За что купцу-миллионеру василию кокореву рот заткнули?

Василий Кокарев – САМОРОДОК ЗЕМЛИ КОСТРОМСКОЙ

Богата Костромская земля самородками.

И если о золотоносных рудниках нашего края ходят только легенды, то люди – самобытные, уникальные, с неповторимой судьбой даже через столетия несут свою энергию предпринимательского таланта, разумного авантюризма, природного дарования и сердечной доброты. Именно таким самородком, появившемся в Солигалическом Уезде Костромской области, был Кокорев Василий Александрович.

Говорят, когда золотодобытчики находят самородок, они говорят камню: “Здравствуй!”, и узнают, где он родился, сколько ему лет, где и как он путешествовал, откуда у него шрамы и царапины, жив ли еще родивший его источник? Мы предлагаем и Вам познакомится с удивительной персоной, к сожалению, незаслуженно забытой в череде столетий.

Василий Александрович Кокорев родился  23 апреля ( 5 мая н.с. ) 1817 года в городе Солигаличе. В 19 лет Василий Кокорев совместно со своими дядями становится совладельцем семейного бизнеса, небольшой солеварней.

Пытливым умом он понимал, что пятисотлетняя история солеварения в Соли Галичской может продолжится в истории солигаличских минеральных вод.

Обратите внимание

   Убедившись в том, что новые соляные скважины дают раствор, экономически не выгодный для выпаривания соли Кокорев приспособил эти скважины для медицинских целей, открыв в городе водолечебницу, существующую и поныне.

Химический анализ Солигаличской минеральной воды проводил специально прибывший по просьбе Кокорева врач и химик Александр Бородин, более известный нам сегодня как талантливый композитор, автор оперы “Князь Игорь”.

Тот как раз только что получил степень доктора медицины и целое лето провел в Солигаличе, анализируя местную воду, наблюдая за лечебными процедурами и не забывая при этом сводить с ума игрой на рояле местных дам и девиц.  Отметим, что водолечебница в Солигаличе существует и по сей день. Называется она «Санаторий им. А.П. Бородина», а отдыхающие говорят: «Бородино».

Коворев В.А.

Однако в 1839 году, из-за поспешного введения правительством в обращение серебряного рубля, в государстве случилось нечто, сравнимое с экономическим кризисом 1998 года.

Цены по всей стране моментально выросли в три и более раз, а огромное количество малых и средних купцов разорилось. Решающим сокрушительным ударом по фамильной солеварне Кокорева стала и отмена ввозной пошлины на соль.

Тогда юный Кокорев, не получивший даже приличного образования, отправляется в Петербург, надеясь только на свою смекалку по части извлечения прибыли.

Его становление связано с винными откупами, здесь же Кокорев заработал свое первое состояние. В свои 33 года Василий Кокорев становится одним из самых богатых купцов Российской империи, реформатором откупной системы.

В его управление входили 23 откупа Москва, Петербург, Бессарабия от Оренбурга до Рязани от Перми до Брянска, а так же  Кавказ и  Ново-Россия. Государству и самому Кокореву они приносили существенную прибыль.

Важно

Современники нарекли Василия Кокорева винным гением, Савва Мамонтов в своих воспоминаниях упоминал не иначе, как откупщицким царем, а за покровительство министра финансов Вронченко, Кокорева в шутку называли тайным советником министра финансов.

Время расцвета предпринимательского таланта Кокорева пришлось на царствование императора Александра II. В 1857 году им основывается Закаспийское торговое товарищество, занимавшееся успешной торговлей с Персией и Средней Азией. В 1857 году в Сураханах в 17 км от Баку

Кокорев В.А.

он создает завод для извлечения из нефти осветительного масла за 4 года до открытия нефти в Пенсильвании. Первый в мире нефтеперерабатывающий завод производит фотонафтель (керосин). Наладить производство помогал сам Дмитрий Менделеев.

 За три с половиной недели Дмитрий Иванович провел целую серию опытных перегонок, результатом которых стала разработка новой технологии очистки фотонафтиля. Впоследствии химик писал: “…Сураханский завод стал давать доход, несмотря на то, что цены керосина стали падать”.

И еще: “…приемы переработки нефти, употребленные в прошлом десятилетии на Бакинском заводе, очевидно, ни от кого не заимствованные, могли быть поучительными для многих”. Вскоре завод стал производить достаточное количество специального масла для осветительных ламп.

Масло Кокорев назвал “фотонафтиль”, однако люди стали называть его “керосин”. А предприниматель Кокорев вновь становится первооткрывателем, теперь уже российского нефтяного дела.

Кроме того, Василий Кокорев был крупнейшим пайщиком нефтеналивной флотилии “Кавказ и Меркурий” Волжско-Каспийского пароходства. Русского общества пароходства и торговли. Транспортировка нефти заставила его заняться железнодорожным строительством Волго-Донской железной дороги, Уральской горнозаводской железной дороги.

В его управление входили многие предприятия и акционерные общества: Бакинское нефтяное общество, Сельский хозяин и много других предприятий. А так же он был первым медеомагнатом в России Северное телеграфное агентство принадлежало ему. Ему принадлежало и “Северное страховое общество ” для защиты частных предпринимателей и склады с товарами с выдачей варрантов.

Совет

 Велика роль Кокорева в банковском учредительстве России. При его участии в конце 1860-х годов был основан Московский купеческий банк, членами которого были видные промышленники и экономисты – наш земляк Фёдор Васильевич Чижов, С.И. Мамонтов, М.А. Горбов и другие.

Был учредителем Волжско-Камского банка с 20 филиалами на тот момент самый крупный и надёжный банк в России. Его банки изначально были национально направленными на провинциальные капиталы и удовлетворяли торгово-промышленные нужды всей Российской империи.

По велению русской души к сельскому быту Василием Кокоревым был создан и музей-хранилище изделий Русского народного искусства. А в 1860 году в специально отстроенном здании в Трехсвятительском переулке на Покровке открылась первая частная публичная художественная галерея за

В.А.Кокорев

20 лет до Третьяковской галереи в ней были выставлены полотна Русских художников : Карла Брюллова, Ивана Айвазовского, Александра Боголюбова, Алексея Венецианова,  Александра Иванова, Федора Матвеева, Михаила Лебедева, Сильвестра Щедрина, Дмитрия Левицкого, Василия Боровиковского, Федора Алексеева, Василия Худякова, Михаила Клодта, Константина Трутовского, Георгия Мясоедова и многих других гениальных живописцев.  А в 1884 году в Тверской области появилась дача-приют для русских художников. О ней Василий Кокорев пишет в своей рукописи: «Трехлетнее существование, при истоке из озера реки Меты, Владимире-Мариинского приюта для пребывания академистов Императорской академии художеств вполне оправдало попечительную заботливость о здоровье академистов Августейшего Президента Академии, Его Императорского Высочества Государя Великого князя Владимира Александровича, по мысли которого возник и устроился означенный летний приют. Из 30 академистов и 2 воспитанников Московского училища живописи, зодчества и ваяния, в течение трех лет, никто не был болен и все эти лица, вступая в конце мая в приют с увядшим цветом лица, оставляли его к 1 сентября с выражением оживления и здоровья. Общая сложность веса ежегодно увеличивалась до 11,5 фунтов, а в отдельных личностях это увеличение доходило до 19 фунтов. В действительности этого удостоверяют показания наблюдающего за приютом доктора, действительного статского советника В.И. Козловского, которым сверх того замечено, что в числе академистов были двое с грудными болезнями и получили полное выздоровление единственно от влияния воздуха и местности, способствующей при разнообразных прогулках оживлению сил.
По всему, что сказано, Вышневолоцкая местность представляется самою удобною для устройства летнего бесплатного пребывания в каникулярное время той учащейся молодежи, которой медицинская опытность дает совет ехать в деревню, а материальное положение не позволяет исполнить этого благодетельного совета. В основание потребного для устройства означенного летнего житья капитала да послужит первым вкладом выручаемая через продажу “Экономических провалов” сумма. В заключение настоящего послесловия нельзя не пожелать от души, чтобы каникулярное время изменилось в своих числах, чтобы ученье оканчивалось в половине мая и начиналось не ранее 1 сентября». ВК. («Экономические провалы»)

