая сексуальными аппетитами. В конце все того же 1659 года супруги прибыли на континент и присоединились к свите Карла в Гааге. Очень скоро высочайшее внимание было обращено на мистрис Палмер, и чело Роджера увенчалось рогами, которые на протяжении следующих лет делались все развесистей и развесистей. В 1661 году Барбара родила дочь, названную Анной, причем у общества живой интерес вызывал вопрос отцовства. Одни считали девочку ребенком Палмера, другие — короля, а третьи и вовсе кивали на Честерфилда. Анна родилась уже в Англии, когда Карл возвратился на престол предков и, по слухам, была зачата именно в ночь коронации. И Палмер, и Честерфилд, и король признали ее своей дочерью, однако пальму первества уступили Его Величеству, из-за чего девочка позже сменила фамилию. Барон Лимерик и граф Кастлмейн с 1661 года, Роджер получил эти титулы отчасти как компенсацию, отчасти как благодарность за таланты жены. Оговаривалось, впрочем, что наследовать ему могут лишь дети Барбары, на случай, если бы Роджер вступил в повторный брак. Палмер не желал публичного унижения и поначалу отказывался от подобной сомнительной чести, но на него было оказано давление достаточное, чтобы он в итоге согласился стать ирландским пэром. В знак протеста он ни разу не появился на своем месте в палате лордов ирландского парламента, хотя и пользовался титулами.Леди Анна Палмер, позже — Фицрой, 1665 год (работа Питера Лели)
14 мая 1662 года король сочетался браком с португальской принцессой Екатериной. Не то чтобы Барбара сомневалась в своих прелестях, однако она решила сразу же показать молодой королеве, кто здесь главный. Для начала леди Кастлмейн перед родами вознамерилась поселиться в том же дворце, где молодожены проводили медовый месяц, однако у Карла хватило деликатности отказать ей в этом соседстве.Тем не менее, Барбара на этом не успокоилась. Свиту королевы составляли португальские дамы, которых бесконечно возмущали английские нравы, а это могло расцениваться как дурное влияние на королеву. Решено было приставить к Ее Величеству английских леди, и Барбара не преминула потребовать, чтобы ее имя было внесено в список. Король уступил. «К изумлению Карла, его послушная маленькая королева воспылала латинским гневом. Повторяя с явным отвращением ненавистное имя, она заявила, что если король будет настаивать на том, чтобы при дворе появилась эта дама, пусть он лучше отошлет ее, Екатерину, обратно в Португалию. Карл попытался было успокоить жену: мол, все это дело прошлое, с графиней у него покончено. Это была откровенная ложь, о чем Екатерина уже прекрасно знала. Так или иначе, графине удалось уговорить любовника включить ее в круг дам, которых должны были представлять королеве. Когда рука Екатерины протянулась для поцелуя, одна из «страхолюдин» наклонилась к ней и прошептала на ухо имя женщины, стоящей перед ней на коленях. Королева отдернула руку. Последовали слезы, кровь из носа, и Екатерину в судорогах вынесли из комнаты». Бурные протесты королевы и вовлечение в конфликт лорда-канцлера, пояснявшего королеве права ее супруга на прихоть, привели к тому, что Барбара обрела желанную должность, а Карл стал относиться к жене с большим вниманием, увидев в ней характер. Вражда женщин приняла скрытый характер, но от этого не стала менее ожесточенной. Барбара дерзила королеве, король отсылал Барбару, а вскоре все возвращалось на круги своя. Наверняка, леди Кастлмейн не раз горько сожалела о своем поведении во время болезни Екатерины, сообразив, что вряд ли с новой женой Карла удастся сладить так же ловко, но, ко всеобщей радости, королева все же выздоровела.Барбара Палмер с сыном, Чарльзом Фицроем
18 июня Барбара родила сына Чарльза, причем тоже не обошлось без курьезов. Роджер, уже совершенно точно не имеющий никакого отношения к зачатию, вспомнил о правах отца и супруга, окрестив мальчика по католическому обряду. Шесть дней спустя по распоряжению короля ребенок был снова крещен, уже в протестантской традиции. С 1662 года и до конца жизни супруги Палмер проживали отдельно, однако речь о разводе так и не зашла, а остальные дети были беспрепятственно признаны отпрысками короля. Роджер попал в ловушку собственных принципов: как добрый католик, он не мог хлопотать о расторжении брака, тем самым лишая себя надежды на законное дитя, а как верноподданый — вынужден был мириться с положением, котрое Барбара занимала при короле. Пепис наблюдал следующее: «Было странно видеть ее мужа и ее саму в одном и том же месте, проходящими мимо друг друга взад-вперед без малейшего знака внимания, лишь при входе он снял шляпу, а она его очень вежливо поприветствовала — но более они друг друга не замечали.» Агрессивные действия Барбары в борьбе за придворную должность несколько охладили чувства короля. В 1663 году он начинает ухаживать за Фрэнсис Стюарт, по словам современников, сколь недалекой, столь и красивой. Графиня Кастлмейн снова была беременна и 28 сентября родила королю второго сына — Генри. По отношению к сопернице она избрала мудрую политику, всячески поощряя увлечение короля и стараясь контролировать действия Фрэнсис. По мнению Карла, Барбара «знала больше поз, чем Аретино», поэтому она не сомневалась в том, что он вернется в ее постель. Более того, графиня устроила для развлечения августейшего любовника имитацию свадьбы, где она выступала в роли жениха, а Фрэнсис, соответственно, невесты. Были и кольца, и венчание, и горячительный напиток в постель, и кража подвязки — а в самый волнующий момент Барбара уступила ложе Карлу. Так, во всяком случае, пересказывает сплетню Пепис, сам к Барбаре весьма и весьма неравнодушный. В этом же году она по непонятным причинам перешла в католичество и теперь ходила на мессу вместе с королевой, что, конечно, не слишком обрадовало Ее Величество.В 1664 году Барбара осчастливила короля еще одной дочерью, Шарлоттой, а в 1665 родился последний совместный ребенок Карла и миледи Кастлмейн — Джордж. Семь лет спустя на свет появилась Барбара-младшая, которую Карл признал своей больше по привычке — ее отцом, очевидно, являлся Джон Черчилль, будущий герцог Мальборо, кое-кто снова поминал всуе Честерфилда. Пепис пишет: «Похоже на то, что она в тягости, король сказал, что он тут ни при чем, она издала пренебрежительное «пфф» (she made a slighting 'puh' with her mouth) и вышла из дома». Когда Карл отказывался признавать ее второго сына, предполагая, что куда большее отношение к его рождению имеет Генри Джермин, Барбара затопала ногами, выкрикнула «Черт меня побери, вы его признаете!» и пообещала учинить что-нибудь над младенцем, если король и дальше будет сопротивляться.Леди Шарлотта Фицрой и ее паж-индеец
Барбара не мешала развлекаться королю, но и сама скучать не собиралась. К слову, Черчиллю она подарила 5 тысяч фунтов, которые тот вложил в ежегодную ренту. Карл прокомментировал это так: «Прощаю, ведь ему надо зарабатывать на хлеб насущный». Однажды прямо на улице она окликнула начинающего драматурга Вильяма Уичерли и увезла в своей карете — впоследствии он посвятил Барбаре свою первую пьесу. Некоторое время у нее была связь с канатоходцем Джейкобом Холлом, Барбара заказала их двойной портрет и выплачивала любовнику содержание.Близость с королем Барбара использовала как возможность влиять на политику государства и способ регулярно пополнять свой кошелек. Она настолько энергично вмешивалась в дела королевства, что Джон Ивлин окрестил леди Кастлмейн «проклятьем нации». Епископ Бернет описывает ее как женщину необычайной красоты, но чрезвычайно жестокую и жадную, глуповатую, но властную, неуступчивую даже по отношению к королю, затевающую интрижки с другими мужчинами и одновременно устраивающую любовнику притворные сцены ревности. Впрочем, свидельствуют и о доброте Барбары: когда в театре на людей обрушился помост, она единственная поспешила помочь раненому ребенку. Карл осыпал ее драгоценными безделушками, назначил ежегодный пенсион в 4700 фунтов, а также выплатил ей еще 30 тысяч единовременно, однако изрядные суммы Барбара проигрывала в карты, а потому постоянно нуждалась в деньгах (однажды она за день просадила 20 тысяч). Субсидировали миледи Кастлмейн Испания и Франция, что свидетельствовало об ее реальном влиянии на короля. Особую ненависть она питала к Кларендону, который называл Барбару не иначе, как «эта женщина». По ее инициативе Карл возвысил Генри Беннета, перестал бывать у канцлера в доме и перепоручил ведение внешнеполитических дел ставленнику Барбары; окружение леди Кастлмейн сыграло свою роль и в начале войны с голландцами. Когда Кларендон был вынужден бежать во Францию, чтобы избежать обвинения в государственной измене, Барбара лично вышла посмотреть на его отъезд из Уайтхолла. «А, это вы, мадам? — якобы обратился к ней опальный канцлер. — Помните, если вам суждено жить и дальше, когда-нибудь вы сделаетесь старухой».Питер Лели «Барбара Кастлмейн в образе Афины Паллады»
В 1670 году Барбара стала баронессой Нонсач и герцогиней Кливленд, а также получила имение Феникс-Парк под Дублином. Специальным разрешением Чарльзу Фицрою было позволено наследовать герцогский титул от матери, хотя он был внебрачным ребенком. Двор не зал, как расценивать эти знаки внимания со стороны короля: то ли как прощальный подарок, то ли как свидетельство того, что миледи Кастлмейн по-прежнему в силе. По акту парламента 1673 года все католики должны были быть отставлены с придворных должностей, и Барбара, наравне с прочими, потеряла свое место в свите Екатерины. Теперь она стала «рядовой» любовницей Карла, поскольку место фаворитки к тому времени заняла Луиза де Керуаль. В 1676 Барбара с четырьмя младшими детьми предприняла поездку в Париж (там она не преминула завести роман с английским посланником Монтегю), откуда возвратилась лишь четыре года спустя, буквально перед самой смертью Карла. «Послекоролевский» период ее жизни по понятным причинам менее четко задокументирован, однако известно, что Барбара имела связь с актером Кардоннеллом Гудманом, от которого в 86-м году родила сына. Предположительно, этот человек также был отцом одной или двух ее дочерей. В миру он был также известен как Отродье Гудман, а его отношения с Барбарой закончились попыткой отравить ее сыновей и тюремным заключением. В марте 1691 года восемнадцатилетняя Барбара-младшая родила бастарда от графа Аррана, после чего удалилась во французский монастырь, поручив воспитание мальчика своей матери.Barbara Palmer (née Villiers), Duchess of Cleveland, after Sir Godfrey Kneller, Bt, oil on canvas, (circa 1705)

