«жизнь людовика святого» — о чем писал жан де жуанвиль? трагедия на берегах нила

Крестовый поход против альбигойцев

Крестовый поход против Альбигойцев (Цезарь Гейстербахский, «Диалоги о чудесах»)

Битва при Мюре (1213 г.) (Гильом де Пюилоран, «Хроника»; «Песнь о Крестовом походе против альбигойцев»)

Клятва графа Тулузского Раймонда VI от 14 июля 1209 г.

Парижский договор от 12 апреля 1229 г.

Й, 6-Й, 7-Й И 8-Й КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ

6-й Крестовый поход (Герольд, Патриарх Иерусалимский, «Письмо всем верующим», 1229 г.)

Подготовка к 7-му Крестовому походу (Жан де Жуанвиль, «Жизнь Людовика Святого»)

Битва при Эль-Мансуре (Жан де Жуанвиль, «Жизнь Людовика Святого»)

Людовик IX Святой и 7-й Крестовый поход (Послание Людовика IX Святого к подданным из Святой земли, 1250 г.)

Обратите внимание

Последняя попытка крестоносцев осуществить поход в Святую землю (Жан де Жуанвиль, «Жизнь Людовика Святого»)

Действия мусульман против крестоносцев на Святой земле Жан де Виллье, Письмо Гийому де Вилларэ (1291 г.)

РАЗДЕЛ 4. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

СОБЫТИЯ ДО 1492 ГОДА

Деятельность Генриха Мореплавателя (Гомиш Ианниш де Зурара, «Хроника достославных событий…», V, VII, XCVI, VIII-X)

ХРИСТОФОР КОЛУМБ

Вопрос о морском пути в Индию (Из письма космографа Паоло Тосканелли к Фернандо Мартинесу, придворному короля Альфонса V Португальского, 15 июня 1474 г.)

Капитулция в Санта Фе (17 апреля 1492 г.)

Свидетельство о пожаловании титула Христофору Колумбу (30 апреля 1492 г.)

Письмо Христофора Колумба Изабелле и Фердинанду об открытии Индии от 15 февраля 1493 г.

Международный резонанс путешествия Христофора Колумба (Из письма Себастьяна Кабота о реакции в Англии)

Из письма Себастьяна Кабота о реакции в Англии на открытие Колумба

Письма Мартира:

Письмо Мартира к графу Тендилье (Из Барселоны в сентябре 1493 г.)

Письмо Мартира к кардиналу, вице-адмиралу Асканию Сфорсу (Из Барселоны в сентябре 1493 г.)

Письмо Мартира к римскому гуманисту Помпонию Лето

Инструкция короля и королевы Христофору Колумбу от 29 мая 1493 г.

Инструкция короля и королевы Христофору Колумбу от 14 марта 1502 г.

Из высказываний Христофора Колумба

Из Завещания Христофора Колумба (1506 г.)

ВАСКО ДА ГАМА

Первая поездка в Индию (1497-1499 гг.) (Записки участника первой экспедиции Васко да Гамы)

ФЕРНАН МАГЕЛЛАН

Капитуляция с Фернаном Магелланом (21 марта 1518 г.)

Важно

Кругосветное путешествие Фернана Магеллана (Из дневника Пигафетты, спутника Фернана Магеллана)

ДРУГИЕ МОРЕПЛАВАТЕЛИ

Письма Америго Веспуччи:

Письмо Америго Веспуччи о его третьем путешествии к берегам Бразилии (май 1501 г. – сентябрь 1502 г.), написанное в конце 1502 г. или в марте – апреле 1503 г. Лоренцо ди Пьеру Франческо дель Медичи

Письмо Америго Веспуччи об открытых недавно в его четырех путешествиях островах, написанное 4 сентября 1504 г. к Пьетро Содерини, гонфалоньеру республики Флоренции

Экспедиция Франсишку ди Альмейды (Ганс Майер, «Записки»)

Экспедиция Афонсу де Албукерки (Луиш де Камоэнс, «Лузиады»)

Открытие Тихого океана (1513 г.) (Отрывок из книги Оскара Пешеля «История эпохи открытий»)

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ИСПАНИИ И ПОРТУГАЛИИ

Булла Inter Caetera №2, 4 мая 1493 г.

Тордесильясский договор от 7 июня 1494 г.

КОЛОНИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ИСПАНИИ

Соглашение с конкистадорами об открытиях и завоеваниях новых земель

«Добровольное» признание туземцами власти испанского короля

Бартоломе де Лас Касас о завоевании Нового Света (Из книги «История Индий»)

Испанские конкистадоры в Новом Свете (Из записок Диаса о Мексике)

Деятельность Франциско Писарро (А. Сарате, «История открытия и завоевания Перу»)

Тяжелые времена в Новой Испании (Сообщение из Мексико от 15 марта 1586 г.)

Золото из Новой Испании (Сообщение из Венеции от 12 япнаря 1590 г.)

КОЛОНИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ПОРТУГАЛИИ

Португальцы в Бразилии (Мануэл да Нобрега, «Заметка о делах Бразилии», 8 мая 1558 г.; Жозе ди Аншиета, «Сообщение о Бразилии и ее капитаниях, 1584 г.)

КОЛОНИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА НИДЕРЛАНДОВ

Превращение Голландии в колониальную державу:

Донесение фирме Фуггер от 24 июля 1599 г. из Амстердама

Донесение фирме Фуггер от 22 октября 1599 г. из Антверпена

Донесение фирме Фуггер от 3 июля 1600 г. из Антверпена

Донесение фирме Фуггер от 12 ноября 1604 г. из Антверпена

Договор Ост-Индской компании с султаном Тернате (26 мая 1607 г.)

КОЛОНИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА АНГЛИИ

Морской разбой англичан (Сообщение из Севильи от 21 января 1569 г.)

Основание Английской Ост-Индской компании (1599-1601 гг.)

Из трактата анонимного автора «Новая Британия – получение исключительно прекрасных плодов путем освоения Виргинии» (около 1609 г.)

РАЗДЕЛ 5. ТРИДЦАТИЛЕТНЯЯ ВОЙНА 1618-1648 ГГ.

ПРИЧИНЫ ВОЙНЫ

Аугсбургский религиозный мир (25 сентября 1555 г.)

Причины Тридцатилетней войны и события, предшествующие ее началу в освещении Ф. Шиллера (Ф. Шиллер, «История Тридцатилетней войны»)

Пражская дефенестрация (23 мая 1618 г.) (Ф. Шиллер, «История Тридцатилетней войны»)

Французский дипломат Фанкан о международном положении в Европе в 1627 г.

Русское государство и шведско-русские отношения в оценке Густава-Адольфа:

Речь Густава-Адольфа о мире с Россией на шведском сейме 1617 г.

Речь Густава-Адольфа на сейме в Оребро (январь 1617 г.)

ХОД ВОЙНЫ

Валенштейн и его армия

Совет

Зверства во время Тридцатилетней войны (Ганс Якоб Кристоффель фон Гриммельсгаузен, «Симплициссимус»)

ИТОГИ ВОЙНЫ

Последствия Тридцатилетней войны (Из донесения думы г. Пренцлау от 9 февраля 1639 г.; Из донесения Берлинской городской думы 1642 г.)

Разорение «Священной Римской империи» в Тридцатилетнюю войну (Список населенных мест Германии, выжженных и разрушенных во время войны)

Вестфальский мир 1648 г.:

Мирный договор императорско-шведский, или Оснабрюкский, 15 мая 1648 г.

Мирный договор императорско-французский, или Мюнстерский, 24 октября 1648 г.

Издания, использованные для составления ХРЕСТОМАТИИ

Источник: https://cyberpedia.su/8xec9c.html

Читать

Мало какие события в истории представали в столь красочном виде, как ряд экспедиций в Святую землю (Палестину), известных как Крестовые походы.

Само это название вызывает представление о мужественных рыцарях, которые, полные чистого религиозного рвения, оставляли свои дома и страну, отправлялись на священную войну с врагами христианской веры.

Каждая из двух хроник написана людьми, которые сами принимали участие в данных походах, и каждая дает истинную картину этих предприятий, когда и темные и светлые стороны человеческой натуры ярко высвечивались в деяниях тех, кто нес на себе крест.

Хотя эти хроники ведут речь только о двух Крестовых походах, в данном введении они будут включены в контекст, который даст хоть часть представления о борьбе между христианами и мусульманами за обладание Святой землей, длившейся почти двести лет.

Иерусалим, святой город, был центром паломничества с самых давних времен. В 638 году он был захвачен мусульманским халифом Омаром, который оставил за христианами право свободно отправлять свою религию.

Условия оставались неизменными до 1076 года, когда Иерусалим перешел в руки турок-сельджуков, которые оскверняли святые места, жестоко обращались с христианами в городе, бросали в тюрьмы одних и казнили других. (В 1090-х годах Иерусалим был снова подчинен египетским халифам.

) Паломники, которым удавалось добраться до Святой земли и вернуться, приносили на родину сведения о бедственном положении их единоверцев на Востоке.

Идея священной войны, чтобы отомстить за такие деяния, осенила папу Григория VII и его последователя Виктора III, но западное христианство, озабоченное делами у себя дома, почти не обратило внимание на их воззвания.

Обратите внимание

Тем не менее в районе Северных Альп молитвы Петра Отшельника (Амьенского) в значительной степени повлияли на народное мнение в пользу войны с неверными, и, когда на соборе в Клермоне в ноябре 1095 года папа Урбан II, француз по рождению, призвал своих соотечественников присоединиться к интернациональному походу для нового обретения Иерусалима, его слова встретили с неподдельным энтузиазмом. И в 1096 году два отряда двинулись на Восток. Один, под руководством Петра Отшельника, представлял собой плохо организованную толпу, которая в октябре того же года была почти полностью уничтожена турками. Другой отряд, состоявший из организованных формирований под командованием крупных феодалов (герцогов, графов) из Северной Франции и Фландрии, Южной Франции и Южной Италии, в декабре прибыла в Константинополь. Здесь к крестоносцам присоединился отряд императора Восточной Римской (Византийской) империи. Пройдя через Малую Азию, где они помогли византийцам взять Никею и нанесли поражение туркам при Дорилее (июнь 1097 года), крестоносцы наконец вошли в пределы Сирии. Население ее северной провинции Эдессы, восставшее против своего армянского правителя, в марте 1098 года пригласило Балдуина (Бодуэна) Бульонского занять его место. В июне того же года крестоносцы захватили Антиохию; в июле 1099 года они после полуторамесячной осады штурмом взяли Иерусалим. К сожалению, приходится сказать, что эта победа сопровождалась безжалостной резней в городе турок и евреев. В результате этого 1-го Крестового похода в Сирии возникли три христианских государства: графство Эдесса, княжество Антиохия и Иерусалимское королевство. В целом эта завоеванная территория получила название Заморская земля.