Сам не получивший должного образования Кокорев охотно помогал учится другим – платил стипендии. Но к образованию, как к системе, у самобытного, целостного Кокорева были свои претензии:

«Мне не раз случалось посещать лекции политической экономии в Москве и Казани, и эти посещения вполне убедили в том, что слушатели ничему научиться не могут, а сбить себя с толку (если будут верить в лекции, не относясь к ним критически), могут до такой степени, что потом между ними и народною жизнью образуется неисправимое непонимание друг друга.

А сколько таких сбитых с толку людей попало впоследствии на влиятельные финансовые места? И начали эти люди направлять экономическую жизнь России по указаниям Мишелей Шевалье, Адамов Смитов и т. п., и зарыдали наши Трифоны, Прохоры, Матрены и Лукерьи и т. д., а затем надели на себя суму и пошли смиренно по миру питаться подаянием».ВК.

(«Экономические провалы»)

Москве Василий Кокарев подарил парк и Русскую избу, деревянную, с резными наличниками по проекту Никитина в Погодинском саду. Историк К.А.

Скальковский свидетельствует: “В момент своего богатства Кокорев играл и роль мецената.

Обратите внимание

Ему, строго говоря, обязан своим возникновением так называемый русский стиль в архитектуре, существенно отличающийся от русского стиля, сочиненного немцем Тоном по повелению императора Николая I”.

И, наконец, он построил в Москве общественно-культурный центр и обширнейший гостиничный-складской комплекс “Кокоревское подворье”. На Софийской набережной было возведено на тот момент настоящее архитектурное чудо.

Комплекс, в который было вложено 2,5 миллиона рублей, был новшеством не только для Москвы, но и для Европы, поскольку предвосхитил появление «гранд-отелей».

Подворье быстро приобрело большую известность: центр города, прекрасный вид, удобства, хороший ресторан привлекали постояльцев. В гостинице останавливались П.И. Чайковский, И.Е. Репин, В.В.

Верещагин, а также писатели Мельников-Печерский, Мамин-Сибиряк, художники Крамской и Поленов, а их товарищи по кисти Виноградов и Коровин имели здесь свои мастерские. Кокоревское подворье простояло более 100 лет и в данный момент находится на реставрации.

Русский купец и промышленник Василий Кокорев более всего прославился как общественный деятель и публицист. Одни современники им искренне восхищались, другие посмеивались, но все признавали, что он необыкновенно остро чувствовал народный характер и нужды России.

  «Экономические провалы по воспоминаниям с 1837 года», наделавшие в императорской России много шума – актуальны и сегодня. Читая наблюдения и мысли, высказанные автором, забываешь, что они относятся к другому, теперь уже далекому от нас времени.

Чего стоит его звучащий как манифест: «Почему?»

«Почему бы не вводить освещение городов газом, вместо чуть-чуть теперь мигающих масляных фонарей?» – пишет Василий

Кокорев.

«Почему в 2015 году голубое топливо является такой же роскошью для жителей российской глубинки» – подумает наш современник.

К слову на родину Кокорева газ до сегодняшнего дня так и не пришел, а мог бы дать огромную экономическую отдачу.

Как известно, Солигаличский район богат известняками и приход газа позволил бы наладить производство цемента. Не надо объяснять, что это значит для строительной и дорожной сфер.

«Почему не арендовать степи, втуне пропадающие у казны или у частных лиц, для разведения скотоводства, с употреблением в дело той травы, которую теперь иссушает даром солнечный жар?» Василий Кокорев.

Важно

Не аналогичную ли картину мы наблюдаем сейчас. Огромные территории когда-то пахотной земли ныне заросли молодым сосняком. В широких

Портрет В.А. Кокорева

когда-то сенокосных полях, разве что гуляет июльский полуденный ветер.  И если в Российской империи были люди, которые хотели работать на земле, но не могли, то в сегодняшней России есть земля, но нет людей, и главное, нет средств, нет дорог, нет системного государственного подхода к сельскому хозяйству.

«Придавая особенное значение примерам усовершенствованного хозяйства, как наглядно доказывающим крестьянам пользу улучшенных способов ведения его, мы полагаем, что хозяйство сельского духовенства следует возвести, на счет правительства, на высшую степень совершенства, дабы это хозяйство изображало светящиеся точки сельского благоустройства, сообщающие народной массе свет полезных знаний. Затрата эта была бы вполне производительна и повела бы к усовершенствованию способов добывания из земли большого количества произведений посредством улучшения почвы и употребления других приемов и орудий для обработки земли.» Василий Кокорев.

Сам Василий Александрович свое народное происхождение, даже обзаведясь миллионами, никогда не скрывал. А на одном из аукционов приобрел большой золотой лапоть и установил его в кабинете прямо на письменном столе. Своим друзьям Василий Александрович, объяснял, что этот лапоть — он сам: был ведь когда-то лапоть-лаптем, да из низов выбился в знатные люди.

Не скрывал Кокорев и всеобъемлющей любви к своей стране и народу, который обязательно должен быть свободным! Обладая прирожденным ораторским искусством об этом он говорил и в народе, и на устраиваемых им банкетах. Больше всего его прославила историческая речь, произнесенная им на рождественском банкете 27 декабря 1857 года.

Выступление Василия Александровича касалось позорного пережитка, мешающего прогрессу, а именно – крепостного права. Эта кокоревская речь долго ходила в списках.

Есть воспоминания, что, когда вышел манифест об отмене крепостного права, некоторые крестьяне сочли, что освободил их не император Александр II, а Кокорев с друзьями — купцами Алексеевыми, Солдатёнковым просто выкупили их у царя и дворян.<\p>

Остаться незамеченной такая народная популярность купца не могла и вызвала «монарший гнев».

Власти пробовали прижать Кокорева к ногтю, величали «осиным гнездом», в 1863-м отняли все откупы, но солигаличский самородок, и здесь нашел выход. Свое красноречие, помноженное на недюжинный ум, он изливал в литературных трудах, в которых рассказывал об экономических ошибках правительства и о способах их решения.

Совет

Его жизнь оборвал сердечный приступ. 22 апреля ( 4 мая н.с. ) 1889 года. Вместо прощальных речей над могилой зачитали отрывки из книги Кокорева, одного из самых успешных и умных деловых людей России. Одно из них звучит как завещание потомкам:

“Пора государственной мысли перестать блуждать вне своей земли, пора прекратить поиски экономических основ за пределами Отечества, засорять насильственными пересадками на родную почву; пора, давно пора возвратиться домой и познать в своих людях свою силу”.

Всепреданнейший Василий Кокорев.

Авторы статьи

Лилия Цыганкова Степанова

Читайте также:  Депрессия. как с ней бороться?