Барбара овдовела в 1705 году. Палмер все эти годы не поддерживал с ней никаких отношений, посвятил себя политике и литературе, побывал в Тауэре как подозреваемый по делу о католическом заговоре, а также съездил послом в Ватикан, где был осмеян как самый знаменитый рогоносец Европы. Он мирно скончался в провинции, будучи в возрасте 70 лет.

Читайте также:  Актуальна ли сегодня излишняя принципиальность?

После смерти Роджера Барбара внезапно решила выйти замуж снова. Ей было 65 лет, а ее избранником стал Роберт «Красавчик» Филдинг, на десять лет моложе. Увы и ах, миледи доверилась редкостному проходимцу. Желая поправить свои дела, он начал ухаживать за Анной Делью, вдовой, унаследовавшей от мужа 60 тысяч фунтов.

Ее прислуга прятала любовные письма, понимая, что ничего хорошего от Филдинга ждать не приходится. За взятку в 500 фунтов парикмахер дамы взялся помочь, но, предполагая, что Анна откажет, подсунул Филдингу под ее именем другую вдову, Мэри Уэдсворт. Разница между женщинами была только в 60 тысячах. Героический Филдинг не прекращал увиваться и вокруг герцогини Кливленд.

9 ноября 1705 года он женился на Мэри Уэдсворт/Анне Делью, а 25 ноября — на Барбаре Палмер. Отношения с новым мужем, мягко говоря, не складывались. Когда она отказалась оплачивать его счета, Филдинг «так варварски жестоко обращался с ней, что она была вынуждена обратиться к магистрату для защиты от его посягательств.

» Более того, он стал любовником ее внучки, Шарлотты Калверт, и в 1707 году она родила ребенка, отцом которого, скорее всего, был Красавчик. В мае 1706 Филдинг все же узнал о подмене и побоями заставил Мэри молчать о свадьбе, а уже в декабре был официально признан виновным в двоеженстве, поэтому брак с Барбарой стал считаться аннулированным.

Королева Анна даровала ему помилование, и Филдинг жил вместе с Мэри до самой своей смерти в 1712 году. Барбары не стало 9 октября 1709 года. Среди ее потомков — принцесса Диана и сэр Энтони Иден, премьер-министр Британии в 1955-1957 годах.