В течение многих лет ее феодалы, которые вели оборонительные и наступательные войны против окружающих врагов, удерживали завоеванные ими земли, не обращаясь за помощью к Западу.

Тем не менее в 1144 году, когда мусульмане захватили Эдессу, король-регент Иерусалима, опасаясь худшего, поскольку теперь Антиохия оказалась на северной границе и турки могли захватить и ее, спешно обратился с призывом к папе Евгению III организовать новый Крестовый поход.

Папа обсудил этот вопрос с французским королем Людовиком VII, человеком общепризнанного благочестия, который возложил на себя крест в 1146 году, когда красноречие будущего святого аббата Бернара Клервоского подвигло многих французов последовать примеру своего короля. Добравшись до Германии, святой убедил императора Конрада III присоединиться к экспедиции.

В 1147 году армия, возглавляемая правителями Франции и Германии, полная готовности к великим деяниям, двинулась во 2-й Крестовый поход. Тем не менее в конечном итоге вместо взятия Эдессы крестоносцы предприняли неудачную попытку захвата Дамаска и ни с чем вернулись домой.

Тем временем силы мусульман на Востоке росли, а христиане здесь слабели. Паломники, которые прибывали в Святую землю, часто бывали потрясены роскошью и вольностями жизни заморских земель. На ссоры и диспуты между их феодалами впустую тратилась энергия, которая могла быть использована для их защиты.

Читайте также:  Что такое лавсан?

Смерть короля Амальрика Иерусалимского в 1174 году оставила королевство без законного наследника, а вскоре Саладин (Салах-ад-дин), придя к власти сначала в Египте, объединил силы мусульман Египта и Сирии в одном государстве.

В 1187 году христиане пережили величайшую катастрофу, когда Саладин 3 июля разбил их армию у Тивериадского озера (Хаттина) и занял Тивериаду, Яффу, Аскалон, Газу и, наконец, вошел в Иерусалим.

Важно

Более гуманное отношение мусульман к его христианскому населению (в рабство были обращены только те, кто не внес выкуп: 10 золотых динаров за мужчину, 5 за женщину и 1 за ребенка. – Ред.) представало решительным контрастом с поведением крестоносцев, которые захватили город в 1099 году.

И снова западное христианство воспрянуло духом и начало действовать. В 1189 году силы 3-го Крестового похода, возглавляемые тремя монархами, Фридрихом I Барбароссой из Германии, Филиппом II Августом из Франции и английским Ричардом I Львиное Сердце, были готовы отправиться за море.

10 июня 1190 года Барбаросса, который двинулся первым, утонул при переправе через реку по пути через Малую Азию. Его огромная армия (первоначально до 100 тыс.), впавшая в уныние, стала таять, пока не остался только маленький контингент.

Годом раньше Филипп II и Ричард I отплыли из Мессины, чтобы прийти на помощь королю Иерусалимскому, который с жалкими остатками войска был осажден Саладином в Акре. Партнерство с самого начала оказалось нелегким.

Они были очень разными по темпераменту – Ричард горячий, порывистый и грубоватый, а Филипп холодный и практичный, и, кроме того, их отношения еще больше усложнялись тем фактом, что английский король, как герцог Нормандский, был не очень покладистым вассалом Филиппа II, а сам французский король, со своей стороны, не мог быть безразличным к силе и влиянию Ричарда.

Филипп II появился под Акрой 20 апреля 1191 года. Ричард I, которого задержал шторм на море, прибыл на семь недель позже. Когда 12 июля Акра сдалась, два короля подняли свои стяги на ее стенах.

Леопольд Австрийский, командовавший немецкими войсками, разместил там и свой штандарт, но лишь для того, чтобы тот был сорван и брошен в ров. За оскорбление позже последует жестокое возмездие.

Резня Ричардом пленных мусульман, сдавшихся после падения Акры, бросила темную тень на его имя.

Совет

В августе 1191 года французский король, уставший от тягот Крестового похода и обеспокоенный положением дел в своем королевстве, вернулся во Францию. Ричард возглавил оставшиеся войска и продолжил кампанию.

Но хотя в сентябре 1191 года он нанес поражение Саладину при Арсуфе и успешно освободил Яффу в августе следующего года, Ричард мог лишь смотреть на Иерусалим – город, который не стоило и пытаться захватить.

Единственным достижением этого Крестового похода было пятилетнее перемирие с Саладином, условия которого дали крестоносцам право владения прибрежными городами к северу от Яффы и обеспечили христианским паломникам право свободного доступа в Иерусалим.

Итак, мы переходим к 4-му Крестовому походу, история которого рассказана Виллардуэном в его «Истории завоевания Константинополя». Работа отличается от всех прочих тем, что это первый достоверный отчет об данном походе, написанный по-французски.

Правда, и предыдущие Крестовые походы имели своих историков, среди которых можно особо отметить Уильяма, архиепископа Тира, но они писали по-латыни. Они не жалели вдохновения, описывая подвиги крестоносцев за морями, но их труды не обладают исторической ценностью.

Грейндор де Дуа, писавший в первой половине XII столетия, в своих «Антиохийском шансоне» и «Иерусалимском шансоне» вдохновенно рассказал о взятии этих двух городов во время 1 – го Крестового похода, но, с другой стороны, он имел весьма слабое представление о мотивах экспедиции и весьма недостоверные знания об основных событиях.