Митрофанов Василий Александрович

Источник: http://prad-media.ru/kokarev-samorodok-zemli-kostromskoj/

Кокорев Василий Александрович | Узнай Москву

Родился в Солигаличе Костромской губернии. Сын сидельца в питейных домах.

Не получив никакого образования, занимался самообучением, и к середине жизни был одним из самых образованных и эрудированных людей своего времени. Благодаря природному уму, неуемной энергии и трудолюбию стал одним из богатейших людей России.

В конце 1840-х гг. приехал в Петербург и поступил комиссионером по винным откупам, исполняя поручения министерства финансов. Приобрел на этой должности огромное богатство. В 1851 г. получил звание коммерции советника.

В 1856 г. Кокорев создал «Закаспийское торговое товарищество», которое занималось торговлей с Персией и Средней Азией.

Способствовал развитию нефтяного дела в России. В 1859 г. он построил недалеко от Баку первый в мире нефтеперегонный завод, куда пригласил на работу Д.И. Менделеева. В 1873 г. он преобразовал это предприятие в бакинское нефтяное общество.

Кокорев принимал участие в создании Русского общества пароходства и торговли. Им было учреждено акционерное общество Волжско-Каспийское пароходство «Кавказ и Меркурий».

Участвовал в создании Волго-Донской железной дороги, Товарищества Московско-Курской железной дороги, Общества Уральской железной дороги. Учредил «Северное общество страхования и склада товаров с выдачей варрантов».

Стоял у истоков Московского купеческого банка. В 1870 г. основал Волжско-Камский банк. Тогда же создал Северное телеграфное агентство.

Обратите внимание

Сам Кокорев так писал о своих заслугах императору Александру III: «В настоящее время существует в Баку более 200 заводов, ежегодно по Каспийскому морю и Волге развозится 35 миллионов пудов нефти, почти каждая изба крестьянская пользуется более удобным освещением, и множество волжских пароходов, вместо лесоистребления, отапливается нефтью, а снижение цен на нефть дало ежегодную многомиллионную экономию промышленности и казне».

Кокорев был известным коллекционером и меценатом, почетным членом Академии художеств. Собранная им коллекция насчитывала несколько сотен произведений русских и западноевропейских художников. На ее основе в 1862 г. Кокорев открыл «общедоступную галерею» в своем доме в Москве.

В 1884 г. в Вышнем Волочке построил Творческую дачу для учеников Академии художеств.

Василий Александрович много сделал для Москвы. При его участии была проведена конка, им был построен гостинично-складской комплекс «Кокоревское подворье». Тогда же на средства Кокорева был устроен первый частный бульвар в Москве. Он тянулся от Лубочного переулка до Болотной площади.

Кокорев автор популярных трудов по экономике и коммерции «Миллиард в кармане» и «Экономические провалы».

В конце жизни прошел через банкротство, но сумел расплатиться с казной, продав свои коллекцию и дом.

Поэт А. Струговщиков называл Кокорева «величайшим гением русской земли».

Кокорев был женат на Вере Ивановне. От этого брака имел детей: Александра, Георгия, Ивана, Сергея, Прасковью, Александру, Любовь.

Умер Василий Александрович в Санкт-Петербурге от болезни сердца. Погребен на Малоохтинском кладбище.

Источник: https://um.mos.ru/personalities/37879/

Кокоревы

семья гоф-фурьера Царскосельского правления

В Царском Селе в XVIII — начале XX века проживали многочисленные потомки гоф-фурьера императора Павла I Василия Ивановича Кокорева1 (1759-1838)2  «из детей придворных служителей».

Сегодня фамилия Кокорев у жителей современного г. Пушкин больше ассоциируется с особняком Кокорева на Московской улице, с бывшей там художественной галереей. Но то другой Кокорев. В особняке на Московской были собраны многие произведения живописи, скульптуры, антикварные вещи. В том числе картина с интригующим автографом — В. Кокорев.

Но, вернемся к семейству Кокоревых — потомков гоф-курьера (снабженца, администратора).

Важно

Персонал, работавший во дворце (придворнослужители), подбирался очень тщательно. Нередко происходило наследование должностей от родите­лей детьми, выросшими и воспитанными при двор­це. Это была каста, причем достаточно закрытая. Поэтому занятие штатной должности, как правило, достигалось длительной службой и высоко ценилось персоналом.

Василий Иванович всю жизнь прослужил «в ве­домстве конторы строений Села Царского, которая позже было переименовано в Царскосельское Двор­цовое правление». В 1774 году началась его трудо­вая деятельность, сначала «при пожарных трубах — трубным учеником», затем в 1781 года — истопником.

В 1795 году он был пожалован в лакеи, а в 1817 году стал камер-лакеем. В 1829 году «за старость лет и слабость здоровья» он был уволен от службы.

В том же году был награжден за долговременную и беспорочную службу званием гоф-фурьера с тем, «чтобы ему желаемо было гоф-фурьерское на счет Кабинета, дозволяло приходить ко Двору, когда силы его позволяли».

В браке у Василия Ивановича с Натальей Григо­рьевной Кокоревой (1774—1862, похоронена вместе с супругом) родилось семь сыновей. Трое из детей В.И. Кокорева стали художниками архитектуры и живописи. Да и другие братья были им под стать, дослужившись до статских советников.

  1. Николай (1793-?) 
  2. Василий (1795—1868) — титулярный советник, архитектор академий не оканчивавший, строивший в Царском Селе
  3. Иван (1800—1876) — коллежский ассесор, художник-портретист 
  4. Илья (1803–1868) вначале служил в Царскосельском Дворцовом правлении в числе канцелярских чиновников и впоследствии имел чин статского советника.
  5. Степан (1804–1840), титулярный советник и кавалер,  в 1838 году служил в СПб почтамте журналистом, похоронен на Кузьминском кладбище с Ил.В.
  6. Адриан (1810—1877) — академик Академии Художеств, работавший сначала в СПб, затем в Гатчине, где занимал пост главного архитектора в 1850—1870 годы
  7. Дмитрий (1813-?), губернский секретарь — его участок с одноэтажным деревянным домом с мезонином на Малой улице, рядом такой же дом жены надворного советника Н. И. Кокоревой;

Старший сын Николай Васильевич Кокорев (1793-?), чиновник 6-го класса3, По закону от 6 декабря 1856 г. личное дворянство получали все чины с 9 класса, то есть, Н.В. Кокорев был дворянином.

В 1820-х годах слу­жил в Благородном пансионе Императорского Цар­скосельского Лицея сначала гувернером преподавателя каллиграфии Фотия Петровича Калинина. Затем сам стал «учителем чистописания в низших классах Пансиона, много способствовал твердому и красивому почерку воспитанников и из некоторых образовал хороших каллиграфов.

Нельзя не сказать при этом, что воспитанники Пансиона отчасти и Лицея в особенности имели довольно схожий между собой скорый почерк, даже по выходе из заведений». По документам 1828 года он служил экономом в этом же пансионе.

«Управление всей хозяйственной частью в Пансионе было введено эконому под непосредственным руководством и наблюдением директора. Эконом должен был заботиться обо всем, что касается стола, белья, одежды, прислуги, освещения, отопления, чистоты и порядка в домах Пансиона». 

Совет

В Царском Селе во 2-й части 5-го квартала у него был участок земли № 3 по Бульварной улице (ныне — угловой участок Школьной улицы и Октябрьского бульвара).

Сын Василий Васильевич Кокорев (1795–1868) служил в Царскосельском Дворцовом правлении сначала архитектурным учеником, потом помощником архитектора. В 1830-е годы он перестраивал Александровский кадетский корпус для малолетних.