Barbara Palmer, Baroness Limerick, Countess of Castlemaine, Duchess of Cleveland

Henri Gascars «Графиня Кастлмейн и ее дочь леди Шарлотта Фицрой»

Sir Peter Lely «Barbara Villiers, Duchess of Cleveland as St. Catherine of Alexandria», circa 1665-70

Barbara Palmer (née Villiers), Duchess of Cleveland, by John Michael Wright, oil on canvas, 1670

Мэри Бил, Барбара Палмер в 1665 году

Неизвестный автор

Источник: https://snorri-di.livejournal.com/171551.html

Виктория Холт — Любимицы королевы

Виктория Холт

Любимицы королевы

Когда леди Мальборо напомнили о бедных родственниках, Хиллах, она сочла это пустяковой неприятностью, однако впоследствии — много лет спустя — пришла к выводу, что то была едва ли не значительнейшая минута в ее блистательной жизни.

Дело в том, что напоминание было сделано ей в пику, и графиня отмахнулась от него, будто от докучливой мухи.

Произошло это на праздновании дня рождения принцессы Анны. Тогда все внимание ее высочества было отдано сыну, маленькому герцогу Глостеру.

Важно

Поглощенность принцессы мальчиком, хоть и вполне понятная, поскольку он был единственным ее ребенком, несмотря на многочисленные беременности, которым леди Мальборо потеряла счет, раздражала последнюю.

Еще до рождения этого ребенка Сара Черчилл, леди Мальборо, привыкла претендовать на все внимание Анны.

Дружба их была притчей во языцех у всего двора; наедине Анна и Сара почтительно называли одна другую «миссис Марли» и «миссис Фримен», так как принцессе хотелось, чтобы никакие формальности не омрачали их теснейшую близость. После рождения ребенка дружба не ослабела, хотя сын занял в душе Анны первое место, и, когда она без умолку твердила «мой мальчик, мой мальчик», Саре хотелось кричать.

В тот день, когда мальчика должны были официально представить ко двору, Анна нарядила его в костюмчик, специально сшитый для этого события. Кроме того, ей в голову пришла нелепая мысль украсить его своими драгоценностями.

Сама Анна не питала особой любви к церемониям. Гораздо приятнее было устроиться на кушетке с чашкой шоколада или тарелкой сладостей и тешиться либо игрой в карты, либо сплетнями.

Однако ей хотелось, чтобы «ее мальчик» выглядел великолепно.

«Бедняжка! — подумала Сара, любившая называть пренебрежительно тех, кто знатнее ее. — Он нуждается в украшениях».

И когда сравнила с ним своего красавца-сына, носящего имя Джон, как и отец, родившегося на несколько лет раньше маленького герцога, у нее возникло желание торжествующе закричать.

Говорить Анне о разнице между их сыновьями ей не хотелось. Вскоре она представит Джона ко двору, и Анна сама увидит, какие они разные.

Правда, маленький Глостер, несмотря на хилость, был незаурядным ребенком. Очень умным, сообразительным. Врачи утверждали, что головная водянка только обострила его ум, и казалось, это соответствует истине. Развитой не по годам, он отличался изобретательностью.

Совет

Весь двор с любопытством наблюдал, как он муштрует в парке девяносто мальчиков, которых называл своей армией. Но голова его была непомерно большой по сравнению с туловищем, он не мог ходить прямо, если по бокам не шли двое сопровождающих.

Вполне понятно, что мальчик вызывал у родителей и восторг, и ужас.

По случаю празднества, маленький герцог был одет в камзол из синего бархата, украшенный вокруг петлиц алмазиками. Его маленькая фигурка сверкала драгоценностями матери. Через плечо мальчика была переброшена голубая лента ордена Подвязки. Смотреть на это без злобы Сара не могла.

Ей очень хотелось, чтобы орден получил Маль, ее дорогой супруг — она была уверена, что он гений и, будь у него такая возможность, прекрасно бы правил страной. Поэтому вид ребенка, щеголяющего орденской лентой, приводил ее в бешенство.

Однако при взгляде на пудреный парик, нелепый на мальчике, и мысли о громадной голове под ним герцогиня утешалась тем, что хоть графу Мальборо не дают ордена Подвязки, а голландец Вильгельм держит его в тени, у нее все же здоровые дети.

Нужно только дождаться смерти Вильгельма, тогда на трон взойдет Анна, и члены графской семьи получат все, чего заслуживают.

Маленький Глостер принес из детской полученную от короля драгоценность. То было украшенное бриллиантами изображение святого Георгия верхом на коне. Подобная щедрость Вильгельму была не свойственна. Но, как и все при дворе, он был расположен к мальчику. Своими очаровательными странностями мальчик растопил холодность короля.

— Это мне дал его величество король, — сказал герцог, — при пожаловании ордена Подвязки. Орден он прикрепил своими руками, а это, уверяю вас, в высшей степени необычно. Все потому, что он обо мне высокого мнения. Разве это не счастье? Но я не останусь в долгу перед его величеством. Смотри, мама, какое письмо я ему написал.

Анна взяла письмо. Сара и леди Фицхардинг, гувернантка мальчика, глядя через ее плечо, стали читать вместе с ней:

«Я, наипреданнейший подданный вашего величества, охотнее отдам жизнь за ваше дело, чем за чье бы то ни было. Надеюсь, вы вскоре покорите Францию. Мы, подданные вашего величества, будем стоять за вас до последней капли крови.

Глостер».

Анна с довольной улыбкой поглядела на Барбару Фицхардинг, потом на Сару. «Пришла в восторг», — подумала Сара. Мальчик, конечно, развит не по годам, но все же это ребячество.

Обратите внимание

И его предложение королю своих солдат — сверстников, вооруженных игрушечными шпагами и мушкетами, не заслуживало ничего, кроме улыбки. Однако суровый Вильгельм принял все это всерьез и отправился в Кенсингтон осмотреть маленькое войско.

«Возможно, — ехидно подумала Сара, — это не так глупо, как представляется на первый взгляд. Только в таких вот случаях, появляясь в глазах толпы, он может услышать одобрительные возгласы в свой адрес».

— Королю наверняка понравится, — сказала Анна.

— Он, несомненно, сочтет, что я одеваюсь слишком уж пышно, — задумчиво протянул мальчик. — Но моя преданность, возможно, умерит его раздражение моей одеждой.

Принцесса Анна восторженно закатила глаза. Существовал ли на свете подобный ребенок? Что за ум! Что за проницательность! Каким королем он станет, когда взойдет на престол!