Еще меньше доверия заслуживает такое подражание старофранцузскому эпосу, как «Готфрид Бульонский», где факты уступают место фантазии. В «Истории Святой Войны» Нормана Жонглера дан достаточно правдивый отчет о 3-м Крестовом походе, но с его позиции обыкновенного скромного паломника он мог представить всего лишь обзор событий.

Так что Виллардуэн остается ведущим рассказчиком о событиях 4-го Крестового похода, который дал первую истинную и полную историю этой экспедиции – письменно, своими словами.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=118166&p=5

Тибо IV граф Шампани

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Введение

Тибо IV Трубадур (Тибаут, Тибальт, фр. Thibaut IV de Champagne), также известен как Теобальдо I Великий (3/30 мая 1201, Памплона — 8 июля 1253, Памплона) — граф Шампани и Бри с 1201, король Наварры (Тибальдо I) с 1234, посмертный сын графа Тибо III Шампанского и инфанты доны Бланки Наваррской, сестры короля Наварры Санчо VII Сильного.

Трувер, французский поэт, автор большого количества произведений («Пререкание», «Песнь о Крестовом походе» и т. д.), многих лирических песен о любви с музыкальным аккомпанементом, автор религиозных поэм, сирвент. Получил прозвище «принц труверов».

Испытал влияние лирики Прованса. Правнук Алиеноры Аквитанской (1121—1204), воспевал ее внучку Бланку Кастильскую. Бланка была матерью короля Людовика IX. Они состояли в тесном родстве: дважды троюродные кузены.

Обратите внимание

Помимо этого Бланка, будучи старше Тибо IV на тринадцать лет, доводилась ему двоюродной тетей.

1. Биография

Принес оммаж Людовику VIII в июне 1222 года как наследник Шампани и Бри.

В 1226 году при осаде Авиньона двадцатичетырехлетний граф покинул короля Людовика VIII Льва. Английский хронист Роджер Вендовер (1236) писал, что Тибо «страдая от страсти» к королеве, пытался отравить короля Людовика VIII во время осады Авиньона.

Бенедиктинский монах Матвей Парижский в «Большой истории Англии» подтвердил это: «Была пущена молва, что граф Тибо отравил короля ядом, потому что решил преступным путем овладеть королевой, к которой питал самые нежные чувства». Французская знать даже призывала Людовика IX вызвать шампанского графа на дуэль, мстя за смерть отца, но Бланка остановила сына.

Благодаря любви и помощи Тибо, овдовевшей правительнице удалось в 1226 году победить союз мятежных баронов.

В 1229 году, живя по приглашению королевы в Лувре, пользовался влиянием при дворе и сочинял песни.

По наследству от дяди шампанский трувер в 1234 году получил корону Наварры, где правил под именем Теобальдо I.

В 1236 году он опять поддержал восстание знати, вскоре подавленное Людовиком IX (1214—1270).

Набожный король ответил на призыв папы римского Григория IX о Крестовом походе и возглавил французский контингент, который высадился в Акре 1 сентября 1239 года.

Важно

Он прошел на юг, чтобы напасть на египетские заставы Aскалoн и Газа. Это путешествие в Заморскую землю обернулось неудачей — войско разгромили недалеко от Газы 13 ноября 1239 года.

С остатками войска крестоносцев Тибо возвратился в Европу в сентябре 1240 года.

В книге «Жизнь Людовика Святого» (1305—1309), написанной участником седьмого крестового похода и сенешалем Шампани Жаном де Жуанвилем (1223—1317), уделяется несколько строк для описания его сюзерена:

За королевским столом (в анжуйском Сомюре в 1241 году) лицом к графу де Дрё сидел мой господин, король Наварры, в атласном плаще и куртке, затянутой прекрасным кожаным поясом с пряжкой и в шляпе с золотым шитьем. …В дальнем конце зала стоял стол королевы-матери Бланш — лицом к тому, который занимал король.

Отрывок из «Пререкания»

— Но коль умрем мы с вами (да, к несчастью),Любовь, как прежде, будет мучить светИ прежней в мире пользоваться властью.- Владычица, лишь страсть меня живит,Хоть каждый взор ваш сердце мне и ранит;Счастливый, что люблю, счастлив на вид,Наружностью своей для вас я занят.В прекрасных недостатка никогда нет,Но лучше вас уж бог не сотворит.Да, да! Умрем, и уж любви не станет.

Став королем и потеряв Шампань и Шатодён, Тибо разрывался между Наваррой и Бри. В Провене, столице графства, он разбил сад с дамасскими розами, привезенными с Востока, их назвали «Розами Провена».

Отрывок из лирической песни

Вот я решился у нее спроситьДовольно нежно и довольно прямо,За что теперь я удостоенСовсем другого взгляда.В ответ она мне с ходуТвердит, начав смеяться:Я не могу вас слушать,О, сколько ж можно петь.Ко мне подходит ближе, и я молю:- О, сжальтесь. – Она в ответ с улыбкой,Смахнув слезу, мне шепчет:- Не говорите, сударь, об этом никому…

2. Браки дети

Помолвка: в 1219 году Маргарита Шотландская (1193—1259), дочь короля Шотландии Вильгельма I Льва и Эрменгарды де Бомон. Помолвка была расторгнута.