В 1833 году по его проекту был построен дом А. Д. Сафонова (К. И. Коха) с палисадником и оградой. Занимался составлением планов в Александровском парке и Александровском дворце.

Проживал Василий Васильевич в двухэтажном каменном доме по Магазейной улице.

Его супруга Александра Васильевна Кокорева (1800 — 1889). (Похоронена на Кузьминском кладбище, «Голгофа», чёрный гранит, смещена), их дети — три дочери и сын:

  1. Анна (1831—1907) / Похоронена на Кузьминском кладбище с Ил. В. Дочь ттс. Магазейная дом Персиянинова
  2. Александра
  3. Елизавета 
  4. Михаил (1830—1898), дсс (в отставке), его супруга Екатерина Иустиновна (1839—1903), его сыновья: Василий (р. 23.01.1869 — ?) — нс, лекарь, и Евгений (1874—1906) — гс

Другой сын Иван Васильевич Кокорев (1800–1876) — художник-портретист, одно время служил учителем в Царскосельском Благородном пансионе при Лицее.

В 1858 году он стал коллежским асессором.

C 15 февраля 1865 года, с момента открытия Царскосельской Мариинской женской гимназии, до 1 сентября 1871 года Иван Васильевич служил в ней преподавателем рисования.

В Царском Селе в 3-й части 6-го квартала на Кадетской улице он имел участок земли под № 5, на котором в 1830-х годах был построен деревянный дом (№28) на каменном фундаменте с флигелем и службами. Фасады и разрезы для этого дома были спроектированы архитекторами А. И.

 Розановым и родным братом Ивана — Андрианом Кокоревым, тогда академистом 1-й степени. В 1858 году на данном участке находилось три деревянных одноэтажных дома, стоящих по красной линии. Позже архитектор Н.С. Никитин «переменил обшивку» дома, а архитектор А. Ф.

 Видов сделал его перепланировку и расширение.

Иван Васильевич был женат на Елене Смоленской, имел двух дочерей — Наталью и Веру. После его смерти в 1876 году им перешел участок со всеми строениями и рядом лежащее пустопорожнее место в 49 квадратных сажень. В начале XX века по документам участок вместе с полосой городской земли в 198 квадратных сажень принадлежал наследникам Кокорева.

Сын Илья Васильевич Кокорев (1803–1868) вначале служил в Царскосельском Дворцовом правлении в числе канцелярских чиновников и впоследствии имел чин статского советника. Сыновья Ильи Васильевича:

  1. Фёдор Ильич (1838—1873), тсс., похоронен на Кузьминском кладбище вместе с отцом
  2. Василий Ильич (род. 10 октября 1844 года), учился в Императорской Академии художеств. В 1864 и 1874 году он получил серебряные медали 2-го достоинства, а в 1878 году — звание классного художника 3-й степени за программу «Павильон кафе-ресторан в парке».
  3. Настасья Ильинична — жена надворного советника, Владела домом на Малой улице, участок 11, дом №56-57

Илья Васильевич похоронен на Кузьминском кладбище с Н. Г. Кокоревой и Е. В. Гааз.

Сын Адриан Васильевич Кокорев (1810 — 1877) — академик архитектуры, на протяжении долгих 20 лет (1850-70-е годы) главного архитектора Гатчины. В 1821 году  он был определен на учебу в Академию художеств. Получил медали:

  • в 1830 году — 2-ю серебряную;
  • в 1832 году — 1-ю серебряную;
  • в 1833 году — 2-ю золотую за «проект дома для жительства богатого помещика в его имении».

В том же году ему было дано звании художника XIV класса, в 1841 году — звание «назначенного», в 1849-м — звание академика.

15 февраля 1840 года Андриан Васильевич Кокорев совместно с архитектором Дмитрием Ефимовым (1811–1864) распланировали участок на Бульварной улице под богатую усадьбу. 

Андриан стал Главным архитектором города Гатчины. Служил в Гатчинском Дворцовом правления на протяжении долгих 20 лет (1854–1870-е годы).

Обратите внимание

В 1872 году он становится почётным членом Съезда Мировых судей в Царском Селе.

«Государь Император всемилостивейше пожаловал знак ордена Святого Станислава 2-й степени с Императорской короной архитектору ведомства гатчинского правления, коллежскому асессору Кокореву». 

В 1870-х годах, уйдя на заслуженный отдых, Адриан Кокорев вместе с семьей, по всей видимости, возвращается в родные пенаты — “Усадьбу в Царском Селе” на Бульварной улице, когда-то им спроектированную и построенную, где он и уходит из жизни на 67-м году от роду, погребенный в родовом склепе на Кузьминском кладбище. Здесь же нашли последний приют его многочисленные родственники, граждане Царского Села, в том числе его супруга и дочь:

Его супруга — Кокорева Анастасия Павловна (1820—1875) — жена академика архитектуры, похоронена с Ад. В. 

Его дочь — Кокорева Александра Адриановна (1839—1840) Дочь кс, похоронена с Ад. В. 

Кокорева Наталья Николаевна (1842—1854) Дочь кс. / похоронена с Ад. В.

Сын Дмитрий Васильевич Кокорев (1813-?), губернский секретарь, Ему принадлежал участок с домом под №56 (9) на Малой улице.

Соседний с ним дом №№57–58 (11) принадлежал также семейству Кокоревых — «жене надворного советника Настасье (Анастасие) Ильиничне Кокоревой». Эти дома не сохранились.

К сожалению, портреты ни одного из семи сыновей Кокоревых до нашего времени не дошли. От большой семьи, от всех владельцев сохранился каменный надстроенный дом на Магазейной улице и дома на Октябрьском бульваре и многочисленное захоронение Кокоревых на Кузьминском клабище.

Источники:

  1. Абарова Е. Другие Кокоревы / Городской калейдоскоп, № 3, июнь 2016
  2. По другим источникам год его рождения не 1859, а 1858 / Панов В. Царскосельский некрополь. Первые кладбища Царского Села. Кузьминское кладбище.- СПб: ООО «СПб. СРП «Павел» ВОГ», 2011.-98 с.
  3. Адресные книги СПб
  4. Отчет о состоянии Имп. Николаевской гимназии в Царском Селе. 1887-1888  (18-й) учебный год. — Санкт-Петербург, 1888. -88 с.; 1 л. илл.

Источник: https://tsarselo.ru/yenciklopedija-carskogo-sela/istorija-carskogo-sela-v-licah/kokorevy.html

Мемория. Василий Кокорев — ПОЛИТ.РУ

5 мая 1817 года родился Василий Кокорев, первый нефтепромышленник России

Личное дело

Василий Александрович Кокорев (1817— 1889) родился в Солигаличе Костромской области в старообрядческой семье, которая владела небольшой солеварней. После смерти родителей Василий стал совладельцем семейного бизнеса вместе со своими дядьями.

Однако в 1839 году из-за денежной реформы и введения в обращение серебряного рубля, семейный бизнес разорился. Кокорев перебрался в Санкт-Петербург и устроился помощником к одному из винных откупщиков.

Довольно скоро хозяин, оценив его деловую хватку, назначил Василия управляющим над всеми своими уральскими откупами.

В России в то время существовала система отдачи производства и продажи водки на откуп в частные руки с выплатой государству определенной суммы. Для этого в каждой губернии организовывалось нечто вроде тендера.

Важно

За семь лет Кокорев прекрасно освоился в откупном деле, а также придумал, как эту систему улучшить и составил записку в правительство со своими предложениями. А чтобы доказать эффективность своих идей, попросил отдать ему «неисправные» откупа с тем, чтобы на деле показать, что и убыточный откуп можно превратить в доходный.