Когда герцог ушел, обеим женщинам пришлось выслушивать уже не раз слышанные восхваления его ума и мудрости. Сара выходила из себя, но Барбара Фицхардинг казалась столь же восхищенной, как принцесса; и они, словно две кумушки, без умолку стрекотали об этом чудесном мальчике.

Потом, наедине с Барбарой, Сара дала волю своему раздражению.

— Королю небось уже надоел этот мальчишка, — заметила она с усмешкой.

— По-моему, король искренне привязан к своему племяннику, — ответила Барбара. — Но он не слишком щедр на проявление своих чувств. Может, потому он так одинок?

— Нет, у него есть добрые друзья, верный Бентник и благородный Кеппель. Да и любовница.

Сара лукаво поглядела на собеседницу. Любовницей этой была сестра Барбары, Элизабет Вильерс, связь ее с королем началась вскоре после его женитьбы и длилась до тех пор, пока королева не умерла.

В предсмертном письме, вскрытом после похорон, жена укоряла Вильгельма и просила прекратить эту связь. Король был так потрясен, что надолго оставил Элизабет.

Однако Сара полагала, что отношения их втайне возобновились, и Барбара, шпионка, доносившая обо всем сестре, чтобы та передавала Вильгельму, знает об этом.

Источник: https://libking.ru/books/love-/love-history/213116-viktoriya-holt-lyubimitsy-korolevy.html

Прекрасная Стюарт — олицетворение Британии

?wutheringkites (wutheringkites) wrote,
2018-02-07 20:09:00wutheringkites
wutheringkites
2018-02-07 20:09:00Category:Леди Фрэнсис Тереза Стюарт Леннокс, герцогиня Ричмондская , дочь дальнего родственника королевской семьи, Уолтера Стюарта, знаменитая красавица при дворе Карла II.

Именно она изображена на королевских медалях и монетах в образе Британии — гения и символа английской нации.Frances Teresa Stuart by Sir Peter Lely, 1662-65.

Была ли она любовницей короля? Чем кончилось противостояние красавицы с могущественной фавориткой? Чье чучело находится рядом с её посмертной восковой копией? Как выглядят трусы Карла II? И при чем здесь знаменитая статуэтка музыкальной премии Brit Awards? Фрэнсис Тереза воспитывалась во Франции, но после Реставрации Стюартов приехала с матерью в Англию.

Была ли она любовницей Карла II — доподлинно неизвестно, легенда гласит, что красавица отказала королю. Множество поклонников пали жертвами её чар, но прекрасная дама была непреклонна и, по отзывам современников, по-детски глупа. Граф Филибер де Грамон сказал, что трудно вообразить сочетание «столь малого разума и столь великой красоты».

Важно

Однако её письма к мужу, хранящиеся в Британском Музее, отнюдь не лишены здравого смысла.King Charles II by John Michael Wright or studio, between 1660 and 1665В 1663 году, в возрасте четырнадцати лет, Фрэнсис Тереза становится фрейлиной Екатерины Брагантской, супруги Карла II Стюарта.

По легенде, любовь короля к фрейлине была столь сильна, что он подумывал о возможности развода, дабы сочетаться с Прекрасной Стюарт, отказавшейся разделить его незаконную страсть. Сэмюэль Пипс с восторгом отзывался о её красоте: «такой красоты я в жизни не видывал; пожалуй, она превосходит даже леди Калсмен …

неудивительно, что король к ней переменился, о причинах его нынешней холодности гадать не приходится».La Belle Stuart by Sir Peter Lely, 1662-65.

Согласно другой истории, леди Каслмейн …. пригласила к себе миссис Стюарт и, развеселившись, предложила ей «сыграть свадьбу». Свадьба получилась как настоящая, с обручальными кольцами, церковной службой, лентами, «поссетом» в постели, швырянием чулка — все обычаи были соблюдены. В конце, однако, леди Каслмейн (она была женихом) уступила свое место на брачном ложе королю, и тот лег рядом с обворожительной миссис Стюарт. Говорят, все именно так и было. 8 февраля 1663 года*

Однако король, то ли из благородства, то ли испугавшись мести своей всесильной фаворитки Барбары Вильерс (леди Каслмен), не позволил зайти этой забаве слишком далеко.

La Belle Stuart была необыкновенно изящной и легкомысленной, превосходной танцовщицей с безупречным чувством стиля. Она обладала оптимистичным, легким нравом и никогда не принимала участия в интригах.

В начале-середине 1660-х годов Питер Лели создает свою знаменитую серию портретов Виндзорские красавицы. Фрэнсис, конечно, не без намека изображена в образе девственной Дианы-охотницы (см заглавную иллюстрацию к посту).

Расчетливая же интригантка Барбара Вильерс предстает в образе богини мудрости Минервы:Peter Lely, Barbara Palmer, 1st Duchess of Cleveland as Minerva, the Roman goddess of war and wisdom.

Лицо La Belle Stuart было выбрано самим королем, дабы представлять Британию.

В Дневнике Пипса от 25 февраля 1667 года: «У моего ювелира мне попалась на глаза новая медаль короля, где в миниатюре вычерчено лицо миссис Стюарт — столь искусно, сколь, пожалуй, мне не доводилось видеть за всю мою жизнь; вся прелесть в том, что он ведь выбрал ее лицо для того, чтобы оно представляло Британию».

Источник: https://wutheringkites.livejournal.com/153195.html

«Все могут короли»: герцог Бэкингем и любовные утехи Карла I

Яна Литвинова Би-би-си, Лондон

Image caption Сердечные дела британских монархов — дело запутанное

В первой части рассказа об амурных делах британских монархов мы коснулись эпохи Средневековья. На сей раз перенесемся во времена правления Стюартов, а именно первого из Стюартов Якова VI Шотландского, ставшего Яковом I Английским.

Читайте также:  Как лоренцо медичи был великолепным?

Стоит с самого начала оговориться, что альковные дела монархов пятисотлетней давности относятся к области догадок, слухов и предположений и не являются непреложной истиной.

По поводу наследника Елизаветы I слухи ходили самые разные. Он отличался довольно мягким характером, и народ про него шутил, что на смену «королю Елизавете» пришел «королева Яков».

Совет

Яков, разумеется, был женат — на датской принцессе Анне, которая родила ему троих детей, — что, однако, совсем не означает, что у короля не было интимных друзей того же пола.

Современники приписывали ему троих:

Правообладатель иллюстрации Wikimedia CommonsImage caption Мэри Стюарт с сыном, будущим королем Яковом I.