1-я жена: с середины мая 1220 года Гертрудой фон Дагсбург (1190/1205 — до 1225), вдова герцога Лотарингии Тибо I, дочь Альберта II, графа Дагсбурга и Меца, и Гертруды Баденской. Против их брачного союза выступил император Священной Римской империи Фридрих II. Бездетный брак аннулировали в 1222 году на основании близкого родства.

2-я жена: с 1222 года Агнессой де Боже (ум. 11 июля 1231), дочерью Гишара IV Великого, сеньора де Боже, и Сибиллы де Эно. Дети:

  • Бланка (до 19 января 1225 — 11 августа 1283), инфанта Наварры с 1234; муж: с 16 января 1236 (контракт) Жан I Рыжий (1217 — 8 октября 1286), герцог Бретани с 1237

Помолвка: с 1231 года Иоланда Бретонская (1218 — 10 октября 1272), дочь Пьера I Моклерк, герцога Бретани, и его первой жены Алисы де Туар, герцогини Бретани. Но в угоду регентше Франции Тибо разорвал помолвку, интересы юного Людовика IX не пострадали, но Шампань и Бри подверглись мстительному разгрому со стороны коалиции бретонского герцога.

Читайте также:  Как начали немцы операцию по захвату москвы?

3-я жена: с 22 сентября 1232 года Маргарита де Бурбон-Дампьер (1211 — 12 апреля 1256), дочь Аршамбо VIII де Бурбон-Дампьер (1189—1242) и его первой жены Гигоны де Форе. Она была регентом Шампани и Наварры в 1253—1256 годах во время малолетства их сына. Дети:

  • Элеонора (ок. 1233 — в младенчестве)
  • Тибо V Молодой (1239 — 4 декабря 1270), король Наварры (Тибальдо II) и граф Шампани и Бри с 1253
  • Маргарита (ок. 1240 — 3 октября 1307), инфанта Наварры; муж: с 10 июля 1255 года с Ферри III (1240 — 31 декабря 1302), герцог Лотарингии
  • Пьер (ум. 22 мая 1265), инфант Наварры, сеньор Мурузабала
  • Беатрис (ок. 1242 — 1295), дама де Иль-сюр-Монреаль; муж: с ноября 1258 года (контракт) Гуго IV (9 марта 1213 — 27/30 октября 1272), герцог Бургундии
  • Генрих I Толстый (ум. 22 июля 1274), король Наварры, граф Шампани и Бри (Генрих III) с 1270

Также у Тибо было несколько незаконнорожденных детей от неизвестных любовниц:

  • Маргарита (Инес) Наваррская; муж: ранее 15 июля 1243 года Олваро Перез де Азагра, сеньором де Албаррашн
  • Гильермо Наваррский (ок. 1225 — до 1267), священник
  • Элида Наваррская (ум. ок. 1242); возможный муж: с марта 1238 года Олваро Перез де Азагра, сеньором де Албаррашн
  • Беренгелла Наваррская, аббатисса монастыря Сан Педро де Рибас.

Литература

  • Бретон Ги. История любви в истории Франции. – М., Крон-Пресс, 1993
  • Жуанвиль Жан де, Виллардуэн Жоффруа де «История крестовых походов» — М., Центрполиграф, 2008
  • Зарубежная литература средних веков — М., 1975
  • История зарубежной литературы. Средние века и Возрождение — вузовский учеб., М., 1987
  • Тибо Шампанский. Лирика // Прекрасная дама. – М.: Московский рабочий, 1984.

Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/Тибо_IV_(граф_Шампани)

Источник: https://works.doklad.ru/view/kupRK4RwSag.html

Альбер Гарро Людовик Святой и его королевство

* * *Быть может, следует сегодня предостеречь людей, скорых на презрение к тому, что кажется общими положениями морали. Пусть простота и добродушие этого текста не обманывают их. Людовик Святой поучает значимым истинам, он передает инструкции строгие, которым следовал сам.

Он открывает секрет своей силы и ключ ко всем трудностям: мера, которой мы должны любить, — это любить безмерно.Могут возразить, что каждый день делает, что может; милосердие и силы не равны, а различны.

Но что бы ни говорили, не существует двух моралей, одна для частных лиц, другая — для государей, и каковы обязанности правосудия тех, кто управляет? Или что еще следует предпринять, чтобы избежать войны, и как ее следует вести, если она неизбежна? Но нет худших глухих, чем те, которые не желают слушать; эти наставления адресованы христианам; имеют ли они смысл для роботов, которыми мы стали?

IX. Потомство

На первый взгляд, оба крестовых похода Людовика Святого могут показаться бессмысленной тратой французских и христианских сил, борьбой, закончившейся почти полным поражением. Король умер на чужой земле, и не как мученик, как ему хотелось бы, или в схватке во главе своих отрядов, а от унизительной болезни.

Совет

Он был слишком упорным, чтобы уехать на родину, в то время как видел, что его силы подходят к концу, и знал, по всей вероятности, что обратно уже не вернется. Народ, позабыв заслуги, его славное управление и установленный им прочный мир, вполне мог затаить против него злобу.

Но этого не произошло, что свидетельствует в пользу столетия. Как бы отнеслись к подобному же правителю в наши дни? Но, напротив, вера в святость короля росла и распространялась повсюду. Он был примером для государей, и его правление было золотым веком, о котором часто вспоминали в самые мрачные периоды.