В итоге Кокорев получил откуп в Орле, по которому числилась огромная задолженность в 300 тысяч рублей и всего за два с половиной года полностью ликвидировал долг перед казной.

В основе «системы» Кокорева лежало уменьшение себестоимости продукции. Понятно, что качество продукта было соответствующее. Словосочетание «кокоревская водка» стало нарицательным в середине XIX века и означало дешевый и низкокачественный продукт.

После успеха в Орле, в 1847 году на основе проекта Кокорева было введено «Положение об акцизно-откупном комиссионерстве», а купцу правительство передало еще 16 «неисправных» откупов.

На винных откупах Кокорев довольно быстро разбогател: к началу 60-х годов  его состояние, по разным оценкам, составляло от 8 до 14 млн рублей. В среде русских купцов его даже прозвали «Откупщицким царем».

Читайте также:  Клиповое мышление. что это такое?

Сколотив состояние на торговле алкоголем, Кокорев начал вкладывать деньги в строительство и торговлю. Создал «Закаспийское торговое товарищество», позволившее развернуть обширную торговлю со Средней Азией и Персией.

В Персии с 1850 года работал созданный Кокоревым Московский торговый дом, получивший право приобретать казенное железо и медь с уральских заводов по себестоимости.

В 1851 году Василий Кокорев получил звание коммерции советника.

В 1857 году участвовал в создании Русского общества пароходства и торговли, вложив в это рискованное дело огромную по тем временам сумму в 500 тысяч рублей. На следующий год присовокупил к сфере своих интересов Волжско-Каспийское пароходство, знаменитый «Кавказ и Меркурий».

Примерно в это же время Кокорев заинтересовался нефтяным делом.

Совет

До 1872 года в российской нефтяной отрасли, как и в торговле  алкоголем,  действовала откупная система: раз в четыре года государство продавало откупщикам нефтеносные участки.

А с этой системой «откупщицкий царь» Кокорев был знаком прекрасно. Он придумал, как обойти проблемы откупной системы, совместив откуп и прямое финансирование производства — и добычи, и переработки.

Построив в 1859 году в Сураханах под Баку первый в России керосиновый завод, Кокорев добывал нефть, перерабатывал ее, а продавал уже полученный дорогой керосин (он  именовал его «фотонафтилем»).

Сначала, однако, дело было убыточным и в 1863 году Кокорев пригласил разобраться с проблемой Дмитрия Менделеева. «Известный тогда деятель В. А.

Кокорев пригласил меня съездить в Баку, где у него тогда велось дело с переделкой нефти и в год убытков менее 200 тыс. не бывало», — вспоминал впоследствии Дмитрий Иванович.

Менделеев предложил наладить круглосуточную перегонку нефти, организовать свое  производство эмалированных бочек и проложить нефтепровод от завода к берегу моря для нефтеналивных морских перевозок. Все предложенные идеи, по сути — модель современной нефтяной промышленности, Кокорев реализовал на практике и уже через год получил чистый доход более чем в 200 тыс. рублей.

Кокорев также занимался и строительством железных дорог: вместе с П. И. Губониным он построил уральскую горнозаводскую дорогу,  принимал участие в создании Волго-Донской железной дороги (1858),  Товарищества Московско-Курской железной дороги (1871) и  Общества Уральской железной дороги (1874).

В 1862-1865 годах Кокорев с размахом построил первый не только в Москве, но и в России крупнейший гостинично-складской комплекс, получивший название «Кокоревское подворье».

Обратите внимание

 Для этого он скупил несколько небольших участков на Софийской набережной прямо напротив Кремля, и получил разрешение на возведение четырехэтажного жилого каменного здания для гостиницы и несколько больших строений для магазинов и складов внутри участка.

Протянувшийся почти до Водоотводного канала огромный многофункциональный комплекс, по сути, предвосхитил появление «гранд-отелей».

Помимо собственно гостиницы, где было более 300 номеров, стоимостью от 30 копеек до 4 рублей в сутки, здесь были также торговые склады, трактир-ресторан с русской кухней, два десятка роскошных магазинов. Уже с 1883 года на Кокоревском подворье появился электрический свет. Обошлась постройка предпринимателю в огромную  по тем временам сумму в несколько миллионов рублей.

В конце 1860-х годов Кокорев занялся еще и банковской деятельностью. Начал с организации Московского купеческого банка. Биограф Кокорева Скальковский писал: «До того в России, кроме ростовщиков, были только погрязшие в чиновничьей рутине отделения Государственного банка».

Дело шло медленно — только на утверждение устава банка ушло два года.

В 1870 году Василий Кокорев выступил инициатором создания Волжско-Камского коммерческого банка в Санкт-Петербурге, который стал не только самым крупным акционерным банком России, но и единственным петербургским банком с широкой сетью собственных филиалов в регионах.

Кокорев был избран первым председателем его правления. Вплоть до 1917 года банк оставался крупнейшим по размерам капитала российским банком.
Василий Кокорев много размышлял о судьбах России.

В публицистических работах, печатавшихся, главным образом, в «Русском Вестнике», а позднее в «Русском Архиве», Кокорев выдвигал свои проекты реформ. В самой известной из них — «Миллиард в тумане» — он сформулировал план выкупа крестьян на волю с помощью капитала специально созданного частного банка. Кокорев предложил освободить крестьян с землей, а помещикам выплатить за это деньги посредством кредита, выдаваемого крестьянам на 37 лет.

Над либерализмом купца многие подсмеивались, в шутку называя его «русским Лаффиттом». Однако со временем высказывания Кокорева о государственном социализме, о необходимости гласности и перестройки государственного аппарата стали раздражать власти.

Важно

Московский градоначальник генерал-губернатор Закревский слал в  Санкт-Петербург многочисленные депеши с просьбой «унять вредного честолюбца», устраивающего «митинги» и вмешивающегося «в дела, его сословию не подлежащие». Василия Кокорева постепенно начали отлучать от государственной кормушки.

В 1863 году его лишили всех откупов, в 1870 году не дали права монопольно распоряжаться пермской солью, запретили судам созданного им пароходства ходить за границу. В результате к началу 1870-х дела Кокорева сильно пошатнулись. Ему пришлось отдать за полцены «Кокоревское  подворье», распродать всю свою художественную коллекцию и бол́ьшую часть акций.

В 1876 году его сместили с поста председателя совета директоров Волжско-Камского банка. По миру купец не пошел, но прежних возможностей у него уже не было.

Умер Василий Кокорев 23 апреля 1889 года от сердечного приступа. Похоронен на Малоохтинском кладбище в Санкт-Петербурге. Фамильное захоронение Кокоревых до сих пор сохранилось в восточном углу кладбища.

Чем знаменит

Василий Кокорев — яркий пример выходца из «низов», который собственными силами и талантом поднялся до уровня промышленника и купца всероссийского масштаба. Основатель нефтяной промышленности в России, владелец заводов, банков, железных дорог, пароходов, знаменитый винный откупщик Кокорев не меньше прославился и как публицист, общественный деятель и благотворитель.

Считая, что «экономические успехи России зависят от скорейшего введения вольного экономического труда», Кокорев всячески продвигал идею предоставления крепостным личной свободы и общечеловеческих гражданских прав.

В своей знаменитой статье «Миллиард в тумане» он предложил идею выкупа земель у помещиков и  разработал проект организации такого выкупа, который должен был обойтись крестьянам в «миллиард», а точнее, в 1080 миллионов рублей.