На самом деле в таком возрасте Мэри сына уже не увидела: ей пришлось бежать из Шотландии и просить убежища в Англии, что для нее лично закончилось очень печально, но привело Стюартов на английский престол

  • Эсме Стюарт, первый герцог Леннокский
  • Роберт Карр, первый граф Сомерсетский
  • Джордж Вильерс, первый герцог Бэкингемский.

Правообладатель иллюстрации Wikimedia CommonsImage caption У Якова I было несколько фаворитов. Точно сказать, в какой степени интимности находились их отношения, сложно, но современники не сомневались. Портрет работы Пола ван Сомера

Любимец двух королей

Этот последний персонаж заслуживает особого внимания.

Во-первых, он умудрился быть фаворитом и отца, и сына: после смерти Якова I он стал одним из ближайших соратников и советников и Карла I.

Во-вторых, именно его Александр Дюма увековечил в «Трех мушкетерах».

И в-третьих, был ли он физически близок с Яковом, или все-таки нет, мы так и не знаем, но переписка между ними была довольно-таки любопытной.

Правообладатель иллюстрации Wikimedia CommonsImage caption Джордж Вильерс, 1-й герцог Бэкингем с женой и детьми. Групповой портрет кисти Геррита ван Хонтхорста

В 1623 году Яков написал своему фавориту письмо, в котором был следующий пассаж: «Господь, благослови тебя, мой милый ребенок и жена моя, и пусть он сделает так, чтобы ты всегда был утешением своему дорогому отцу и мужу».

А вот и ответ герцога: «Разумеется, я люблю вашу душу, равной которой не сыскать во всем мире. Я жажду жить только ради вас. Я буду жить и умру как тот, кто вас любит».

Правообладатель иллюстрации Wikimedia CommonsImage caption Это и есть дворец Апеторп, в котором в ходе реставрации обнаружили потайной ход между спальнями Бэкингема и Якова I.

Но что между ними было на самом деле, мы все равно достоверно не знаем

Кто его знает, что на самом деле связывало этих двух людей, короля и герцога.

В конце концов, вполне может быть, что эпистолярный жанр XVII века допускал такие цветистые выражения даже в том случае, если речь шла исключительно о крепкой мужской дружбе.

Правда, в ходе недавней реставрации дворца Апеторп в Нортгемптоншире (Апеторп был любимой резиденцией Якова I) был найден скрытый коридор, соединявший спальни короля и Бэкингема.

Обратите внимание

Через много лет герцог писал королю, явно вспоминая какие-то давние события: «И я не знаю, любите ли вы меня сегодня больше, чем в то время, которое я никогда не забуду, когда изголовье не разделяло хозяина и его верного пса».

В общем, делайте выводы, но историки к согласию пока что так и не пришли.

Карл II, или под одеждой все женщины одинаковы

Правообладатель иллюстрации Wikimedia CommonsImage caption А вот и Карл II. Сразу видно, что человек радовался жизни. Сам о себе он говорил: «Я всегда восхищался добродетелью, но у меня она никогда не получалась».

Портрет работы Джона Майкла Райта

20 января 1674 года Джон Уилмот, граф Рочестер в панике покинул двор короля Карла II, поскольку по ошибке вручил монарху стихотворный памфлет, который начинался следующими строками:

Весь христианский мир прекрасно знает,

Что в Аглицком саду произрастает

Большая клумба девушек в цвету,

И наш король на клумбе той в поту

Усердно трудится: не мир и не война,

Не слава, не престиж и не казна

Ум короля не станут занимать

В постелях лишь он может побеждать…

Что лишний раз подтвердило, что короли на правду все-таки обижаются.

Люси Уолтер, илиа мог бы и жениться!

Правообладатель иллюстрации Hulton ArchiveImage caption Герцог Монмутский, первый, но, к сожалению, незаконный сын Карла II. А вот если бы Карл на его матери женился, или хотя бы попросил парламент его узаконить, то многих неприятностей удалось бы избежать

Британии удалось бы избежать большого количества дальнейших неприятностей, как то:

  • войн;
  • зачистки горских кланов в Шотландии;
  • приглашения на престол дальних родственников правящей династии, чье главное достоинство заключалось в том, что они были протестантами;
  • парочки конституционных кризисов;
  • и прочих мелких и крупных проблем…

…если бы только Карл II женился на своей первой (ну ладно, одной из первых) любовнице, или хотя бы соврал, что он это сделал.

Все эти напасти свалились на страну по одной единственной причине: у Карла не было законных наследников.

Люси Уолтер родила ему сына, которого впоследствии сделали герцогом Монмутским, и если бы только король был женат на его матери, или хотя бы попросил парламент признать его законным ребенком, то католик Джеймс (будущий король Яков II) так до престола бы и не добрался.

Почему сам Карл никогда не признал герцога законным и не захотел просить за него парламент, мы так, наверное, и не узнаем, но он всегда поддерживал кандидатуру брата.

Есть мнение, что после того, как его отец сложил голову (в самом прямом смысле) как раз по решению парламента, король не хотел попадать в моральную зависимость от депутатов.

У герцога Монмутского и многих протестантов была другая точка зрения, так что очередного конфликта было не избежать.

Барбара Вильерс, графиня Кастлмейн, герцогиня Кливленд, или вас много, а я одна

Правообладатель иллюстрации Wikimedia CommonsImage caption Барбара Вильерс, графиня Кастлмейн и 1-ая герцогиня Кливленд. Самая известная и самая долгая страсть Карла II. Фрагмент портрета Анри Гаскара.

Формы действительно пышные

Барбара Вильерс могла с чистой совестью противопоставить себя всем остальным любовницам Карла.

Она была внучатой племянницей того самого Бэкингема, фаворита двух королей, и, вполне возможно, что способности кровного родственника выходить сухим из воды придворных интриг передались ей по наследству.

Все современники, вне зависимости от того, нравилась ли им Барбара или нет, говорили в один голос, что она была самой красивой женщиной в лагере роялистов. (Тех, кто поддерживал сына казненного короля во время его изгнания).

Судьба наградила ее соблазнительными формами, пышной шапкой темных кудрей, глазами необычного фиалкового цвета, на которые лениво опускались тяжелые веки, белоснежной кожей и чувственными губами.

Важно

Всех этих достоинств, однако, было недостаточно для того, чтобы найти богатого мужа, поскольку Барбара была бесприданницей. В результате она нашла себе не просто богатого, но и самого знатного и влиятельного любовника в королевстве — короля Карла.

Она была замужем за ни чем не примечательным Роджером Палмером, который, благодаря талантам жены, получил титул графа, но так и не стал отцом ни одного из ее детей.