Жуанвиль не побоялся написать: «Пусть же побережется нынешний король, ибо он избежал столь же великой опасности, еще большей, чем мы. Пускай исправляет свои дурные дела, чтобы Бог не поразил жестоко ни его, ни его имущество». Предупреждение адресовано Филиппу Красивому, вполне его заслуживающему.

Говоря о канонизации Людовика IX, Жуанвиль не менее резок: «Это великая честь для тех из его рода, кто пожелает уподобиться ему, свершая добрые дела, и великий позор тем, кто не захочет походить на него; великое бесчестье, повторяю, для тех из его потомства, кто будет дурно себя вести; ибо на них будут указывать пальцем и говорить, что святой король, от коего они произошли, никогда не поступал столь несправедливо».

* * *

Связующая нить между добрым королем и его народом не прервалась, ведь именно простой люд, дети, монахини аббатства в Ли, цистерцианцы из Шаали, испытали на себе благотворную силу чудес, которые, как подробно описывали агиографы, свершались у могилы короля. Он исцелял горячку, паралич, слепоту, другие болезни; рассказывали, что он даже воскресил одну умершую девочку. С 1271 г.

аббат Сен-Дени начинает записывать великое множество чудес. Гийом Шартрский в приложении к «Жизни Людовика Святого», составленной Жоф-фруа де Болье, рассказывает о семнадцати чудесах, произошедших в 1271 г.Григорий X в марте 1271 г.

писал Жоффруа де Болье: «Воспоминание о блестящих заслугах знаменитого короля Франции, Людовика, чья жизнь должна служить образцом для всех христианских государей, переполняет нас таким утешением ныне, когда он пребывает в небесных чертогах, что мы больше восхищаемся и поражаемся им, нежели при его жизни.

Но того, что мы знаем о его достоинствах и послушании воле Господа, слишком мало, чтобы утолить наше стремление знать больше: а посему мы вас просим вспомнить в деталях все, что вы знали о его деяниях, его набожности, образе жизни; постарайтесь изложить [просимое] правдиво, ничего не преувеличивая.

Обратите внимание

Как только вы составите этот рассказ, пришлите его нам тайно и верным путем, и под своей печатью». Доминиканец Жоффруа де Болье повиновался приказу Папы. Гийом Шартрский добавил к его труду в 1276 г. некоторые детали, опущенные исповедником короля, которые показались ему достойными памяти.Гийом де Сен-Патю был в течение восемнадцати лет, с 1277 по 1295 г.

, исповедником сначала королевы Маргариты, а после ее смерти — Бланки Французской, ее дочери, вдовы Фердинанда Кастильского. Он написал «Житие Людовика Святого» по просьбе Бланки, воспользовавшись данными расследования по канонизации в 1282 г. Это расследование было начато по просьбе Филиппа III Смелого и его баронов, к которым присоединились некоторые прелаты около 1273 г.

Его вели долго по причине частых смен понтификов, и собранного материала стало так много, что один из папских эмиссаров, кардинал Бенедетто Гаэтани, объявил, что исписано столько бумаги, что не под силу снести и ослу. Тридцать восемь свидетелей дали показания о жизни Людовика и триста тридцать — о чудесах, которые он творил после смерти.

Гийом де Сен-Патю рассказывает о шестидесяти пяти чудесах, имевших место с 1271 по 1282 г., особенно в Сен-Дени и в Париже: эти рассказы — ценный документ о каждодневной жизни наших предков, их обычаях, чувствах и разуме, а одновременно и свидетельство сыновнего почтения перед Людовиком Святым.Тридцать восемь свидетелей были опрошены в 1282 г.

в Сен-Дени Гийомом, архиепископом Руанским, Гийомом, епископом Оксеррским, и Роландом, епископом Сполето.