Идею отклонили, а «миллиардом в тумане» начали называть в Москве самого Василия Александровича.

Совет

Незадолго до смерти Василий Кокорев опубликовал серию статей в «Русском архиве», объединив их затем в книгу «Экономические провалы», в которой настаивал на том, что слепое копирование западноевропейских финансовых и хозяйственных форм станет губительно для России и призывал вернуться к осмыслению отечественного опыта.  Будучи в большой дружбе со славянофилом Погодиным, Кокорев находился под впечатлением его идей о самобытности славян. Славянофилы же буквально молились на Кокорева, называя его «русским чудом».

 «Он войдет в историю как человек «большого калибра» и «игры ума». Его в шутку всегда называли кандидатом в министры финансов.

В те времена ему это не было возможно, но и без этого не только в истории Московского купечества, но и в русской истории вообще он останется яркой фигурой человека, который хорошо знал нужды России и ее народный характер, угадывал ее потребности и подчас находил нужное решение», — писал о Кокореве П. А. Бурышкин в своей книге «Москва купеческая».

О чем надо знать

Василий Кокорев был не только одним из крупнейших предпринимателей, но и известным меценатом. Многие его начинания носили некоммерческий и благотворительный характер.

Он покровительствовал художникам и устроил для них своеобразный дом творчества в Тверской губернии под Вышним Волочком, на живописном полуострове, образованном истоком реки Мсты и озером Мстино.

Владимиро-Марьинский приют художников, названный впоследствии «Академической дачей», принимал малоимущих студентов Академии художеств во время летней практики.

В их распоряжение были предоставлены дом со столовой и библиотекой, хорошо оборудованная мастерская, помещения для занятий пением и музыкой. Здесь в разное время жили и работали И. Е. Репин, А. И. Куинджи, В. А. Серов, П. П. Чистяков, И. И. Бродский, А. М.

Васнецов, Н. К. Рерих, И. И. Левитан, Н. П. Богданов-Бельский и др. Сейчас это Дом творчества имени И. Репина.

Кокорев был большим ценителем и собирателем живописи. Покупать произведения и русских, и иностранных художников он начал еще в начале 1850-х годов.

Обратите внимание

К началу 60-х в его собрании было свыше 500 картин, из которых половина была русской школы. В собрании было 42 картины Брюллова,  23 — Айвазовского.

Были там и произведения Левицкого, Боровиковского, Угрюмова, Матвеева, Кипренского, братьев Чернецовых, Тропинина, Венецианова и других.

Именно Кокорев открыл в Москве первую публичную картинную галерею. Ее официальное открытие состоялось 26 января 1862 в специально построенном для галереи здании в Трёхсвятительском переулке.

По оценкам искусствоведов, собрание Василия Кокорева отличалось цельностью и высоким художественным вкусом, при том, что нет никаких сведений, что кто-либо консультировал «просвещенного миллионщика» по вопросам живописи.

По-видимому, произведения для своей коллекции он отбирал самостоятельно.

Он же фактически первым стал собирать предметы русского народного прикладного искусства и можно сказать, что именно с Кокорева началось изучение народного художества в России.

Галерея Кокорева просуществовала недолго — меньше десяти лет. После его банкротства, она была распродана в розницу. Часть картин купил для своей галереи П. М. Третьяков, часть — Александр III, тогда еще наследник престола. Лучшие иностранные картины были приобретены Д.П. Боткиным.

Надо отметить, что Кокорев собирал не только картины — его библиотека насчитывала более 4 тысяч томов, которые он пожертвовал в Московскую публичную библиотеку.

Кокорев немало сделал для Москвы. В 1862 году на собственные деньги он разбил бульвар, который тянулся от Лубочного переулка до Болотной площади.

Важно

Это был один из немногих общественных столичных скверов, построенных на частные средства.

  Бульвар, засаженный липами и вязами и ставший любимым месте прогулок москвичей, назывался Кокоревским вплоть до его ликвидации в 1930-е годы.  Сейчас на его месте находится автостоянка.

Кокорев же стал главным инициатором проведения конки — конно-железной дороги, связавшей центр города с тремя вокзалами на Каланчёвской площади.

Прямая речь

Кокорев о своих заслугах в послании императору Александру III  (1883 год): «В настоящее время существует в Баку более 200 заводов, ежегодно по Каспийскому морю и Волге развозится 35 миллионов пудов нефти, почти каждая изба крестьянская пользуется более удобным освещением, и множество волжских пароходов, вместо лесоистребления, отапливается нефтью, а снижение цен на нефть дало ежегодную многомиллионную экономию промышленности и казне».

Кокорев об уходе купечества в чиновники: «Не подлежит никакому сомнению верность всем известного определения, что подъем промышленности составляет главное условие народного благоденствия и силы государства.

У нас этот подъем не только не заметен, но даже наоборот, видны доказательства движения назад, явно выражающиеся в упадке производительных сил. Причиной этому особая болезнь некоторых лиц коммерческого сословия, поддерживаемая, к несчастью, так сказать поблажаемая в смысле удовлетворения болезненных желаний.

Эта болезнь — чинобесие. По общему мнению всех истинных патриотов и здравомыслящих людей, дезертирство из коммерческого сословия в другие сословия должно быть прекращено.

Если бы стремление к переходу из купеческого сословия в чиновничество охватило собою наш фабричный округ в губерниях Московской и Владимирской, тогда бы Иваново-Вознесенск, Шуя и все Кинешмские и другие фабрики изобразили бы из себя, через несколько десятков лет, совершенные развалины»

Поэт Александр Струговщиков: «Кокорев — величайший гений русской земли».

6 фактов о Василии Кокореве

  • Выйдя в люди, Василий Кокорев не забыл о родном городе. В 1841 году он  приспособил экономически невыгодные для получения соли скважины для медицинских целей, открыв в городе водолечебницу, существующую и поныне. Химический анализ Солигаличской минеральной воды проводил специально прибывший по просьбе Кокорева врач и химик А. П. Бородин, гораздо более известный ныне как талантливый композитор.
  • Когда Кокорев организовывал первую транспортировку нефти морем, то столкнулся с сопротивлением работников, опасавшихся возможных пожаров на кораблях. Чтобы развеять эти страхи, он самолично сунул горящую лучину в полный чан с нефтью. Лучина потрещала и погасла.
  • Перед русско-турецкой войной 1877—1878 годов Кокорев вместе с текстильными фабрикантами братьями Хлудовыми профинансировал и экипировал военную миссию генерала Черняева на Балканах. Кокорев потряс Россию размером своего участия в «военном займе», организованном правительством для нужд действующей армии, который составил фантастическую по тем временам сумму в 45 млн рублей.
  • Гостиница «Кокоревское подворье»  работала вплоть до революции 1917 года, правда, поменяв название на «Софийское подворье». В советское время там разместились военные, достроив сверху еще три этажа. Сейчас ремонт «Кокоревского подворья» поручен компании «Моспромстрой», после чего в здание переедут чиновники из Управления делами президента.
  • В декабре 1857 года на торжественном рождественском банкете на 180 персон в залах Московского купеческого собрания Кокорев произнес пламенную речь против крепостного права. Он заявил, что этот позорный пережиток является «тормозом прогресса» и только оставшись без дармовой крестьянской силы дворяне начнут покупать сельскохозяйственную технику, а освободившиеся мужики смогут пополнить скудный российский рынок фабричных рабочих. Эта знаменитая рождественская речь долго ходила в списках, дошла и до крестьян.  «Русский купец Василий Кокорев, которого имя сделалось у нас народным, и пронеслось теперь с его речью по всей стране», — писал Михаил Погодин. Когда крепостное право все же отменили,  в крестьянской среде долго ходили слухи, что император Александр II тут ни при чём, а выкупили их у царя и дворян Кокорев с друзьями — купцами Алексеевыми и Солдатенковым.
  • Вместо речей на похоронах Кокорева в качестве своеобразного завещания прочли отрывки из его книги «Экономические провалы»: «Пора государственной мысли перестать блуждать вне своей земли, пора прекратить поиски экономических основ за пределами Отечества, засорять насильными пересадками на родную почву; пора, давно пора возвратиться домой и познать в своих людях свою силу».
Читайте также:  Кого из современных писателей экранизируют чаще всего?