Правообладатель иллюстрации Wikimedia CommonsImage caption Жена Карла, Екатерина Брагансская была вынуждена играть при Барбаре вторую скрипку. Портрет работы Питера Лели

Нельзя сказать, что красавицу-графиню сильно любили. В конце концов, нрава она была превредного, и обладала большим влиянием, нежели законная жена Карла Екатерина Брагансская.

Вы только подумайте, она решила родить своего второго ребенка (отцом, разумеется, был король) во дворце Хэмптон-Корт, где как раз в это время король проводил медовый месяц с молодой женой.

Отношения Барбары с королем гораздо больше походили на отношения супругов, нежели любовников: они сходились, расходились, мирились и ссорились, и сумели сохранить отношения до самой смерти Карла. Меньше чем за неделю до кончины он провел веселый вечер в ее компании.

Правообладатель иллюстрации Getty ImagesImage caption Принцесса Диана была прямым потомком главной самой знаменитой любовницы короля Карла II

И хотя графиня Кастлмейн понемногу вмешивалась в политику, гораздо больше ее занимало улучшение собственного благосостояния, ради чего она не стеснялась запускать свою изящную ручку в государственную казну.

Любопытно, что ее прямыми потомками были как Диана, жена принца Чарльза, так и Сара Фергюсон, жена герцога Йоркского, причем обе со своими мужьями развелись.

Нелл Гвин, или «Я — своя, протестантская шлюха!»

Карл недаром был излюбленным героем сатирических эпиграмм современников и потомков. Рассказ обо всех его любовницах мог бы вылиться в небольшую монографию страниц на 300-400.

И если графинь и герцогинь народ не слишком жаловал, то к актрисе Нелл Гвин относился, скорее, с симпатией.

Жизнь многих королевских любовниц известна с большей, или меньшей достоверностью хотя бы благодаря их благородному происхождению.

О Нелл же мы достоверно не знаем почти ничего.

Мы знаем, что

  • Она стала одной первых профессиональных актрис на английской сцене, где до совсем недавнего времени женские роли, как и во времена Шекспира, играли мужчины;
  • Она с равным успехом могла родиться и в Лондоне, и в Оксфорде и в Херефорде;
  • Ее матушка на 56-м году жизни свалилась в лондонскую канаву (была пьяна) и утонула;
  • Ее отец как-то вообще остался за кадром;
  • Нелл сумела пробиться на сцену, что в то время было совсем непросто, потому как хороших ролей для женщин не хватало;
  • Она завоевала популярность благодаря искрометному юмору и живости ума;
  • До короля ее любовниками были Чарльз Харт и Чарльз Сэквилл, поэтому короля она называла «Мой Чарльз третий».

Роман Нелл с королем вроде бы начался весной 1668 года. Они встретились в театре, причем Нелл не играла, а была в числе зрителей. Карл оказался в соседней ложе. Заметив актрису, он немедленно перестал обращать внимание на то, что происходит на сцене, и все представление с ней беззастенчиво флиртовал.

По окончании пьесы Карл пригласил Нелл, сопровождавшего ее герцога Бэкингемского, и своего брата поужинать вместе. Ужин закончился тем, что ни у одного из мужчин с собой не оказалось денег. Платить пришлось актрисе, которая, пародируя короля, воскликнула: «Господи, да это самая плохая (бедная) компания, с которой мне приходилось есть!»

Правообладатель иллюстрации Wikimedia CommonsImage caption А вот и Луиза де Керуайль. Согласитесь, что определенный типаж прослеживается.

Портрет работы Питера Лели

Однажды толпа лондонцев набросилась на ее карету, думая, что в ней едет другая любовница короля, француженка Луиза де Керуайль.

Совет

Кучер и лакеи испугались, а Нелл храбро высунулась из окна экипажа и прокричала толпе: «Ребята, вы ошиблись, я — своя, протестантская шлюха!»

Толпа пришла в восторг, и актриса поехала дальше (Луиза де Керуайль, герцогиня Портсмутская, еще одна любовница короля в то время, была католичкой).

Нелл Гвин родила королю двух сыновей. Перед смертью Карл сказал: «Не дайте бедняжке Нелл умереть с голоду». Похоже, что любвеобильный король все-таки относился к ней не просто так.

Более заметных любовниц в жизни Карла II было 11. Точное число малозаметных, одноразовых или случайных, мы, скорее всего, никогда не узнаем. В конце концов, предпоследний Стюарт не заморачивался социальным статусом любовницы, ему было вполне достаточно смазливого личика и хорошей фигуры.

Бледная тень блестящего брата

Правообладатель иллюстрации Wikimedia CommonsImage caption А вот и Яков II. Хоть и родной брат Карла, но вел себя гораздо скромнее.

Трон, парвда, все равно потерял

Если король Карл II говорил, что «Я всегда восхищался добродетелью, но у меня она никогда не получалась», то его брат, впоследствии ставший королем Яковом II, умудрившийся потерять престол и умереть в изгнании, вел жизнь довольно скромную.

Только две любовницы

Причем вкусы у него отличались от общепринятых. В XVII веке в Англии высоко ценились пышные брюнетки с округлыми формами в стиле моделей Рубенса. Яков же предпочитал тоненьких, совсем молоденьких девушек, которых в мужской одежде можно было легко принять за мальчика.

Карл как то сказал, что «у Якова такие уродливые любовницы, что, можно подумать, что он с ними спит для искупления грехов». Яков, в отличие от Карла, был католиком.

Первой любовницей будущего короля была Арабелла Черчилль, прямым потомком которой был один из самых известных британских премьеров.

Правообладатель иллюстрации Wikimedia CommonsImage caption Арабелла Черчилль. Вроде и не красавица, а привлекла внимание короля. Родила всего семь детей: четырех — королевских, и троих — в законном браке

Про нее говорили, что ее вполне заурядная внешность искупалась прекрасным чувством юмора и острым умом.

Ни в чем особенно интересном либо скандальном Арабелла замечена не была и умудрилась прожить долгую и очень плодотворную (в прямом смысле слова) жизнь.

Читайте также:  Евгений дворжецкий: мог ли актёр стать жертвой «верности» роду?

Сначала она родила четырех внебрачных детей королю, а потом благополучно вышла замуж и родила еще троих своему мужу Чарльзу Годфри, с которым прожила в любви и согласии больше 40 лет.

Вторая — Кэтрин Сэдли, графиня Дорчестер, отчасти была практически клоном Арабеллы.