Среди них Гийом де Сен-Патю называет в числе прочих короля Филиппа III; графа Алансонского, Пьера, сына Людовика Святого; Карла, короля Сицилийского, его брата; Матье де Вандома, аббата Сен-Дени, бывшего исповедником короля и регентом королевства; аббатов Руаймона и Шаали; брата Симона дю Валья, приора доминиканцев Провена; Жана, сеньора де Жуанвиля, друга короля; Роже де Суси и Изамбера, поваров; Эбера де Вильбона и Гийома Бретонца, комнатных слуг; сестру Маго, приора богадельни в Верноне; сестру Аду, из богадельни в Компьене; мэтра Жана де Бетизи, королевского лекаря. Брат Жан де Самуа, францисканец, хранитель Парижского монастыря, потом епископ Лизье, стал специальным прокуратором расследования в Римской курии.Кардинал Бенедетто Гаэтани, став Папой под именем Бонифация VIII, вписал Людовика IX в каталог святых в воскресенье, 11 августа 1297 г., в Орвьенто. Это произошло в правление Филиппа IV Красивого, внука святого короля, который был государем благочестивым, но жестоким и хитрым. 25 августа 1298 г. король велел извлечь из земли останки Людовика Святого в присутствии прелатов и французских баронов. Вопреки желанию святого короля его могила была за несколько лет до того украшена серебряными пластинами. Архиепископы Рейнский и Лионский вынесли мощи во главе процессии за пределы Сен-Дени; потом король и принцы королевской крови перенесли их в церковь аббатства.В 1299 г. доминиканцы Эвре впервые посвятили свою церковь Людовику Святому; они же не раз замечали, как в ней свершались чудеса. Капелла святого Андрея и Людовика Святого были основаны при соборе Парижской Богоматери Дудоном — лекарем и клириком Людовика IX. Епископ Турне также основал капеллу Людовика Святого в своем соборе.Известно, что Жуанвиль свою книгу о святых и славных деяниях святого короля Людовика составил до 1305 г., будучи глубоким стариком, по просьбе королевы Жанны Наваррской, жены Филиппа IV. В конце книги он рассказывает, что видел святого короля во сне: «…и он был, как мне показалось, удивительно веселым, с легким сердцем; и я тоже был рад, поскольку видел его в своем замке и сказал ему: «Сир, когда вы уедете отсюда, я окажу вам прием в моем домике, расположенном в моей деревне Шевилон». И он мне ответил, смеясь: «Сир де Жуанвиль, из-за верности, которой я вам обязан, я не хочу сразу уезжать отсюда».Когда я проснулся, то принялся размышлять, и мне показалось, что Богу и ему будет угодно, чтобы я принял его в моей капелле, и так я и поступил; ибо я воздвиг алтарь в честь Бога и него, где всегда будут молиться за него; и для этого установлена постоянная рента».17 марта 1306 г., во вторник после Вознесения голова Людовика Святого и часть мощей были перенесены в Париж при великом стечении народа. Король поместил мощи рядом с Богоматерью, а череп Людовика отправил в Сен-Шапель. Это перенесение стали традиционно праздновать по вторникам после Вознесения: в этот день августинцы служили мессу в Сен-Шапели, а начиная с 1309 г. по приказу короля шестьдесят доминиканцев и шестьдесят францисканцев приходили туда праздновать день Людовика Святого.Известно, что Людовик Святой и королева Маргарита изображены (довольно посредственно) на тимпане красного портала собора Парижской Богоматери.Начиная с XIV в. на фреске церкви Санта-Кроче во Флоренции, в капелле Барди, приписываемой Джотто, был изображен Людовик Святой, опоясанный веревкой святого Франциска Ассизского. В следующем столетии его часто изображали с атрибутами францисканцев, то одного, то вместе с Елизаветой Венгерской. Большая часть этих образов итальянские: они свидетельствуют, что в Ордене францисканцев свято хранили память о короле Людовике. Они ставят проблему вступления короля в Орден францисканцев, если допустить, что тот существовал во Франции, как и в Италии, в XIII веке. В это время, вероятно, существовали группы приближенных и верных мирян, мужчин и женщин, вокруг францисканских монастырей, и эти группы составляли если не спаянную и регламентированную организацию, то во всяком случае — могущественную опору Ордена. Конечно, то, что касается Людовика Святого, короля Франции, маловероятно: он не был близок к францисканцам, скорее некоторые из них входили в его свиту наряду с людьми приближенными, его слугами и подчиненными. Но некоторые из наиболее привлекательных добродетелей, свойственных королю — его мягкость, смирение, любовь к бедности и простота, — полностью отвечают заветам Франциска Ассизского.Преклонение перед Людовиком Святым, королем Французским, и одновременно перед Святым Людовиком, епископом Тулузским, в Италии было присуще не только францисканцам, но и приверженцам сицилийских королей из Анжуйской династии. Король Робер Мудрый, внучатый племянник Людовика Святого, основатель знаменитого монастыря Санта-Чиара в Неаполе, чья жена была святой, говорят, скорее походил на францисканца, чем на короля; двое святых из его династии были одновременно «знаменем» партии гвельфов на Аппенинском полуострове, и именно францисканцы способствовали их популярности: французский король, как и король Сицилии, принадлежал им. Барди, заказавшие Джотто фрески во Флоренции, были банкирами короля Неаполитанского.

* * *

Народ и бароны, терзаемые Филиппом IV Красивым, взывали к Людовику Святому. Людовик X Сварливый 14 марта 1315 г. торжественно объявил, что все вновь будет, как во времена Людовика Святого. Филипп V Длинный 29 января 1317 г. дал то же обещание.Культ Людовика Святого активно поддерживался в королевском доме. В обычае у королей стало поститься накануне праздника 24 августа.

Читайте также:  Венгерская кухня. откуда родом это чудо?

Иоанн Добрый пропустил пост один раз, но искупил свою ошибку, раздав милостыню. Самый мудрый из потомков святого короля, Карл V, испытывал к своему предку особое почтение. Один из его Часословов включает молитву, которой он просил у Людовика Святого просветить его относительно управления своим народом.