Материалы о Василии Кокореве

Сказ о первом русском нефтепромышленнике

Москва купеческая. Бурышкин П. А.

Кокоревское подворье

Экономические провалы. Кокорев В.

Статья о Василии Кокореве в Википедии

Источник: http://polit.ru/news/2015/05/05/kokorev/

Кокорев Василий Александрович- первый русский нефтепромышленник

ПОМОР. КУПЕЦ. СТАРООБРЯДЕЦ

Когда расходились после поминок Кокорева, кто-то сказал (по некоторым сведениям, это был Дмитрий Менделеев), что Василий Александрович, этот купец-старообрядец и нефтезаводчик, сделал для развития русской промышленности, торговли и просвещения значительно больше, чем многие государственные мужи нашего времени.

Наступила деликатная пауза, поскольку кое-кто из этих самых «мужей» почтил своим присутствием проводы человека, которому в последние годы принадлежали заводы и гостиничные комплексы, железные дороги и пароходства, банки и страховые компании, нефтепромыслы и первое в России собственное телеграфное агентство.

«Крупнейший винный откупщик, коммерции советник и купец первой гильдии встал у истоков нашего керосинового дела, первый в мире, на пять лет раньше американцев, оценил пользу нефти! Уже в 1857 году в 17 верстах от Баку им был создан завод для производства осветительного масла, а в 1859 году он же организовал первый в России нефтеперегонный завод! Чего ради интересы некоронованного короля виноторговли обратились от нашего привычного тогда питейного занятия к новому, а для многих и дикому, нефтяному производству? Присутствующие знают, бывало, спросишь его, а он, посмеиваясь, отвечает: “Хитрого ничего в том нету! Там гонишь – горилка, здесь гонишь – горючка, а на рубль-два у меня всегда накрут будет!”. Но, конечно, руководили им совсем не шутейные соображения. На то и дан был ему Богом купеческий талант, чтобы углядеть выгодное, перспективное дело и оказаться, как завещано в Библии, в нужное время в хорошем месте с обильным кошельком! И счастливое свойство это не изменяло Кокореву на радость России почти всю его длинную жизнь. Недаром в народе про него сложили такое четверостишие: Кокорев! Вот имя славное. С дней откупов известно оно у нас, весь край в свидетели зову; в те дни и петухи кричали повсеместно: Ко-ко-ре-ву!!!» Фамильное захоронение Кокоревых в восточном углу малоохтинского кладбища сохранилось до сих пор. Все огромное состояние легендарного «откупщицкого царя» во избежание дробления было завещано жене, а не двум малоудачным его сыновьям, вот почему семье удалось сохранить свой фамильный бизнес до самой Октябрьской катастрофы.

«КРЕПАК». КОММЕРЦИИ СОВЕТНИК

Василий Александрович родился ровно за сто лет до этого печального события, в 1817 году, в городе Солигаличе. Его семья принадлежала к крайнему крылу древлеверия – беспоповского поморского согласия. Воспитывали здесь строго – в безоговорочном почтении к родителям и ревности к верованию.

Совет

Отчего беспоповцев и звали «крепаками». И действительно, не было в России крепче купеческого слова, чем в старообрядческом торгово-промышленном бизнесе.

Крепостной неволи Кокорев не знал: беспоповцы по круговой поруке ссужали друг друга деньгами на выкуп и на покупку рекрутских квитанций, освобождающих от службы в армии. Светского образования избегали, грамоту брали прямо из Священного писания, а дураками не слыли.

Правда, потом, уже самоучкой, усердным чтением Василий Александрович восполнил некоторые свои пробелы, и в зрелые годы считался одним из самых образованных и глубоких людей своего времени.

Сначала Кокорев послужил поверенным у одного из знакомых виноторговцев, всесторонне проник в суть дела и понял главное, «что протиснуться в их сплоченные ряды капитала у него не хватит», а после того как в 1839 году закрылся от убытков и солеваренный завод, совладельцем которого вместе с родственниками по отцу он был, Василий «был вытеснен за рамки уездной жизни в Петербург для приискания откупных занятий». Там добрые люди пристроили его поверенным у винных откупщиков в Оренбургской и Казанской губернии. А губернатором в Казани (и негласным откупщиком!) в это время был известный славянофил Сергей Шипов. Именно он передал в знакомые правительственные «руки» Записку Кокорева о необходимых реформах в откупном хозяйстве. Питейный доход составлял в то время почти половину государственного бюджета, поэтому идея упорядочить хоть как-то эти самые доходы понравилась тогдашней финансовой администрации. Тем более что Записка имела целью «придать торговле вином увлекательное направление в рассуждении цивилизации», проще говоря, молодой, но разумный автор предлагал ввести систему акцизно-откупного комиссионерства, то есть торги! А главное, брался лично доказать преимущества новой системы. Проект запустили в дело по всей стране, а Кокореву дали откупное место в Орловской губернии, за которым тогда числилась фантастическая недоимка в 300 тысяч рублей серебром. Через два года с недоимкой было покончено. А еще через полгода в казну пошел доход: тогда тридцатилетнему Кокореву передали еще 16 из 53 «неисправных» откупов. После этих «передач» казна стала получать доход на 2 миллиона рублей больше, чем при прежнем, государственном, управлении. Ну и сам новатор тоже составил тогда огромное состояние, а в 1851 году в награду от государства получил еще и звание коммерции советника.

КАВКАЗ И НЕФТЬ

Вот так оно, кокоревское богатство, и пошло-покатилось и докатилось до Персии, где уже с 1850 года работал созданный Кокоревым Московский торговый дом, получивший право приобретать казенное железо и медь с уральских заводов по себестоимости.

В 1856 году Кокорев с другими понимающими людьми создает «Закаспийское торговое товарищество», вывозившее из Средней Азии хлопок и шерсть, в 1857 году Кокорев вложил в очень рискованное тогда дело – учреждение Русского общества пароходства и торговли – огромную по тем временам сумму в 500 тысяч рублей.

Василий Александрович участвует в учреждении одного из первых акционерных обществ России – Общества Волго-Донской железной дороги, а на следующий год присовокупил к своей империи еще одно акционерное общество в сфере коммуникаций – Волжско-Каспийское пароходство, знаменитый «Кавказ и Меркурий».

Между тем в начале 60-х годов вся винная откупная система стала приходить в упадок, поскольку в эти годы (сейчас, конечно, в это трудно поверить) в народе, получившем в 1861 году экономическую свободу, началось движение к трезвости.

Обратите внимание

Доходы упали, и государство, естественно, решило, что делиться с частными лицами «крохами» с откупного стола ему больше невыгодно.

Те сотоварищи Кокорева, что легкомысленно сидели только на откупах, стращая правительство банкротством казны, предложили государству сохранить откупы в частных руках, взамен обещая быстро, дешево и качественно построить на свой счет 2800 верст железных дорог. Но тут вмешались французы.