Умна и язвительна

Правообладатель иллюстрации National Portrait GalleryImage caption Кэтрин Сэдли. Конечно, не красавица, но остроту языка сохранила на всю жизнь. Портрет Питера Кросса

Современники отмечали, что красавицей она не была, но ее точно также выручали чувство юмора и умение вести умный разговор.

Кэтрин была фрейлиной второй жены Якова Марии Моденской. Тут-то король ее и приметил.

Новая королевская фаворитка от свалившихся на нее милостей пребывала в полном недоумении: «Вряд ли его привлекла моя красота, потому что ее у меня нет. И вряд ли мой ум, поскольку у него самого не хватает мозгов, чтобы понять, что он у меня есть».

Обратите внимание

Надо отметить, что язвительность не покидала ее до конца дней. После того, как Якова вынудили отречься от престола, и на престол взошла его дочь Мэри вместе со своим мужем Вильгельмом (Уильямом) Оранским, новоявленная королева отказалась даровать Кэтрин аудиенцию.

На это графиня поинтересовалась, почему Мэри, которая нарушила заповедь о почитании своего отца, считает себя лучше, чем она, Кэтрин, хотя она только нарушила заповедь о прелюбодеянии.

Правообладатель иллюстрации Hulton ArchiveImage caption Король Георг I едет по улицам Лондона. Рисунок того времени.

Он был первым королем новой Ганноверской династии

Когда на престол взошел Георг I, то Кэтрин в один прекрасный день столкнулась при дворе с Луизой де Керуайль, любовницей Карла I и Элизабет Гамильтон, любовницей Вильгельма III.

Обозрев других дам, она воскликнула: «Ну, кто бы мог подумать, что мы, три шлюхи трех королей, здесь встретимся!»

А во время коронации Георга в 1714 году, когда архиепископ Кентерберийский задал ритуальный вопрос, готовы ли все собравшиеся принять своего нового короля, Кэтрин демонстративно оглядела всех стоящих в карауле солдат и поинтересовалась: «Неужели этот старый дурень всерьез полагает, что кто-то скажет «нет»?

Одним из ее прямых потомков стал знаменитый ученый и автор теории эволюции Чарльз Дарвин.

После Якова Стюартам пришлось проститься с британским троном, и престол заняли Ганноверы. Пришли другие времена, другие нравы и совсем другие истории.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-41904810

Читать

В последнее время прессу критикуют за вторжение в частную жизнь членов королевской семьи. Но в этом нет ничего нового.

Люди всегда испытывали повышенный интерес к интимной жизни королей и королев, принцесс и принцев. В самой невинной форме этот интерес отражен в сказках; более явно он проявляется в старинных балладах и памфлетах.

В наши дни страсть к получению такой информации удовлетворяется в основном бульварной прессой.

Важно

Но в упорном стремлении узнать побольше о любовных приключениях царственных особ таится нечто большее, нежели простое любопытство. На протяжении всей нашей истории от того, кто разделял ложе монарха, зависели жизнь и смерть многих людей.

Политические союзы нередко основывались на королевских браках, и супружеские отношения венценосных особ нередко оказывали заметное влияние на международную политику и благосостояние страны.

Период политической стабильности сменялся гражданской войной и наоборот, в зависимости от появления на свет наследника престола.

Со времен Якова II[1] и до рождения принцессы Маргариты при появлении на свет королевского отпрыска должен был присутствовать, по крайней мере, один член правительства (а иногда и Тайный совет[2] в полном составе), а также архиепископ Кентерберийский и другие сановники. Это было необходимо, чтобы не возникало никаких сомнений в отношении матери новоявленного наследника. А сомнительное отцовство могло привести к политическим распрям и войне.

Сексуальная несовместимость королевской четы могла расколоть двор и правительство на враждующие партии. Супружеская неверность приводила к дворцовым интригам и заговорам.

Разводы в королевской семье являлись причиной грандиозных государственных переворотов, а королевские любовницы во время плотских утех нередко склоняли монарха в пользу тех или иных политических групп или иностранных держав.

Стремясь к политическому могуществу, вельможи вводили в круг приближенных короля услужливых фаворитов и фавориток, наделенных особенной сексуальной привлекательностью и талантами.

Хотя королевская семья в Англии уже не обладает прежней властью, интимная жизнь ее членов все еще представляет вполне оправданный интерес для населения страны. И если особа королевской крови грубо нарушает принятые в обществе нормы сексуального поведения, монархии наносится серьезный ущерб.

Совет

В частности, супружеские проблемы принца и принцессы Уэльских могли иметь разрушительные политические последствия. Чтобы сочетаться браком с наследником престола, Диане следовало пройти процедуру сертификации девственности. Если бы она имела любовников, то и они, и принцесса формально были бы повинны в государственной измене.

Королева является главой англиканской церкви, которая не прощает никаких сексуальных вольностей. Чарльз унаследует этот пост, поэтому королевская семья — первая семья Великобритании — должна быть безупречной. Королевская семья — символ Англии, сексуальная жизнь ее членов отражается на англичанах. А следовательно, вполне уместен вопрос, что же это за семья.

Занимая особое положение, монархи всегда имели больше возможностей для реализации своих любовных фантазий, чем остальные члены общества. Они обладают властью, которая, как заметил однажды Генри Киссинджер, является сильнейшим афродизиаком[3].

Следуя традиции, англичане склонны наделять своих правителей определенными сексуальными привилегиями. Люди простого происхождения обычно с готовностью подчиняются королевским прихотям.

Мужья и жены нередко смиряются с тем, что их супруга или супруг вступают в связь с членом королевской семьи, а иногда даже делают это, втайне сговорившись между собой.

Так, например, Джордж Кеппел полагал, что выполняет патриотический долг, поощряя любовную связь своей жены с Эдуардом VII. Он почитал это за честь и был искренне и глубоко опечален, когда король умер.

Разумеется, в поведении британской королевской семьи нет ничего необычного. Монархи всего мира ведут себя в равной степени предосудительно — как это было и в древнем мире, и в первобытные времена. О распущенности российской императрицы Екатерины Великой, королей Баварии и императоров Древнего Рима ходили легенды.

Хотя история о том, что Екатерина скончалась во время полового акта с жеребцом, рухнувшим на нее, когда сломался подъемный механизм, удерживавший бедное животное, вряд ли соответствует действительности.

Обратите внимание

Жертвой собственной сексуальной привлекательности стала Клеопатра, а Соломон, если верить Третьей книге Царств, «любил многих чужестранных женщин» (3 Цар. 11:1).

Китайские императоры и арабские владыки некогда похвалялись сотнями наложниц. Даже ныне правящий король Лесото имеет несколько сотен жен. Как он умудряется удовлетворять их всех?