В преамбуле одного из своих ордонансов он объявил: «Рассматривая — что серьезно и неизгладимо в нашем сердце — что наш святой предок и предшественник, наш патрон, защитник и сеньор Людовик Святой, цвет, честь, свет и зерцало не только королевского рода, но всех французов, память о котором остается благословенной и не исчезнет во тьме веков, и о котором говорят, что милостью Божьей он совершенно избежал заразы смертного греха и так хорошо управлял королевством и общим делом, что его славная жизнь, предмет всеобщего восхищения, доколе солнце будет ходить по небу, призывает нас и наших наследников последовать его примеру, так, чтобы его жизнь служила нам образцом».Не забывала взывать к Людовику Святому и Жанна д'Арк. Согласно «Хронике о Девственнице», она сказала Карлу VII: «Благородный дофин, почему вы мне не верите? Я вам говорю, что Господь смилостивился над вами, над вашим королевством и вашим народом; ибо Людовик Святой и святой Карл Великий стоят на коленях перед ним, молясь за вас».Кажется, почитание Людовика Святого становится менее пламенным, начиная с Франциска I и Валуа-Ангулемской династии. То время было триумфом язычества Ренессанса и началом современного государства. Екатерина Медичи с ее дьявольским умом избрала канун праздника Людовика Святого, чтобы организовать избиение гугенотов.С Бурбонами, напротив, культ Людовика Святого снова расцветает и приходит в упадок только с гибелью династии. Бурбоны основывали легитимность своего правления на родстве с Людовиком Святым через основателя их дома — Робера Клермонского, последнего сына этого короля. Для Генриха IV почитание Людовика было, кроме всего прочего, программой, доказательством и гарантом его обращения в католическую веру. Именно поэтому он нарекает именем Людовика своего старшего сына. Иезуиты придавали особое значение заветам Людовика; Людовик Святой становится новым патроном нового христианского общества, возрожденного на руинах Средневековья; он — покровитель королей, от Людовика XIII до Людовика XVII, и даже ребенка, сына, родившегося уже после смерти герцога Беррийского, последнего в его роду. Множатся церкви, посвященные Людовику Святому, изваянные в его честь монументы. За границей государи, союзники короля-Солнца [Людовика XIV], называют своих детей Людовиками. Повсюду Людовик Святой олицетворяет Францию.Можно составить сборники молитв, панегириков или поэм, посвященных Людовику Святому в классическую эпоху. Это не тщетная риторика, и Бурдалу, проповедуя перед Людовиком XIV в день праздника Всех Святых, не упустил возможности заявить: «Счастье ваших славных предков в том, что они никогда не отделяли свое совершенство от своего долга, скорее их счастье заключалось в том, что они не ведали иного совершенства, чем то, которое связывало их с обязанностями. Почему Людовик Святой сейчас в числе тех, кого мы сегодня почитаем? Потому что, будучи королем, он достойным образом выполнял свои обязанности короля; а почему он достойно выполнял обязанности короля? Потому что он был Святым королем». Людовик XIV учредил в 1693 г. Крест Людовика Святого, дабы вознаграждать за военные заслуги. Под тем же патронажем мадам де Ментенон учредила в 1684 г. женский монастырь Сен-Сир, или королевский институт Людовика Святого.Дю Канж и Ле Нен де Тиллемон изучали историю эпохи Людовика Святого. Тиллемон так и не опубликовал свой огромный труд; он позволил воспользоваться им янсенисту Филло де ла Шезу, который в 1688 г. издал «Жизнь Людовика Святого», пользовавшуюся в то время необычайной популярностью. На следующий год аббат де Шуази публикует другую ее часть, предназначенную, как он говорит, восполнить лакуны предшествующего времени и особенно обрисовать добродетели короля.Однажды Людовик XV сказал своему министру Шуазелю, что перепады его настроения не повредят спасению его души: «Заслуги Людовика Святого распространяются на его потомков, и ни один король из его рода не может быть предан проклятию, хотя бы он и позволил себе несправедливость к своим подданным или жестокость к простому люду». С этой точки зрения разве какой-либо из наших нынешних «сеньоров» избежал бы сегодня осуждения?В «Эссе о нравах» Вольтер, непоследовательный монархист, позволяет себе роскошь быть беспристрастным: «Людовик IX был государем, призванным реформировать Европу… и стать во всем примером для людей. Его набожность, которая была набожностью анахорета, нисколько не умаляет добродетелей короля. Мудрая экономия не мешала ему проявлять щедрость. Он сумел совместить политику с правосудием, и возможно, он — единственный суверен, заслуживающий похвалы: осторожный и стойкий на советах, неустрашимый в сражениях, не поддававшийся приступам гнева».21 января 1793 г., во время казни Людовика XVI, аббат, сопровождавший короля на эшафот, охваченный внезапным вдохновением, воскликнул в тот момент, когда падал нож гильотины: «Сын Людовика Святого, вознесись на небеса». Аббат де Фирмой сохранил отчет о последних моментах жизни Людовика XVI, где он не приводит этих слов, но многие роялисты или республиканцы цитировали их с восхищением.

В течение пятнадцати лет Реставрации Людовика Святого снова почитали, этому способствовал интерес к Средним векам. Но после крушения законной монархии нужен ли был культ канонизированного короля? Нет, ибо в глазах людей наиболее предосудительных этот король был связан с любовью и уважением всего лучшего, что было во Франции. После поражения 1870 г. потребовалось возрождать Францию — возвращаются к заветам Людовика Святого. Стремление к возрождению вдохновляет работы Наталиса де Вайи, издателя Жуанвиля, Анри Валлона, парадоксальным образом ставшего крестным отцом Третьей Республики, Лекуа де ла Марша, Мариуса Сепета. Эти исследователи воспользовались открытиями Средневековья, добытыми Школой Хартий. Наконец, в последние годы мы наблюдаем еще одну волну публикаций, посвященных Людовику Святому, — книги Франка Ноэна, Р. П. Донкера, Жака Буланже, Франси Жамм, Кодетт Ивер и Гилена де Бенувиля. Многие парижане по-прежнему совершают в воскресенье 25 августа паломничество в церковь Сен-Луи -ан-л'Ильа; война и германская оккупация, возможно, разбудили их пыл. Ассоциация «Друзей Людовика Святого» была основана в 1944 г. жителями острова Сен-Луи; но эта организация создана скорее с литературными и археологическими целями, нежели для почитания культа святого короля.

Источник: http://rykovodstvo.ru/remont/38281/index.html?page=18

Ссылка на основную публикацию