Они знали, что для успеха любого дела и в России надо искать женщину, и они ее нашли! Да какую женщину! Княжну Долгорукову, последнее сердечное увлечение Александра Освободителя! «Увлечению» предложили акции, и концессию на строительство железных дорог отдали французам. Все это умный Василий Кокорев вычислил заранее, он уже давно искал более надежное место для вложения своих капиталов. Интуиция привела его туда, куда он мог доехать по своей железной дороге и на своем пароходе, – на бакинские нефтепромыслы.

Он первым сообразил все выгоды собственной водной транспортировки нефтепродуктов в промышленные районы России.

Кокорев нанимает первоклассных специалистов, самолично изучает «курс горного искусства» капитана Корпуса горных инженеров Узатисса и приступает к делу – бурению собственных скважин на вовремя выкупленном собственном промысле.

«С первой же скважиной повезло: после пройденного сплошного камня в три с половиной сажени пошел нефтяной грунт». Кокорев, в отличие от своих конкурентов, не спешил закладывать тут же как можно больше новых скважин «в мечтаниях о быстрой прибыли».

Он методично скупал новые участки, «округляя свои нефтяные владения», чтобы иметь, так сказать, «долгую нефть».

В результате он обеспечил стабильно растущие объемы нефти, что было для него очень важно, так как кокоревская нефть шла не на продажу, как дешевое сырье, а на перегонку – для производства очень дорогого тогда керосина. На опять же собственном кокоревском заводе. С изобретением керосиновой лампы спрос на керосин в России повысился в пятнадцать раз. Повсеместно развивалось новомодное тогда городское уличное освещение. Новые светильники входили в частные дома и в общественные заведения. Лампы были привозные, а вот керосин для них – наш, кокоревский.

РУССКОЕ ЧУДО Разумеется, как и в каждом новом деле, хватало проблем с квалификацией работающего люда, не считая множества технических трудностей и экономических нестыковок. Так что приходилось «где самому соображать, где умных людей слушать».

Василий Александрович привлек к своему делу молодого, но уже известного доцента Петербургского университета Дмитрия Ивановича Менделеева, чтобы молодой доцент осмотрел предприятия купца-самоучки и подсказал, каким образом можно повысить их прибыльность.

Важно

Вот тогда на основе рекомендаций Менделеева у Кокорева, впервые в мире, и была применена непрерывная круглосуточная перегонка нефти, налажены нефтеналивные морские перевозки, а также началась прокладка нефтепроводов к берегу моря. Не чурался Кокорев и более простых решений.

Например, свой керосин, чтобы подчеркнуть более светлое, а стало быть, и более высокое качество кокоревского продукта по сравнению с импортным, американским, назвал «фотонафтиль» (этот, как бы теперь сказали, торговый брэнд оказался коммерчески очень удачным).

Другой ход Кокорева тоже поверг его конкурентов в изумление: на все ключевые посты в своем новом бизнесе он назначил (а до этого обучил нефтяному делу) рабочих-мастеров только из России.

Выигрыш был и при загрузке собственного продукта в собственную нефтеналивную флотилию, и при фрахте (тоже кокоревская новинка для России) на перевозку чужого мазута. «Чего тут удивляться! – однажды печально вздохнул один из московских воротил. – У этих поморов таинственным образом даже воробьи, случайно пролетавшие мимо, не отпускаются дальше в полет, если не поработают сначала на рост прибыли». Впрочем, всю остальную Россию интересовало в Василии Александровиче совсем другое.

Либералов тогдашнего розлива доводил до исступления знаменитый «золотой лапоть, демонстративно стоявший на письменном столе всемогущего предпринимателя». Славянофилы за неподдельную любовь к России чуть не молились на Кокорева и выдавали его за «русское чудо».

Ученые восхищались широтой замыслов «верно зачатых», по выражению Менделеева, кокоревских дел. Достоевский изобразил магната в романе «Подросток».

У Лескова в повести «Овцебык» хозяин разбойного двора хвалит водку: «У нас, брат, дорогая, кокоревская: с водой да со слезой, с перцем…».

«МИЛЛИАРД В ТУМАНЕ»

Власть беспокоило другое: зачем этот успешный человек лезет в безрадостные, и тогда бесприбыльные, общественные дела? Еще в 1856 году, по окончании злосчастной Крымской войны, Кокорев привлек к себе всеобщее внимание устройством торжественных встреч севастопольцев в Москве, на которых московские купцы «кланялись в ноги мужественным героям проигранной кампании». О том, как зарабатываются большие деньги, то есть о профессиональной деятельности Кокорева, широкая публика, воспитанная великой русской литературой, не знала толком ничего, да, по совести, и знать не хотела. Ибо во всем была убеждена заранее. Ей было интересно только одно: вот был человек – бедный, как мы с тобой. А стал – большой человек. Как стал? Какими трудами? Ясное дело: или убил какую сироту безответную, или женился на бабе-яге с железной дорогой в приданом. Разве может человек иначе заработать? Я же вот не смог, а он зачем смог? Власти как раз о предпринимательской деятельности Василия Александровича имели верное и очень положительное понятие. Но вот Кокорев в качестве известного российского публициста, общественного деятеля и благотворителя нравился им гораздо меньше. «На эти роли у тогдашнего общества были совсем другие кандидаты», – заметил современник Кокорева. Конкуренты это тут же поняли и написали донос куда следует: «В Москве завелось осиное гнездо… Гнездо это есть откупщик Кокорев». А далее простодушно потребовали забрать у «осиного гнезда» лицензию и отдать им. В самом деле, что получалось? Бизнесмен, то есть человек городской, выступает в печати по крестьянскому вопросу. Он, видите ли, считает, «что экономические успехи России зависят от скорейшего введения вольного экономического труда». Главным требованием Кокорева было немедленное предоставление крепостным личной свободы. «Прежде всего надобно дать крестьянам общечеловеческие гражданские права», – пишет он в своей знаменитой статье «Миллиард в тумане». Будучи яростным сторонником идеи выкупа земель у помещиков (ну, правильно, кричали враги, сам-то помор проклятый никогда людьми не владел, так ему легко не свое отдавать, а нам, тем, у кого ни винных откупов, ни нефти, ни его мозгов нет, а только крепостные, – нам-то как быть?!), Василий Александрович разработал проект организации выкупа земель для крестьян, который должен был обойтись крестьянам в тот самый «миллиард», точнее, в 1080 миллионов рублей, для чего предложил организовать частный банк, который мог бы пользоваться доверием и помещиков и крестьян (ну разве не утопия – чтобы и тех и других, – возмущались либералы). Помещиков выводило из себя, что по кокоревскому проекту они должны были получить живые, то есть наличные, деньги, хоть и с большими процентами, но не сразу, а постепенно, в течение 37 лет. А вот земли поступали на свободный экономический рынок немедленно. Общими усилиями либералов и помещиков идею Кокорева отклонили, а «миллиардом в тумане» обозвали в Москве самого Василия Александровича. «А послушали бы тогда этого толкового человека, глядишь, и от революции потом никуда бежать бы не пришлось…» – вздыхал потом в эмиграции, в 1926 году, один известный приват-доцент Московского университета, из тех, кто в свое время на кокоревскую стипендию получил замечательное высшее образование.

Источник: http://bishelp.ru/rich/uspeh-12518/kokorev-vasiliy-aleksandrovich-pervyy-russkiy-neftepromyshlennik

Ссылка на основную публикацию