Неужели подобные сексуальные аппетиты являются результатом здорового полового влечения, которому безграничная власть монарха дала полную волю? Или все это вызвано ожиданиями публики?

Некоторые власть имущие, похоже, упиваются сексуальным подавлением своих подчиненных. Они доминируют над своим окружением, либо совращая приближенных и их жен, либо, напротив, устанавливая недостижимо высокие нормы нравственности, заставляющие людей отказаться от секса вообще.

Преподобные Джим Джонс и Чарльз Мэнсон с помощью секса добивались такой преданности от своих последователей, что те были готовы по первому приказу совершить самоубийство или убийство.

В книге «Безволосая обезьяна» зоолог Десмонд Моррис отмечает, что в стаях обезьян сильные особи удерживают лидерство путем сексуального подавления слабых.

Нескромное, опрометчивое поведение членов королевской семьи явилось, по существу, причиной выпуска первых скандальных листков, предшественников современных газет. Но, хотя у читателей всегда текли слюнки от подобных сведений, современные газеты часто закрывают глаза на сексуальные излишества королевских особ.

О поведении членов нынешней королевской семьи, как и о реакции средств массовой информации на это поведение, невозможно судить, просто опираясь только на современные моральные нормы.

Важно

Здесь следует принимать во внимание исторический контекст существования династий, которые правили в стране на протяжении многих веков, ибо современная королевская семья претендует на трон на том основании, что ее родословная восходит к старинным монархам Британии, Франции и Германии.

Еще в легендарном Камелоте мирная жизнь при дворе короля Артура была нарушена Ланселотом, добившимся любви королевы Гиньевры. Сам же Артур погиб от руки сына, рожденного от кровосмесительной связи короля со своей сестрой феей Морганой, после чего страна погрузилась в хаос на долгие века.

Хотя последующие короли, как правило, избегали инцеста, у большинства из них появлялись незаконнорожденные отпрыски, которые были весьма полезны в качестве преданных наместников или служили материалом для браков, укрепляющих политические союзы. Король Айда, правивший с 547 до 599 года, имел двенадцать незаконнорожденных сыновей. У Этельфрита (592–616) было пять бастардов, у Осви (641–670) — только один. Незаконнорожденных дочерей в те времена не считали.

В 746 году святой Бонифаций упрекнул короля Мерсии Этельбальда за то, что последним «управляет похоть».

Другой Этельбальд, король западных саксов (858–860), пренебрегая аналогичным укором, женился на собственной мачехе, дабы поддержать союз с королем франков, заключенный его отцом.

Вторая супруга короля Эдгара (959–975) была на самом деле его любовницей, однако их сын унаследовал корону. В 786 году появился документ, рекомендующий разрешать всем детям, «рожденным в результате адюльтера или инцеста», становиться наследниками трона.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=195699&p=15

Куртизанка покорившая сердце короля Англии

Писатель Джон Эвелин описывал Барбару Вильерс как “проклятие страны”, а епископ Солсбери — как “женщину невероятной красоты, чрезвычайно энергичную и ненасытную; неразумную, но властную ”. Она считалась одной из самых красивых женщин Англии в XVII веке, ее достоинства никого не оставляли равнодушным, и в то же время многие ее боялись, завидовали ей и даже откровенно ненавидели…

Родилась Барбара в 1640 году в Вестминстере, в Лондоне. Уже в 15 лет у нее было несколько романов, а в 1659 году Барбара, по настоянию отца, вышла замуж за тихого и скромного сына роялиста, Роджера Палмера. Родители жениха, зная о репутации невесты, были против этого брака, но свадьба все же состоялась.

Барбара Вильерс

Вскоре молодожены отправились в Гаагу, где в то время проживал король-изгнанник Карл II, чтобы засвидетельствовать ему свое почтение и преданность, а также передать деньги, собранные роялистами, необходимые ему для борьбы за трон. И буквально в течение нескольких дней знакомства Барбара стала его любовницей, именно с ней он провел первую ночь в Лондоне после восстановления на троне.

Карл II Стюарт — король Англии и Шотландии с 1660 года

Совет

С того времени Барбара фактически была неофициальной женой Карла II, родила ему шестерых детей, пятерых из которых он признал, а последнюю дочь, зная о многочисленных любовных приключениях Барбары, – нет.

А ее законному мужу, Роджеру Палмеру, с которым она так и состояла в браке до самой его смерти, не пришлось стать отцом ни одного из ее детей, после свадьбы они практически не жили вместе. Зато ему были пожалованы титулы барона Лимерик и графа Каслмейн.

Роджер Палмер, граф Castlemaine

Король Карл II слыл самым любвеобильным из всех…
…английских монархов, но Барбара была самой любимой из его многочисленных фавориток на протяжении многих лет.

Будучи королевой спальни, она проводила с Карлом II вечера, носила очень дорогие украшения, играла на деньги в карты, проигрывая при этом изрядные суммы, а король оплачивал ее долги, и даже заводила романы при дворе.

Одна из спален английских королей

Однако короля нисколько не смущали ни ее репутация куртизанки, ни вздорный характер, ни жадность и непомерная любовь к роскоши. Барбара получала от короля все, что хотела – деньги, поместья, титулы.

Но в 1662 году король женится на принцессе Катерине Браганца, дочери короля Португалии, главным образом, польстившись на ее приданое.

Кэтрин из Браганза, королева Англии

По просьбе Барбары, королю удалось уговорить свою молодую жену включить ее в свою свиту, хотя Катерина была прекрасно осведомлена о прежних отношениях этой парочки.

Так Барбара стала первой фрейлиной королевы, которая с трудом терпела эту скандальную красавицу. А в 1670 году Барбара вытребовала для себя у короля еще один титул и стала Герцогиней Кливленд.

Портрет Барбары Вильерс, Герцогини Кливленд кисти Генри Гаскара

Обратите внимание

Но конец эпохи Барбары Вильерс все же наступил, в 1673 году Карл II окончательно с ней расстался, сменив ее на француженку Луизу де Керуайль.

А Герцогиня Кливленд мирно дожила до 69 лет, оставив после себя многочисленных потомков. Один из ее сыновей от Карла II даже является предком принцессы Дианы по отцовской линии. Стало быть, и будущий король Великобритании принц Уильям — тоже немного Кливленд…

Герцогиня Кливленд. 1705 год

http://storyfiles.blogspot.co.il/2017/12/blog-post_18.html

Источник: http://litanons.ru/90631-kurtizanka-pokorivshaya-serdtse-korolya-anglii.html

Ссылка на основную публикацию